В чьи карманы идут миллиарды прибыли от курортов Архыз и Домбай в Карачаево-Черкесии
Аналитика

В чьи карманы идут миллиарды прибыли от курортов Архыз и Домбай в Карачаево-Черкесии

19 октября , 19:17Photo: pexels.com / wikimedia.org
Архыз и Домбай — самые популярные и очень денежные для их владельцев курорты в Карачаево-Черкесии. Корреспондент Newstracker попытался выяснить, какие компании владеют курортами и как много прибыли им это приносит.

Управляют прибыльно, но сами несут убытки

Одной из самых значимых организаций в сфере туризма Карачаево-Черкесии можно назвать «Корпорацию развития Северного Кавказа», основанную в 2010 году. Как сказано на ее официальном сайте, корпорация должна привлекать инвесторов и участвовать в реализации производственных и инфраструктурных проектов на территории Северо-Кавказского округа. По данным открытых источников, акции КРСК принадлежат «Внешэкономбанку» — это федеральная структура.

Руководитель корпорации — Андрей Харин. В прошлом он был гендиректором «Горэлектросеть» в Ставрополе.

Андрей Харин
Photo:krskfo.ru

«Корпорация развития Северного Кавказа» последние два года несет значительные убытки: в 2018 — 114 миллионов рублей, в 2019 — 191 миллион. Организация владеет нескольким фирмами в Ставропольском крае: «КРСК-Управление активами», «МВЦ 2012», «Северо-Кавказский горный клуб».

Кроме этого, КРСК управляет АО «Кавминкурортресурсы» — крупнейшим недропользователем Кавказских Минеральных Вод, который обеспечивает санатории и другие учреждения минеральными водами и лечебной грязью. В 2019 году компания выполнила поставки на 23 миллиона рублей, заработав 129 миллиона рублей чистой прибыли.

Как связан «Архыз» с металлургическим миллиардером

В прошлом корпорации также принадлежала компания «Архыз-1650», директором которой является Юрий Старков. Бизнесмен раньше владел АО «Уральским выставочным центром» и управляющей компанией «СД-Эксплуатация» в Екатеринбурге.

«Архыз-1650» занимается деятельностью гостиниц и прочих мест для временного проживания, а также выполняет функции управляющей компании гостиничного комплекса «Романтик», расположенного на территории ВТРК «Архыз». Финансовые показатели организации нельзя назвать стабильными. В 2015 ее чистый убыток превысил 121 миллион рублей, в 2016 — 345 миллионов. В следующем году компания заработала 68 тысяч рублей, в 2018 году — была в плюсе больше, чем на 10 миллионов рублей, в 2019 — на 55 тысяч рублей.

Сейчас «Архыз-1650» принадлежит организации со схожим названием АО «Архыз-Синара», директором фирмы является все тот же Юрий Старков. Компания занимается комплексным обслуживанием помещений. В последние годы, согласно открытым данным, фирма несет убытки: с 2017 по 2019 год — 19, 13 и 12,5 миллионов рублей соответственно.

АО «Архыз-Синара» в свою очередь принадлежит ПАО «СКБ-банк», а последнюю организацию делят между собой TMK Steel Holding Limited из Кипра и АО «Группа Синара» из Екатеринбурга. В открытых источниках указано, что кипрской компанией руководит Александр Пумпянский (сын миллиардера Дмитрия Пумпянского). Он же является членом совета директоров «СКБ-Банка» и председателем совета директоров «Группы Синара».

Что касается группы «Синара», то она занимается арендой и управлением недвижимым имуществом, ее гендиректором указан Михаил Ходоровский. У бизнесмена еще много званий: он является членом советов директоров ПАО «СКБ-банк», «Синара-Транспортные Машины», «ФК «Урал» и «Трубной металлургической компании». По итогам 2019 года группа «Синара» заработала около 3,4 миллиарда рублей чистой прибыли, годом ранее — 3,2 миллиарда. Как следует из открытой информации, 20.22% компании принадлежит Дмитрию Пумпянскому (Александр Пумпянский — его сын). Миллиардер является председателем совета директоров «Трубной металлургической компании» и занимает 54 место в рейтинге «200 богатейших бизнесменов России 2020» по версии Forbes. Кому принадлежит остальная часть группы, не указано. Однако в прессе отмечают, что Пумпянский владеет контрольными пакетами акций «Трубной металлургической компании» и группы «Синара».

Дмитрий Пумпянский
Photo:Leonrid/CC BY-SA 3.0wikimedia.org

На официальном сайте «Корпорации развития Северного Кавказа» указано, что корпорация принимала участие в первом этапе создания курорта «Архыз». Проект включал строительство в поселке «Романтик» горнолыжной и инженерной инфраструктуры (сноуборд-парка, канатной дороги, системы искусственного оснежения и так далее), а также гостиниц. Инициатором выступила группа «Синара». Общий объем проекта — 5,9 миллиардов рублей, из которых 94 миллиона были вложены корпорацией. В 2016 году «Корпорация развития Северного Кавказа» вышла из проекта.

Почему КСК отдает подряды подконтрольным компаниям

В октябре стало известно, что «Корпорацию развития Северного Кавказа» и «Курорты Северного Кавказа» планируют объединить. СМИ сообщают, что контролировать реорганизацию будет Минэкономразвития. Уточняется, что государственная регистрация о прекращении работы корпорации должна пройти в феврале 2021 года. Через месяц утвердят в новой редакции устав, капитал и наименование АО «Курорты Северного Кавказа».

Среди нынешних инвестпроектов «курортов» указан «Архыз». На официальном сайте организации говорится, что на начало 2020 года 32 резидента особой экономической зоны — компании малого и среднего бизнеса — выступают инвесторами в инфраструктуру курорта.

Photo:skhakirov/CC BY-SA 2.0flickr.com

В 2020 году организация выступила заказчиком по договорам почти на 470 миллионов. Среди контрактов по «Архызу» — техническое обслуживание снегоуплотнительных машин (около восьми миллионов), перевозка и ремонт распределительной трансформаторной подстанции (один и 3,8 миллионов соответственно), пять дополнительных постов-шлагбаумов (10,8 миллионов) и так далее.

В 2019 году «Курорты Северного Кавказа» были заказчиками услуг на большую сумму — больше девяти миллиардов рублей. Большую часть денег, чуть более пяти миллиардов, получило ООО «Национальные канатные дороги» в Кабардино-Балкарии. Более полутора миллиардов из этой суммы ушло в «Архыз»: на поставку оборудования канатной дороги для «Пассажирской подвесной канатной дороги гондольного типа SL1 для поселка Романтик» (944 миллиона рублей) и второго этапа оборудования канатной дороги NL1 для Северного склона поселка Романтик (687 миллионов).

Photo:skhakirov/CC BY-SA 2.0flickr.com

Крупнейший поставщик «курортов», «Национальные канатные дороги», занимается производством пневматических подъемников и конвейеров. Его гендиректором указан Андрей Казак. Почти 67% этой компании принадлежит «Курортам Северного Кавказа», 33% — акционерному обществу упрощенного типа «Пома». При этом фирма выполняла поставки только для «курортов», фактически передавая деньги в свою же головную организацию. В 2019 году «Национальным канатным дорогам» удалось заработать четыре миллиона рублей, годом ранее фирма понесла убытки на 15,6 миллионов.

У «Курортов Северного Кавказа» также есть территориальное обособленное подразделение в Архызе. Согласно данным открытых источников, руководителем подразделения является Зубияр Боташев, который в прошлом владел компанией «Земля и право». Это родственник или однофамилец председателя совета урупского района КЧР Азрета-Али Боташева, которого называют главой одноименного семейного клана. СМИ сообщали, что Азрет-Али Боташев вынуждал жителей продавать дешево свои участки, поэтому клан стал владельцем 80% земель Урупского района.

«Домбай» отошел клану «господрядов»

ООО «Канатные дороги Домбая», которое занимается перевозкой пассажиров фуникулерами, подвесными канатными дорогами и подъемниками в 2018 году заработало 30,5 миллионов рублей, в 2019 — 21,7 миллионов. Гендиректором компании является Вениамин Хубиев, который также владеет частной охранной организацией «Крепость», управляет ООО «Арсенал» и одноименным оружейным салоном. Двумя последними фирмами, предположительно, владеет сын бизнесмена — Расул Хубиев.

Photo:acidka/CC BY 2.0flickr.com

Собственник «Канатных дорог Домбая» — инвестиционно-строительная компания «Кубанское». Основным направлением работы фирмы является строительство автомобильных дорог и автомагистралей. В 2019 году «Кубанское» выполнило поставок на 14 миллиардов рублей, в 2020 — на 12 миллиардов. Самые крупные контракты этого года касались ремонтов и создания дорог, переездов в Карачаево-Черкесии; строительства водовода. Кроме этого, появление второй очереди инфраструктуры кластера «Эко-курорт Кавминводы» обошлось бюджету в 407 миллионов.

«Кубанское» принадлежит Салпагаровым Асхату и Расулу, родственникам сенатора от КЧР Ахмата Салпагарова, которого относят к клану Темрезовых. Именно этих двух бизнесменов называют основой семьи Салпагаровых, на фирмы которых приходится более 80% всех господрядов в республике. Ранее Newstracker сообщал, что у семейства есть связи в разных организациях: от МВД Черкесска до Федерального казначейства по КЧР.

Кто может противостоять кланам

Директор Института региональных проблем Дмитрий Журавлев отметил, что в кланы традиционно для Кавказа входят от очень богатых до их самых бедных родственников.

«Таким образом, у кланов появляются лучшие конкурентные условия: сплоченная команда, которая рвется к цели. Поскольку в Карачаево-Черкесии реальной ценностью являются только курорты, то понятно, что кланы их пытаются взять под себя. Здесь нет ничего неожиданного. Было бы неожиданно, если бы было наоборот», — сообщил он корреспонденту Newstracker.

Photo:skhakirov/CC BY-SA 2.0flickr.com

Эксперт рассказал, что сегодня бизнесмен должен предоставить в разные органы контроля около четырех миллионов цифр. «Это не то, что предоставить, это запомнить невозможно. Таким образом любой бизнесмен всегда что-нибудь нарушил, забыл какую-нибудь цифру отправить. Он отправляет все основные данные, статистические, налоговые, но есть еще 999 запасная цифра, о которой никто не помнит, включая тех, кто ее получает», — добавил собеседник. Директор института пояснил, что в этих условиях представители кланов, у которых один брат работает в полиции, другой — в налоговой, а третий — бизнесмен, отдельного бизнесмена всегда «обыграют».

Дмитрий Журавлев отметил, что на структуру владения бизнесом также влияет количество кланов. «Если их не очень много, то они составляют картельное соглашение. Карачаево-Черкессия — маленькая, это не Дагестан. При этом это район цивилизованный в смысле дорог, курортов. В этих условиях картельное соглашение напрашивается само собой», — считает эксперт. Собеседник сообщил, что соглашение будет нарушаться, когда у какого-то клана появляется иллюзия, что он может взять больше, чем у него есть сейчас. «И тогда, если у одного клана есть свой прокурор, то происходит арест. Если у клана есть министр финансов, то появляется задержка в выдаче льготного кредита. Каким ресурсом владеют — тем и будут пользоваться. Но в принципе, соглашения все равно возникают. Почему бы и нет, если, грубо говоря, три клана? Между собой договориться не могут? Зато никого внешних не пустят», — рассказал он.

Photo:s.lavr/CC BY 2.0flickr.com

Эксперт сообщил, что альтернативой кланам является федеральный центр. «Потому что когда придет лев, волки разбегаются. Но понравится ли это Карачаево-Черкесии? Генерал Семенов много-много лет назад пытался этому противодействовать, но в результате во главе республики продержался не очень долго (Владимир Семенов был главой Карачаево-Черкесской Республики с 14 сентября 1999 по 25 августа 2000 — Newstracker)», — заключил собеседник.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter