Вскрываем карты: границы Бештаугорского заказника изменили после липовой экспертизы
Аналитика

Вскрываем карты: границы Бештаугорского заказника изменили после липовой экспертизы

22 января , 07:55Photo: vk.com/sos_zmeika
Как власти пытаются скрывать заявленные во всеуслышание планы на исключенные из Бештаугорского заказника территории и почему в основу постановления легла «филькина грамота»? Корреспондент NewsTracker побывал на первом заседании суда.

Ранее NewsTracker писал, что постановление властей Ставропольского края об изменении границ Бештаугорского заказника начал оспаривать в суде. Изначально иск подала некая Ирина Зенина. Еще осенью начались слушания дела, однако тогда же 130 жителей Ставрополья подписали коллективный иск и делопроизводства было решено объединить.

У постановления нет законных оснований

Недавно прошло первое заседание. NewsTracker удалось пообщаться с некоторыми участниками процесса.

Напомним, что в качестве ответчиков выступает правительство Ставропольского края, его, как и заинтересованное лицо — Министерство природных ресурсов Ставропольского края, представляют два сотрудника юридического отдела этого министерства Наталья Долгополова и Сергей Лысенко.

Министерство природных ресурсов Ставропольского края
Photo:yandex.ru/maps

Интересы истцов представляет юрист Георгий Легкобитов. Он рассказал, что процесс идет нормально, никто ни на кого не нападает, все корректные.

«Сейчас каждая сторона представляет свои доказательства, на основании чего она действовала и свое видение вышестоящего правового акта. В зале суда прозвучало мнение, что исключенные из заказника территории являются экономически невыгодными для Минприроды. Так как на вскую природоохранную зону — ее охрану и содержание — тратятся большие деньги. А раз на этих участках нет ничего ценного, то и вкладывать в них бюджетные деньги правительство не собирается», — рассказал собеседник.

Однако, по мнению Легкобитова, это всего лишь мнение, а не правовая позиция. И таких оснований для исключения земель из природоохранной территории не существует.

Основная проблема данного постановления, по мнению истцов, заключается в том, что оно было принято на основании некого экологического исследования.

«Раньше комплексное экологическое исследование приравнивалось к государственной экологической экспертизе регионального уровня, но эта норма больше не работает. По большому счету, сейчас такие экспертизы могут проводиться только на государственном уровне, потому что у нас в приоритете стоит охрана природы и природных ресурсов, как основа жизни людей. Об этом во время заседания высказались и представители министерства природных ресурсов, что проведенная ими комплексная экологическая экспертиза не является правовым документом. Но парадокс в том, что именно эта экспертиза легла в основу оспариваемого сегодня Постановления», — пояснил Легкобитов.

Кроме того, истцы пытались подать ходатайство об источнике финансирования на проведение экологической экспертизы, ведь если делать все правильно, то ученым — геологам, биологам и прочим, надо платить, и это стоит немало, но правительство и минприродресурсов настояли, что это не имеет отношения к делу, и ходатайство отклонили.

Филькина грамота

Еще один истец, экоактивист Андрей Фокин отметил, что выводы о потери природной ценности ничем не обоснованы.

«Кроме вышеуказанного нерелевантного не-документа без даты и подписи, в котором, кстати, сказано, что объектов, подлежащих природной охране на этой территории не обнаружено. То есть там не сказано, что их там нет, там сказано, что их просто не обнаружено», — рассказал Фокин.

Он отметил, что несколько раз разговаривал с егерем, который строго следил за въезжающими на территорию заказника машинами.

гора Бештау
Photo:Lev Yakupov/CC BY-SA 2.0flickr.com

По его словам, местные жители беспрепятственно, даже когда это был заказник, ехали короткой грунтовой дорогой из Минвод в хутор Воронов, несмотря на то, что пользоваться автотранспортом запрещено в заказнике. В противном случае им приходилось делать огромный крюк через Железноводск, поэтому егерь входил в положение. Он останавливал все машины, въезжающие в заказник, но если выяснял, что те направляются в Воронов, пропускал.

«Я сам был этому свидетелем. Мы туда приехали, не успели пройти километр, как к нам подошел егерь и спросил: что вы тут делаете? При том, что мы были пешеходы. Мы доехали до конца асфальта, оставили машину, и он уже пошел смотреть, кто мы. Я спрашивал, приезжали ли какие-нибудь люди с приборами, с бумагами из Минприроды проводить исследования. Он таких не видел. Для меня это косвенное доказательство того, что никто туда не выезжал. Они просто составили филькину грамоту под свои нужды», — рассказал Фокин.

Неизвестный катаклизм или пустое мнение

Тем более, как отметил адвокат Легкобитов, результаты экспертизы не отвечают ни одному требованию ни одного документа. Есть много документов, которые указывают, как должна выглядеть подобная экспертиза, но в данном документе этого нет. Не указаны сроки, когда проводились исследования, какие средства использовались, как не использовались, какие специалисты проводили. Там указаны методы обследования территорий, но не методики, хотя в РФ существует солидный перечень нормативных актов, определяющих именно методику проверки, как при создании природоохранных территорий, так и при чрезвычайных ситуациях.

«Мы говорим о том, что эти участки обладали статусом особо охраняемой природной территории, а потом перестали ей обладать, значит произошло какое-то экологическое нарушение. Существуют методики, которые помогают определить как и из-за чего это произошло. Но в данном экологическом обследовании ничего об этом нет», — рассказал юрист.

Пояснить ситуацию никто не смог, так как на заседании не присутствовали специалисты, которые проводили эту экспертизу. Истцы намереваются пригласить их на следующие судебные заседания, так как к ним есть вопросы по несоответствию документов нормам.

«После того, как правительство Ставропольского края узнало о том, что земли утратили природоохранные свойства, назовем это ЧП, по идее они должны были обратиться в разные инстанции для расследования и выяснения причин этих изменений. Но в суде нам сообщили, что никто никуда не обращался, почему нет, неизвестно», — отметил Легкобитов.

Он рассмотрел позицию ответчика, которая основывается на том, что эти земли входят в лечебно-оздоровительные местности, заказник краевого значения и заказник федерального значения. Согласно их позиции, если земли исключить из заказника краевого значения, то границы заказника федерального значения не пострадают.

«Но дело не в границах, а в нарушении экологического режима определенной территории. И если на конкретном участке произошел некий катаклизм, в результате которого с него исчезло все живое, то все это исчезло и на территории лечебно-оздоровительной местности и заказника федерального значения, которым у нас объявлена вся территория КМВ вне населенных пунктов», — добавил собеседник.

Анонимный инициатор

Еще одна особенность процесса заключается в том, что неизвестен инициатор вывода земель из заказника.

«Эти земли действительно находятся в частных руках. 22 собственника, но они в суде не присутствуют. На вопрос про инициативу представители правительства Ставропольского края, Министерства природных ресурсов и администрации Минераловодского района так и не смогли ответить, по чьей просьбе или указке они решили повторить экспертизу. Все они пытались ответить, но ни один документ не выводит на инициатора. Есть письмо от Минераловодского городского округа губернатору, а собственников нигде нет, их никто не знает», — рассказал Георгий Легкобитов.

гора Бештау
Photo:wikimedia.org

Он предположил, что на следующем судебном заседании этот вопрос все-таки будет разрешен.

«На слушаниях 8 февраля представитель Минприроды Амелина, которая сегодня выступает в качестве эксперта, на вопрос, какова причина вывода земель, ответила, что их собственники попросили вывести территории, потому что они ограничены в правах использования. Тогда ее попросили назвать собственников, но она сказала: мы не знаем. То есть территории вывели по просьбе собственников, но кто они, нам говорить отказываются», — поделился впечатлением от заседания истец Андрей Фокин.

Откат целей

На протяжении всего делопроизводства представители истца и заинтересованной стороны уходят от ответа о будущем этих участков, хотя в начале 2019 года этому вопросу был посвящен не один выпуск новостей в СМИ.

«Они сейчас пытаются уйти от того, что они заявили во всеуслышание. Мы приобщили к делу флешку с несколькими видеосюжетами местных каналов, где дают интервью наши министры, руководство администрации Минераловодского городского округа о целях изъятия земель. А теперь они заявляют, что этого не было и это наша фантазия», — посетовал Георгий Легкобитов.

И на сегодняшний день на вопросы о будущем земли, ответчики и заинтересованные лица говорят, что ничего на исключаемых участках не будет строиться, ссылаясь на отсутствие каких-либо документов и разрешений на строительство. Хотя еще недавно рассказывали о договоренности с китайскими инвесторами о строительстве туристско-развлекательного комплекса с ресторанами, гостиницами и плавательными бассейнами Wellness Park.

Photo:pexels.com

Сами же представители правительства, минприродресурсов и минераловодской администрации общаться с прессой не захотели.

И это только часть проблем

Как рассказал Андрей Фокин, многие темы за время 4-х часового судебного заседания даже затронуть не успели.

«Мы пока идем в канве иска Зениной. А там не было, например, велодорожек, и мы до них еще не добрались. Это тоже интересный момент, но мы пока не можем добиться адекватных ответов от представителей ответчика и экспертов со стороны ответчика на те вопросы, которые есть по первоначальному участку.

По его словам, рабочей группе администрации Минвод задавали четкий вопрос об источнике средств на на велотерренкуры и возможности изменить их назначение и пустить их на улучшение инфраструктуры самого городского округа.

«В городе негде на велосипедах ездить, там полно проблем, которые надо решать. На это ответили, что денег на велотерренкур нет, есть, где их попросить. Они хотят этот проект представить на конкурс, выиграть грант и потратить. Но самое главное сомнение, которое вызывает эта история — расхождения между планами и действиями. Они говорят, что не будут пилить деревья, и пилят. А потом отделываются легкими штрафами. И сейчас местные жители боятся, что у них под носом хотят построить санаторий для китайских сотрудников. Ведь заявлялось, что есть предварительная договоренность о прямых рейсах Пекин — Минводы. А значит тихая размеренная жизнь местных жителей под угрозой, как и экология тех земель», — пояснил Фокин.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter