Posted 8 мая 2020, 05:16

Published 8 мая 2020, 05:16

Modified 16 октября 2022, 18:44

Updated 16 октября 2022, 18:44

Застрявшие в «раю»: как живут ставропольчане за рубежом в разгар коронавируса

8 мая 2020, 05:16
Выход из дома в алфавитном порядке, зарплата от государства, высокие технологии и военное положение в борьбе с COVID-19, корреспондент NewsTracker пообщался со ставропольцами, живущими или застрявшими за рубежом.

На Ставрополье, как и во всей стране, постепенно начинают ослаблять ограничительные меры, но несмотря на это, от жителей региона все еще слышно много недовольства. Ходят разговоры о том, что принятые меры сильно вредят населению.

Кроме того коронавирус пришел в Россию немного позже, чем в другие страны, а значит на их опыте можно понять, как будут развиваться события дальше. NewsTracker обсудил особенности карантина в разных странах со ставропольцами, которые проживают или из-за отмены рейсов застряли за рубежом и видят ситуацию изнутри.

Дневник застрявшей в раю

Люба еще в октябре прошлого года поехала в республику Маврикий, чтобы пройти по программе стажировку в отеле.

«Стажировка прошла отлично и почти подошла к концу. Я должна была улететь 30 марта с пересадкой в Дубаи, но рейс отменили. Обменять билеты не получилось, купить новые возможности не было, потому что цены очень сильно взлетели в цене, потом и авиасообщение очень быстро прекратилось», — рассказала девушка.

Фото: Любовь Тишина

По словам Любы, коронавирус выявили на острове только 19 марта, но уже 20 власти ввели национальный карантин. Кроме запрета на собрания большими группами особых ограничений не было, просто премьер-министр попросил всех находиться дома. Но люди не послушались. Продолжали ходить на пляжи, собираться, гулять, не верили, что коронавирус опасный. И уже 30 марта власти закрыли остров, ввели круглосуточный комендантский час, который действует до сих пор.

Сейчас закрыты рестораны и пляжи. Согласно правилам, нельзя выходить на улицу без причины — только на работу, в аптеку и в магазин.

«Ходить в магазины можно только в алфавитном порядке. Моя фамилия начинается на букву „Т“, значит мои дни среда и суббота, в другие дни я не могу выходить из дома. Никаких специальных пропусков не надо. Что касается самих магазинов, все в масках на входе выстраиваются в очередь с соблюдение дистанции 1,5 метра, на входе проверяют температуру, дают антисептик, дезинфицируют тележки и корзинки. А внутри разработан специальный маршрут, чтоб люди не сталкивались и не толпились. И в магазине можно провести всего около получаса», — рассказала девушка.

Еще она отметила, что продукты первой необходимости отпускаются в ограниченном количестве, скорее всего для защиты от перекупщиков.

Когда домой?

Маврикий — маленький остров с численностью населения около миллиона, а всего заболевших было 332 человек, на сегодня осталось не больше 10. Но при этом правительство продлевает ограничительные меры до 1 июня. Хотя постепенно их начинают ослаблять — разрешили на вынос и доставку работать ресторанам, обещают через неделю запустить автобусы, но с обязательным масочным режимом.

Люба признается, что правоохранители за нарушения штрафуют, вплоть до ареста на несколько суток. При этом все официально трудоустроенные люди получают зарплаты, фонды и государство помогают малообеспеченным продуктами и бытовым газом.

Сама она ждет вывозного рейса, посольство уже несколько раз назначало даты, но каждый раз что-то шло не так. Все дело в том, что Россия хочет собрать одновременно 3 острова — Маврикий, Сейшелы и Занзибар. А это очень сложный маршрут, тем более что власти островов против.

Она рассказала, что всего граждан России около 150 человек на каждом из этих островов, но списки могут меняться.

«Еще можно на сайте ГосУслуги зарегистрироваться на получение материальной помощи. Но последние деньги я получила 8 апреля. Повторные запросы результатов не принесли», — добавила собеседница.

Безопасные митинги и зеленые камни

Студентка Алла перебралась из Ставрополя в Германию по учебе. Уже полтора года она живет в небольшом городке Тюбинген. Начало пандемии совпало со студенческими каникулами.

«Все казалось далеким и несерьезным, пока не начали закрывать библиотеки. Университет перешел на дистанционку и семестр начался на неделю позже. Но многие студенты ходили заниматься именно в библиотеки, так как учиться в общежитии сложно», — вспоминает девушка.

По ее словам, сильного кризиса из-за пандемии она не замечает, роста цен нет, все продукты есть. Хотя в первые дни люди кинулись скупать муку, туалетную бумагу и антисептики, сейчас все восстановилось. Не без помощи искусственных ограничений по отпуску количества товаров в одни руки. Для этих людей даже существует специальное название «hamster kauf», которое дословно переводится как «покупатель/покупка хомяка». К слову, в стране долгое время работали только супермаркеты, сейчас власти разрешили работать маленьким магазинам. В помещениях обязательный масочный режим и ограничения на вход с расчетом числа людей на площадь магазина, чтобы можно было держать дистанцию.

«Еще нельзя собираться большими компаниями на улицах, если вы не живете вместе. Что достаточно забавно, потому что в моем общежитии живет 34 человека и мы технически живем вместе, значит можем собираться толпой на улице, не нарушая запрет», — шутит Алла.

Она отметила, что обстановка в городе спокойная, и как только появились официальные рекомендации и ограничения, все начали их соблюдать. Ни пропусков, ни наказаний в стране не ввели.

«В самом начале появилось понятие „корона-party“ — это когда люди собирались большой компанией, несмотря на запрет, а полиция их разогнала. Еще многие переживают, что это повредит митингам. Они хотят сохранять свою гражданскую сознательность. Организовывают митинги и петиции в интернете. Однажды люди провели акцию, в рамках которой оставляли камни, окрашенные в зеленый цвет с написанными лозунгами, на главной площади. Так они пытаются выразить свою гражданскую позицию, не нарушая запрет на собрания», — рассказала Алла.

Сама девушка постепенно привыкает к новому образу жизни, когда учеба и работа младшим научным сотрудником происходят прямо из общежития, где много людей и шумно, но закрытые библиотеки вызвали много сложностей, так как не все есть в электронном виде на официальных источниках.

Израиль изменился до неузнаваемости

Мария проживает в городе Хайфа (Израиль) уже пять лет. Это третий по величине город страны, по размерам и численности напоминает Ставрополь. Тоже стоит на горе, но тут теплее и видно море.

«Ограничения развивались очень стремительно, и было сложно поверить в скорость принятия кардинальных решений. Первые весточки были в начале февраля. Мы с мужем летели на выходные на Кипр — и уже была система оповещения СМС для прибывших из Азии. С нами в день возвращения прилетела делегация бабушек из Южной Кореи, которые были в туре по всему Израилю и не упустили ни одной достопримечательности. Как оказалось, у 9 из них по прибытию на родину подтвердился COVID-19», — вспоминает девушка.

На фоне обостряющейся ситуации в Италии стали ограничивать поездки и сажать на карантин тех, кто был в Азии, Италии и некоторых других европейских странах, в которых уже распространился вирус. У Марии уже были куплены билеты в Грузию/Армению на начало марта по рабочей поездке.

«Я рискнула впрыгнуть в последний вагон международного сообщения. Было понятно, что границы закроют и что это надолго. Но скорость закрытия границ с Израилем очень удивила. Я вылетала 4 марта, возвращалась — 12 марта. Ситуация изменилась с принудительного карантина для возвращающихся из Азии и Италии, до того, что мой рейс из Еревана отменили, а пересадочный до Тель-Авива через Тбилиси был вообще последним рейсом. Вернулась я как-будто бы в другую страну. Поезда и другой общественный транспорт не ходят. Хорошо что у меня личный автомобиль — я не представляю, как другие люди добирались домой из аэропорта в города, с которым нет сообщения. Все сидят на строгом карантине, все закрыто и ничего не ясно», — рассказала Мария.

Фото: Медиахолдинг1Mi

По ее словам, власти Израиля действовали очень быстро — благодаря принимаемым мерам, у них с мая довольно сильные послабления. За это время проблемы были только в некоторых районах страны — самый многолюдный Тель-Авив, глубоко религиозный Бней-Брак и религиозные районы Иерусалима.

«У них вообще все было печально. Там живут ортодоксальные евреи, которые не имеют толком средств связи, телевидения и интернета. Их жизнь проходит по заповедям ветхого завета, как 3000 лет назад, и они были против всех ограничений, продолжали собираться на молитвы в синагогах. Многие считали, что это все вина правительства», — вспоминает собеседница.

В итоге, по результатам тестов, зараженными оказывался каждый 3-й, и Бней-Брак закрыли. Сейчас видно, что ортодоксальные евреи во многих странах стали проблемной группой ультрарелигиозных общин, в которых очень высокая плотность населения и тотальная непросвещенность в вопросе.

Пандемия, кризис и год без правительства

По словам Марии, на фоне этого были и очень положительные проявления особенностей жизни в Израиле. Довольно хорошо налажена инфраструктура. Многие супермаркеты уже осуществляли доставку продуктов. Остальные быстро перестроились.

«Израиль — очень технологичная страна, поэтому сразу появились такие приложения как „Щит“, в котором каждый пользователь делится своей геолокаций, и если программа обнаруживает пересечение с больным вирусом, высылает оповещение. Сразу включилось большое количество волонтеров, которые вместе с соцслужбами городов по всей стране стали оказывать помощь нуждающимся, развозить продукты, лекарства, выгуливать собак и прочую помощь. Кто-то сделал приложение „Мои 100 метров“, где можно посмотреть свои 100 метров свободы от дома на карте», — рассказала собеседница.

Фото: Медиахолдинг1Mi

Пандемия в стране наложилась на сложную политическую ситуацию. Израиль уже более года существует без правительства, выборы прошли 3 раза и на лицо кризис всей политической системы Израиля. Граждане очень долго ждали, что политики прекратят пререкания и политическую борьбу, поставив приоритеты государства в критическое время на первый план. И, к радости всех, они смогли сформировать временное кризисное правительство.

«Конечно, как и в других странах, очень сильно пострадал малый и средний бизнес. Кто смог, перешел в онлайн. Но большинство предпринимателей остались без средств к существованию и получили несоразмерную поддержку государству — у многих большие траты по аренде помещений и кредиты на открытие бизнеса. Честно говоря, я до сих пор не знаю всех аспектов, как все это решалось и будет решаться. У нас прошло много протестов, но все они примерно об одном — малый и средний бизнес и в мирное время никак не защищен, а кризис выявил эту проблему и выставил на первый план. Тем более, что здесь именно на малом и среднем бизнесе держится большая часть экономики», — отметила Мария.

Она старается следить за ситуацией в России, так как здесь остались близкие родственники, поэтому смогла сравнить принимаемые меры.

«Мне кажется меры Израиля более эффективные, быстрые и планомерные. Но здесь несколько факторов успеха — от общей экономической стабильности страны и хорошей инфраструктуры, до размеров государства — все под рукой. А военный режим с большинством соседних государств обеспечил надежный карантин. Оставалось лишь запретить перелеты», — рассказала девушка.

Фото: Медиахолдинг1Mi

Она отметила, что израильская авиакомпания «ЭльАль» всех оперативно вывезла своими рейсами, выделила финансовую помощь бизнесам и семьям с детьми, ввела штрафы за нарушение изоляции, во время праздничных дней был строгий карантин с ограничением по перемещением между городами.

По ее семье карантин не сильно ударил. Муж работает в компании Philips удаленно, она раз в пару недель доставляет вкусные комплименты вроде пиццы или мороженого, а у самой собеседницы был перерыв в работе, но при этом оставались ученики по вокалу в скайпе. Но все равно ситуация остается тревожной, и неизвестность пугает.

Законопослушные люди

Екатерина из Ставрополя уехала в Швейцарию 17 лет назад. Там карантин объявили официально 16 марта — закрылись все магазины, школы, рестораны, салоны красоты. Но уже с 27 апреля начали снимать ограничительные меры.

«Работают супермаркеты, аптеки, стратегические объекты, вроде почты. Недавно открылись сфера услуг, парикмахерские, стоматологии, физиокабинеты. В них, правда, обязательный масочный режим и соблюдение дистанции не менее 2 метров. А уже с 11 мая откроются рестораны, торговые центры, обязательные школы, а с 8 июня необязательные школы, библиотеки, зоопарки и так далее», - рассказала девушка.

Фото: Медиахолдинг1Mi

Всего в стране 1,5 тысячи умерших на 30 тысяч заболевших, среди знакомых и друзей Екатерины никого, переболевшего COVID-19.

«Обстановка в стране и городе нормальная. Особых ограничений нет, выходить из дома можно. Есть рекомендации от правительства не собираться более 5 человек, предупредили, что будут штрафы. Но швейцарцы очень дисциплинированные и правильные, поэтому проблем с этим нет», — рассказала собеседница.

Кроме того, государство активно поддерживает население. Так, одной из самых важных мер стал беспроцентный кредит под залог государства для малого и среднего бизнеса. Многих перевели на сокращенный рабочий день до конца года, но несмотря на это, заработная плата выплачивается в полном объеме.

По ее словам, когда работать было нельзя, работодатели выплачивали 80% зарплаты, с выходом на неполный рабочий день остальные 20% стало выплачивать государство в качестве пособия. Таким образом обещанное полное сохранение заработных плат действительно осуществилось, по крайней мере в той фирме, где работает Екатерина.

Фото: Медиахолдинг1Mi

«У нас и до кризиса безработицы было около 2%, роста цен я не заметила, нехватки продуктов тоже. По началу раскупили туалетную бумагу и муку, но буквально через 2-3 дня опять все стояло на полках», — вспоминает Екатерина.

Девушка признается, что больше всего ей не хватает путешествий, планирования отпуска — она живет почти на границе с Германией, и часто этим пользовалась. Но с 11 мая границы обещают открыть и восстановить движение электричек.Так что возвращение к привычной жизни — не за горами.