В погоне за сверхприбылью

В погоне за сверхприбылью
Мнение

19 февраля, 16:53
Николай Мурашко
Генеральный директор ООО «"Курортное управление" (холдинг) г. Кисловодск»
Во вторник, 16 февраля, состоялось совета директоров основного недропользователя Кавказских Минеральных Вод — АО «Кавминкурортресурсы».

Наши предложения по поводу отмены роста цены на минеральную воду на 10% были отклонены, причем из четырех членов Совета директоров «Кавминкурортресурсов» (КМКР) один воздержался, а трое во главе с председателем проголосовали против. Также они проголосовали против того, чтобы в состав КМКР входили питьевые бюветы, ссылаясь на то, что губернатор якобы предлагает забрать их в краевую собственность.

Нужно понимать, что КМКР изначально создавались как государственная структура, которая занимается бальнеологической инфраструктурой. Им передали скважины, емкости, минералопроводы, наблюдательные скважины и наличие там бюветов, как части инфраструктуры, совершенно логично. Кстати, АО «Кавминкурортресурсы» было образовано в 1996 году на базе режимно-эксплутационного объединения «Кавминкурортресурсы», входившего в структуру ВЦСПС (профсоюзы).

Федерация независимых профсоюзов России всегда выступала за госконтроль за рациональным расходованием природных бальнеологических богатств региона. И именно поэтому контрольный пакет «КМКР» профсоюзы передали на безвозмездной основе государству с целью обеспечения его интересов.

Питьевые публичные бюветы не вошли в уставной капитал КМКР. Так что на протяжении многих лет именно профсоюзы содержат бюветы во всех четырех городах-курортах, обеспечивают за свой счет возможность бесплатного питьевого лечения для миллионов гостей и жителей КМВ. Дело в том, что бюветы — это инфраструктура курортная и люди, которые приезжают отдыхать в санатории, платят за это деньги и пользуются ими. Соответственно, бремя содержания этих бюветов должно распределяться между теми, кто использует минеральную воду и работает с отдыхающими. Пользуются 36-38 санаториев и их отдыхающие — пусть и сбрасываются на содержание бюветов.

Однако управляющие предполагают, что жители Ставропольского края должны за налоги скинуться и содержать бюветы. Но почему все жители Ставропольского края? Почему жители, например, Арзгира должны содержать бюветы КМВ с учетом того, что существует госкорпорация, у которой есть ресурсы, чтобы все это сделать? Это распределение логично сделать через КМКР.

Хорошо, что губернатор Ставропольского края и глава Пятигорска предложили взять бюветы в собственность, но у них много других социальных функций, стоит ли обременять его еще одной? Эта функция должна быть отнесена именно к госкорпорации КМКР. И именно об этом в 2016 году и были достигнуты договоренности полпредства Президента РФ в СКФО, правительства Ставропольского края, Росимущества. А управляющая компания не хочет этого делать, с нашей точки зрения, только из одних соображений — чтобы не нести лишние расходы.

К тому же после передачи бюветов муниципалитетам вокруг них вполне могут вырасти торговые городки. Сейчас это есть, но в небольшом количестве и мы стараемся с этим бороться. Но бюджету муниципалитета нужно будет как-то компенсировать средства и на этот шаг они вполне могут пойти.

Касательно поднятия цен на воду. Увеличение тарифа под сурдинку того, что нужно ремонтировать сети — это дело не совсем справедливое. Дело в том, что план, который они предлагают в этом году, это 53 миллиона рублей, в прошлом году это был 41,5 миллиона. То есть разница составляет всего 12 миллионов. А доходов от поднятия тарифа получают на 31 миллион. Из них 11 идет на проектирование (даже не на строительство), а остальные — на оплату их управленческих ошибок, то есть компенсацию их проигранных судов с Водоканалом. То есть все должны скинуться и компенсировать, а с ремонтом сетей это не связано никак. Кроме того, в структуре себестоимости, по их же информации, расходы на строительство и инвестирование составляют 13%. А расходы на содержание аппарата управления — 25%.

Вот и возникает вопрос: на что скидываемся? На сохранение их рентабельности и псевдоэффективности от управления их компании. А с точки зрения ремонта сетей — у них есть 250 миллионов на депозитных счетах, которые образовались из-за ежегодного невыполнения плана капитальных ремонтов. То есть каждый раз, когда что-то недовыполняли — остатки оставались на счетах. Почему нельзя использовать эти деньги, а надо повышать тарифы в самый тяжелый год? При этом они кивают на то, что не поднимали в прошлые года, но почему это нужно обязательно делать в самый неблагополучный? То есть это в чистом виде погоня за прибылью и демонстрация своей псевдоэффективности.

Мы будем встречаться с заместителем министра экономического развития, писать министру, потому что я уверен, что-то, что они делают — это не позиция министерства, а позиция конкретно взятых управленцев, которые считают, что так можно и нужно действовать.

Сейчас также рассказывается о том, что они готовы снизить поднятие цены на воду с 10% до 7%, но никаких документов об этом я не видел. Да и эта цифра — 7% превышает текущий уровень инфляции в два раза. Почему так, ведь задача Минэка сдерживать инфляцию, а не провоцировать ее. Санатории сейчас решают задачу сохранения рабочих мест, а госкорпорация решает задачу сохранения наживы — а это совсем не та задача для трудного времени. Они пытаются нас обвинить, что мы что-то выторговываем для себя, но мы выторговываем для всей санаторно-курортной базы КМВ.

Подробней о ситуации вокруг подорожания минеральной воды и бюветов читайте в специальном материале NewsTracker.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter