Posted 21 февраля 2023,, 06:21

Published 21 февраля 2023,, 06:21

Modified 21 февраля 2023,, 11:45

Updated 21 февраля 2023,, 11:45

Cтавропольские медики научились спасать людей за 25 минут

Кровь, слезы и бинты: ставропольские медики оттачивали навыки оказания помощи при ЧС

21 февраля 2023, 06:21
Фото: newstracker.ru

Cтавропольские медики научились спасать людей за 25 минут

Съемочная группа NewsTracker побывала на учениях медиков, где врачи отрабатывали навыки оказания помощи при массовом поступлении пострадавших от взрыва бытового газа. Десять тяжелых пациентов удалось «спасти» за 25 минут.

С утра к 4-й городской больнице Ставрополя стали подтягиваться кареты скорой помощи. Одна за другой выгружались каталки с пострадавшими, скрипели по кафелю колеса, заглушаемые медицинскими терминами о низкой сатурации, коме 1 и 2 степени, внутреннем кровотечении, сочетанной травме.

Причем ощущение беды нагнетало и то, что на носилках лежали не манекены, а загримированные добровольцы — стонущие, жалующиеся на головокружение, в порванной одежде, с разводами «крови», подключенные к ИВЛ. В общем, картинка — реальнее не придумаешь. Поэтому и среди посетителей больницы стали раздаваться шепотки, мол, где авария-то произошла и «кого из чиновников привезли, что народу столько набежало?».

Пришлось успокаивать ставропольцев. Дескать, не драма на их глазах разыгрывается, а специальные учения врачей и бригад скорой медицинской помощи проходят, где стороны отрабатывают алгоритм работы при массовом поступлении пострадавших после ЧС. И делают это не первый раз.

Как отмечает главврач станции скорой медицинской помощи Антон Фарсиянц, на Ставрополье ежегодно проходит до 25 подобных мероприятий, и для каждого готовится своя легенда, максимально приближенная к реалиям. В этот раз массовому поступлению пострадавших предшествовал якобы взрыв бытового газа в общественном месте. История вполне правдоподобная для жизни, и поэтому было крайне важно, чтобы то самое правило «золотого часа» при оказании помощи тяжелым пациентам не было нарушено.

Впрочем, справились медики с десятью «пострадавшими» гораздо оперативнее — за 25 минут.

«Учитывая, что в Ставрополе располагается травмоцентр первого уровня, за десять лет его функционирования мы сталкиваемся с подобными ситуациями часто. Не каждый день, но по статистике массовые поступления пострадавших количеством от пяти человек у нас бывают 2-3 раза в год. Антирекорд — 18 человек в течение получаса. С такими последствиями ДТП мы столкнулись в прошлом году», — рассказывает заведующий операционным отделением для противошоковых мероприятий в 4-й больнице Алексей Коваленко.

Причем разговор идет в «полевых» условиях и постоянно прерывается на медицинскую сортировку поступающих «больных» на три категории: «красную», желтую» и «зеленую». По словам хирурга, цветовая категория распределения пострадавших при катастрофах зависит от тяжести состояния больных и необходимого комплекса лечебных манипуляций. Самая опасная — красная категория. Поскольку к ней относятся пациенты в крайне тяжелом состоянии, а также с внутрибрюшными и наружными кровотечениями. То есть те люди, кому помощь нужна незамедлительно, здесь и сейчас. Например, как жалующейся на «резкую боль в животе» Вике.

«Готовьте операционную №2, туда же зовите лаборантов для забора анализов», — «дирижирует» медперсоналом Коваленко, не позволяя рабочей суматохе превратиться в хаос.

На изумленное «а как же анализы?», хирург поясняет, что в экстренном случае они будут минимальными.

«Тяжелые пациенты у нас госпитализируются в реанимационное отделение, минуя приемный покой. Все лечебно-диагностические мероприятия выполняются на месте, одновременно со спасением жизни», — наш собеседник поясняет, куда и почему увозят девушку. 

Двери же приемного отделения снова распахнуты настежь. И перед хирургами — очередная «пострадавшая» с инородным телом в руке и артериальным кровотечением из плеча. Она в сознании, все помнит, но нужно исключить травмы, опасные для здоровья и жизни. Поэтому ее относят к «желтой» категории пациентов и отправляют «во вторую операционную бригаду, где работают сосудистые хирурги». Туда же отправляется и «неизвестное лицо» с перебинтованной головой и подозрением на черепно-мозговую травму. «Компьютерную томографию мозга в первую очередь», — напоминает коллегам хирург.

И снова вокруг стоны, плач. Не мешает ли неприкрытое человеческое горе работе?

«На то мы и врачи, чтобы работать в разных условиях и под воздействием разных эмоциональных факторов», — признается наш собеседник.

«Я не чувствую ног», — жалуется в это время другой «пострадавший» Михаил. Пока медики констатируют: угрозы жизни и здоровью нет, значит, пациент из «зеленой категории». И помощь обязательно придет, но после того, как будут стабилизированы люди с более тяжелыми травмами. Согласна подождать и поступившая «с ожогами» Алена.

«Но почему не обработаны раны? Где антисептическая повязка»? — журит коллег Алексей Коваленко, напоминая, что при ЧП не может быть мелочей. Как и не может быть легких и простых случаев. Излишняя самоуверенностью всегда чревата ошибкой. А вот везунчики, родившиеся в рубашке, встречаются.

«У нас был случай, когда мужчина выпал из десятого этажа и отделался лишь ушибом мягких тканей», — улыбается хирург, мечтающий о том, чтобы не пациента везли к технологиям, а технологии доставляли к месту ЧС. Над чем сейчас и работает медицина, но пока в полном объеме достичь не удалось.

А, следовательно, быстрей и еще быстрей, чтобы через 30 минут констатировать — успели. Все больные размещены, распределены в зависимости от тяжести состоянии, а маршрутизация составлена таким образом, чтобы не создавать «аншлаг» и «пробки» возле кабинетов.

«Уже в ближайшее время картина прояснится и по каждому поступившему будет определена врачебная тактика», — переводит дух Алексей Коваленко и признается, что доволен результатом учений. Ведь это еще и экзамен для самих себя, чтобы вовремя выявить огрехи в подготовке и отработать их до того момента, когда помощь понадобится в реальности.

«Сегодня мы увидели, что у нас отлажен механизм взаимодействия бригад скорой помощи, реанимации и врачей медучреждений. Поэтому от момента получения травмы до момента оказания специализированной и высокотехнологичной медицинской помощи проходит не так много времени. Мы успели за 25 минут», — комментирует учения и Антон Фарсиянц, отмечая, что работа будет продолжаться и дальше.

Ведь каждая минута при ЧС на весь золота: за каждой из них стоят человеческие жизни.