Судебное следствие по резонансному делу отца троих детей из Пятигорска окончено
Аналитика

Судебное следствие по резонансному делу отца троих детей из Пятигорска окончено

2 октября 2019, 17:16Олег БудровинPhoto: Медиахолдинг1Mi
Отцу троих детей Руслану Кармову, которого, несмотря на огромное количество несостыковок в деле, хотят посадить на 13 лет, приговор вынесут через неделю.

Детям придется расти без отца

Ранее NewsTracker сообщал о резонансном деле, рассматриваемом в пятигорском суде. Многодетный отец Руслан Кармов, несмотря на значительное количество нестыковок и, как уверена защита, нарушений закона при расследовании уголовного дела в отсутствии покупателей наркотиков, обвиняется в торговле наркотиками в особо крупном размере. Под стражей он находится с сентября 2017 года.

Среди странностей защита отмечает подлог материалов прослушивания телефона Кармова, которое на самом деле не велось, расследование дела по особо тяжкой статье стажером, а не следователем, различие наркотических средств, якобы изъятых у Кармова и «покупателя», которые позже и вовсе «пропали», запугивание свидетеля для дачи нужных показаний, подделку адресной справки, в которой содержатся многочисленные ошибки. Одним из претензий защиты к прокуратуре стал факт игнорирования вывоза Кармова в село Светловодское КБР якобы для следственных мероприятий. Защита уверена, что правоохранители категорически не имели права вывозить задержанного за пределы субъекта РФ без разрешения главы МВД Ставрополья Александра Олдака. МВД КБР также не было поставлено в известность. Суд отказал в ходатайстве на исключение из дела протоколов об этом, хотя сам обвиняемый указал, что они были добыты незаконным путем.

Александр Олдак
Photo:26.мвд.рф

Мать Кармова рассказывает, что от лица правоохранителей к ней обратился мужчина, который называл цену «решения вопроса»: один миллион рублей. На запрос адвоката о прослушивании МВД Ставропольского края дало уклончивый ответ без конкретики, дающий возможность трактовать его в сторону обвинения. Причем ответ дало не Бюро специальных технических мероприятий (БСТМ), которое занимается данными вопросами, а Управление по контролю за оборотом наркотиков. Также было установлено, что исходящий номер судебных постановлений о проведении оперативно-розыскных мероприятий, подписанных судьей Федотовым, необычный: они состояли из трех цифр и еще трех через дробь. Независимый эксперт Юрий Бодрухин указал, что таких номеров попросту не бывает. Обратил он внимание и на то, что ключевые документы по данному делу очень похожи на явную фальсификацию.

Обвинение потребовало лишить отца троих детей свободы на 13 лет.

Сейчас процесс подошел к концу, в ходе прений Кармов озвучил в зале суда свою позицию по резонансному делу, причем прения сторон несколько раз переносились из-за состояния здоровья мужчины. У него серьезные проблемы с зубами, а также параневральная киста позвоночника и межпозвонковая грыжа в трех дисках: подсудимый попросту не мог из-за сильной боли дочитать текст прений.

На заседаниях он подробно рассказал о пытках, которые применялись к нему полицейскими для выбивания показаний: по его словам, правоохранители приковали его к трубе, выбили зубы, морили голодом и жаждой, угрожали семье.

Photo:Медиахолдинг1Mi

Также многодетный отец обратил внимание судьи, что проходящие по делу понятыми, а после – участники уголовного судопроизводства, являются «штатными» понятыми, то есть в той или иной степени, находятся в некой служебной зависимости от сотрудников полиции. Подсудимый указал, что они участвовали в виде понятых в приблизительно 10 делах, связанных с незаконным оборотом наркотиков. Также данные лица привлекались к административной ответственности или судимы (некоторые несколько раз) за хранение и/или употребление наркотиков. А привлекались к административной и уголовной ответственности эти так называемые «незаинтересованные лица» все теми же сотрудниками ОНК ОМВД России по Пятигорску.

Миллион рублей за свободу для невиновного

Особо Кармов остановился на незаконном нахождении в камере для административно задержанных (КАЗ) на протяжении четырех суток, что категорически запрещено законодательством.

«Оперативники подсадили ко мне в КАЗ Арутюняна, который пытался выяснить, есть ли у меня деньги, откупиться от оперативных сотрудников, мне даже дали телефон для того что бы я узнал о наличии денег у моих родственников. Судом не установлено, на каком основании в КАЗ помещался Арутюнян, ведь постановления о его административном аресте в Пятигорском городском суде и мировых судебных участках не имеется. В соответствии со ст. 3.9 КоАП РФ – административный арест назначается исключительно судьей, исходя из этого не трудно сделать вывод, что Арутюняна ко мне «подсадили» специально», – сообщил подсудимый.

Photo:Медиахолдинг1Mi

Он рассказал, что впоследствии Арутюнян направился к членам семьи Кармова.

«Во время своего первого визита к ним он предложил за деньги откупиться от уголовного преследования, сославшись на влиятельного «дядю» в органах. В дальнейшем его визиты к моей семье стали более интенсивными и требовательными, при этом он начал угрожать, что если моя семья не заплатит 1 миллион рублей, то статья, по которой было возбуждено на меня дело, переквалифицируется на сбыт мною наркотических средств. Именно по причине отказа моей семьи совершать преступление – давать взятку – статья в моем деле была переделана с хранения на сбыт», сообщил подсудимый.

Далее он в подробностях изложил то, как происходило «утяжеление» статьи. Тогда первый следователь уже собиралась закрывать дела, но оперативники спустя почти месяц принесли «дополнение к делу»: стенограмму. Она была предоставлена без даты ее составления, никем из вышестоящего руководства не была заверена, в ней самой содержались лишь фрагменты разговоров с неправильными указанными данными об абонентах, с неправильным указанием времени. Взяты же они, по словам Кармова, с приложения, записывающего звонки на телефон. Он уверен, что после отказа дачи взятки, следователи задним числом оформили якобы прослушивание телефона, а сами «результаты прослушки» скомпоновали из записей на телефоне. Подсудимый подчеркивает, что сих пор служба БСТМ не дала внятного ответа на вопрос о проведении прослушки телефонов Кармова.

Photo:Медиахолдинг1Mi

С его точки зрения, именно поэтому допрос первого следователя в суде не состоялся, несмотря на ходатайство защиты о вызове ее в суд. Второй следователь никаких следственных действий не производил, кроме как свозил Кармова на очередное продление ареста, а через 2 недели, то есть 15 ноября 2017г. начальник следственного отдела Асланов изъял уголовное дело у следователя и передал стажеру Вадиму Варнавскому. При этом следователь не принимал сам, и не передал наркотические средства стажеру и не сдал их в камеру хранения. Стажер, несмотря на то, что предыдущий следователь ему не передал вещественные доказательства, каким-то непонятным образом 17 ноября сдал в камеру хранения 160 граммов марихуаны. При этом дело он принял 15 ноября.

«Хочу задать уважаемому суду для оценки в совещательной комнате несколько вопросов: На каком основании наркотики находились у стажера Варнавского два дня? Кто и при каких обстоятельствах передал наркотики стажеру Варнавскому до передачи ему дела наркотические средства? Когда и при каких обстоятельствах стажер Варнавский получил право на доступ к наркотическим средствам?», – отмечает Кармов.

Также он указывает, что все остальные противозаконные, с точки зрения защиты, действия проводил именно стажер Варнавский, подписывавшийся следователем, то есть присвоивший должностные полномочия.

Photo:Медиахолдинг1Mi

Подсудимый и его защита считают, что все действия, выполненные стажером, следует считать незаконными и подлежащими отмене. Они ссылаются на п. 10 Приказа МВД России от 05.05.2018 N 275 «Об утверждении Порядка организации подготовки кадров для замещения должностей в органах внутренних дел Российской Федерации».

«Все граждане, впервые принятые на службу в органы внутренних дел, независимо от того на какую должность они претендуют – проходят обучение по должности – полицейский. Специальное звание юстиции стажеры получают после прохождения обучения. Это говорит о том, что Варнавский при прохождении стажировки в органах внутренних дел, проходил обучение в должности полицейского, а соответственно не имел право самостоятельно производить следственные действия», – подчеркнул Кармов.

В дальнейшем начальник Асланов изымает у стажера Варнавского материалы дела и 7 декабря 2017 г. передает старшему следователю.

«Новый следователь вызывает для дачи показаний Арутюняна, которого ранее подсаживали в камеру. Ранее моя мама написала на него заявления в СК о вымогательстве денег в размере 1 миллиона рублей, после этого в мой адрес и адрес моей семьи стали поступать угрозы от людей, находящихся в СИЗО, что если моя мама не заберет свое заявление из СК, то у меня в СИЗО будут проблемы со здоровьем и жизнью. После отказа мамы забирать заявление, Арутюнян в отместку дает на меня лживые показания о якобы сбыте мною наркотических средств, в которых также имеется куча несостыковок», – сообщил Кармов.

Также он сообщил о давлении на свидетеля и его запугивании, отказе снимать отпечатки пальцев с якобы принадлежащим ему наркотикам, подозрительном молчании начальника БСТМ, уничтожении вещественных доказательств, в том числе якобы существовавших сводок с БСТМ и наркотических веществ.

Photo:Медиахолдинг1Mi

Прецеденты вселяют надежду

Сам подсудимый в ходе прений признал свою вину только в употреблении наркотических веществ и найденные в его кармане 0,4 грамма марихуаны, которые он добровольно выдал полицейским.

«Все остальное, что было подкинуто мне сотрудниками ОНК, я не признаю, также я не признаю тот факт, что мне инкриминируют сбыт наркотического вещества человеку, так как я ему ничего не сбывал, и нет ни одного не опровергнутого доказательства, подтверждающего это. Ваша Честь, я готов понести наказание согласно части 1 статьи 6.8 КоАП РФ за то деяние, которое я совершил по факту хранения при себе наркотического средства для личного употребления – марихуаны 0,4 грамма, если Вы не посчитаете это добровольной выдачей, предусмотренной в примечании к статье 226 УК РФ. И прошу суд оправдать меня по тем частям, которые мне инкриминируют, по сбыту и хранению, так как я их не совершал», – обратился к судье многодетный отец.

Также он попросил приобщить к уголовному делу почти 60 жалоб и заявлений в правоохранительные органы и принять заявления о совершении должностных преступлений работниками ОНК и следователями.

Photo:Медиахолдинг1Mi

Интересно, что в минувшем году Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации вынесла кассационное определение от 03.05.2018 года № 44-УД18-7 по аналогичному процессу. Тогда стажер Санникова проходила стажировку в Перми и внесла в протокол ложные сведения. Тогда суд счел несостоятельным обвинение стажера Санниковой по части третьей статьи 303 УК РФ (Фальсификация доказательств по уголовному делу о тяжком или об особо тяжком преступлении, а равно фальсификация доказательств, повлекшая тяжкие последствия) и части первой статьи 285 УК РФ (Использование должностным лицом своих служебных полномочий вопреки интересам службы, если это деяние совершено из корыстной или иной личной заинтересованности и повлекло существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства). Это решение было вынесено в связи с тем, что стажер не был признан должностным лицом.

Таким образом, в российском правосудии намечается интересный поворот: если стажеру необходимо ответить как следователю за совершенные противоправные деяния – то его признают не подлежащим ответственности, а если его действия согласуются с позицией обвинения – то его признают «полноценным» должностным лицом.

Комментируя ситуацию со стажером, который расследовал дело Кармова, независимый эксперт, адвокат Руслан Мазурин отмечает, что, так как прокуратура утвердила обвинительное заключение, то сейчас она не может признать действия стажера неправомочными. В виде примера реального положения вещей он сообщает, что простые следователи, которые заступают на суточное дежурство, получают служебное оружие.

«Все, имеющие прямую и косвенную причастность к стороне обвинения, отстаивая правомочность стажера, скорее всего не знакомы с судебной практикой гражданских дел, когда бывшие следователи, честно отработавшие положенный им стаж, не могут доказать государству, что стажировка входила в этот стаж. Суды же придерживаются другого мнения и практически в каждом определении не удовлетворяют их исковые требования, говоря, что они во время стажировки не служили, а работали», – подчеркивает юрист.

Также Мазурин указывает на то, что в связи со значительным количеством несостыковок судья может переквалифицировать деяния Кармова на менее тяжкую статью уголовного кодекса, так как тяжелые обвинения практически ничем не подкреплены. По его словам, в судебной практике судьи, которая ведет процесс Кармова, уже встречались подобные прецеденты.

Photo:Медиахолдинг1Mi

«Можно вспомнить прошлогодний процесс по делу мужчины, имеющего на иждивении малолетнюю дочь: у него в карманах и дома обнаружили почти 10 граммов альфа-пирролидиновалерофенона, известного как «соль», при этом, мужчина, как и Кармов, признал, что хранил и употреблял его сам. Судья учла и положительные, как у Кармова, отзывы о мужчине, и наличие ребенка, а у Кармова их трое, и вынесла приговор только за хранение: три года. Она одна из немногих по-настоящему независимых судей, которая руководствуется законом и здравым смыслом», – отметил эксперт.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter