Миллионные расходы, редкие дела: нужен ли Ингушетии свой Конституционный суд?
Аналитика

Миллионные расходы, редкие дела: нужен ли Ингушетии свой Конституционный суд?

14 октября , 15:32Photo: ks-ri.ru
Полномочия судей КС Ингушетии истекли в декабре 2019 года. То есть, 10 месяцев они работали незаконно. Продление их полномочий невозможно. Это противоречит Закону. Почему оппозиционные силы республики выступают против ликвидации суда?

20 миллионов в год

В конце сентября в кавказских телеграм-каналах распространилась фотография документа о ликвидации Конституционного суда Ингушетии, подписанного главой республики Махмуд-Али Калиматовым. Согласно распоряжению, это должно было произойти 1 октября текущего года. Поскольку подлинность документа не была официально опровергнута в социальных сетях началась «окопная война» между противниками и сторонниками этого решения.

Официальную точку зрения на данный вопрос выразил советник-помощник главы Ингушетии Исса Костоев. Он отметил, что за 10 лет, с момента создания в декабре 2009-го года, Конституционный суд Ингушетии вынес всего 24 постановления, что весьма малоэффективно.

Заседание 9 июля 2020 года
Photo:ks-ri.ru

«Полномочия судей КС Ингушетии истекли в декабре 2019 года. То есть 10 месяцев они работали незаконно. Продление их полномочий невозможно. Это противоречит Закону. Поэтому, ссылаясь на конституционную норму в части 3 статьи 118 Конституции России, и был внесен этот законопроект в наш парламент, что вызвало скандал и всевозможные толкования, не имеющие ничего общего с реальностью», - сказал Костоев.

Справочно: В перечне судов, который содержит новая версия ч. 3 ст. 118 Конституции, есть только Конституционный суд РФ, Верховный суд РФ, а также федеральные суды общей юрисдикции, арбитражные суды и мировые суды субъектов федерации.

КС Ингушетии финансируется из бюджета республики. Ежегодно на содержание аппарата суда уходит до 20 млн рублей. «Я не хочу, чтобы работники суда страдали. Они должны быть трудоустроены и получать зарплату. Но получать 150-200 тысяч рублей в месяц, ничего не делая, при нашем бедственном положении – считаю нерациональным», - добавил Костоев.

Действительно, при ежегодном дефиците республиканского бюджета за последнее время, в среднем, в полмиллиарда рублей, подобная расточительность на практически неэффективные организации весьма не оправдана. Те же 20 миллионов, которые тратятся в год на содержание Конституционного суда Ингушетии, можно было бы перенаправить на помощь беженцам, детям-сиротам, социальные выплаты. В любом случае, им можно было бы найти более достойное применение.

Депутаты против главы

Глава Ингушетии Махмуд-Али Калиматов внес этот законопроект в Народное собрание республики с пояснительной запиской. В ней, в частности, указывается, что причиной упразднения республиканского КС является «совершенствование органов государственной власти Ингушетии… ликвидация этого органа послужит оптимизации бюджета».

Махмуд-Али Калиматов
Photo:ingushetia.ru

Однако, законопроект не прошел даже процедуру рассмотрения у депутатов парламента республики. На заседании Народного собрания под председательством спикера Магомета Яндиева было принято решение вернуть проект инициатору. Как комментирует пресс-служба парламента, это было сделано на основании заключения правового отдела, который резюмировал упразднение суда, как «преждевременное и необоснованное».

Депутат Народного собрания Ингушетии Аюб Оздоев отметил, что о Конституционном суде республики говорится в статье 64 Конституции Ингушетии. «Поэтому, его (КС, - ред.) упразднение заставит изменять текст Конституции. Это чревато негативным изменением в обществе и дестабилизацией обстановки».

Конституция Республики Ингушетия
Photo:ks-ri.ru

Дестабилизация обстановки как прикрытие

Категорически против ликвидации КС выступил Совет тейпов РИ, коллективно расценив эту инициативу как «покушение на государственность Ингушетии». В своем заявлении Совет тейпов, так же, как и Аюб Оздоев, акцентирует внимание на возможной дестабилизации обстановки в республике. «Уже длительное время в Ингушетии сохраняется напряженная общественно-политическая ситуация. Попытка в этих условиях ликвидировать Конституционный суд Ингушетии может привести к дестабилизации обстановки. В связи с этим призываем главу Республики Ингушетия немедленно отозвать внесенный им законопроект, а депутатов Народного собрания отказаться от принятия еще одного антинародного закона», - говорится в заявлении Совета тейпов.

Совет тейпов
Photo:instagram.com/sovet_teipov

В основном, противники ликвидации КС Ингушетии упирают на то, что причина этого кроется в противодействии суда и официальной власти Ингушетии по вопросу перемежевания земель на границе с Чечней. При этом, никак не реагируя на экономические контраргументы и эффективность работы КС на протяжении 10 лет. На самом деле, глава исполнительной власти Ингушетии не имеет формальных рычагов влияния на КС республики.

По мнению политолога Высшей школы экономики Евгения Иванова, «Калиматов заинтересован в сокращении институтов власти, способных в легальном поле оппонировать его политике». Но с другой стороны, иметь в республике легально открытую и наделенную определенными полномочиями «пятую колонну» для главы региона сродни политическому самоубийству и ожиданию взрыва в любой момент.

В настоящее время Конституционный суд Ингушетии возглавляет Аюп Гагиев. Он принадлежит к одному из четырех тейпов, поддержавших бойкот голосования за внесение поправок в Конституцию РФ. С ликвидацией суда Гагиев и те, кого он представляет, потеряют свою трибуну в публичном поле как рычаг влияния на принятие решений в республике.

Аюп Гагиев
Photo:ks-ri.ru

Глава КС Ингушетии не хочет отказываться от синекуры и при любом удобном случае пытается доказать собственную значимость и необходимость. «Наш судебный орган уже прошел этап становления и работает в полном объеме, выполняя свои функции (рассмотрено 24 дела за 10 лет, - ред.)… Небольшое количество рассмотренных дел связано, в первую очередь, с невысоким уровнем правовой грамотности населения. С тем, что население не знает о своих правах, возможностях обращения в такой судебный орган, как КС Ингушетии», - заявляет он. Его слова подтверждает и то, что о существовании этой организации большинство жителей Ингушетии узнали только после отмены Конституционным судом республики решения о переделе границ с Чечней. То есть через 9 лет(!) его «успешной» работы. А так ли должна строиться работа Конституционного суда, зная правовой уровень грамотности населения? Может стоило вести определенную работу через СМИ, с разъяснениями функций КС Ингушетии? Но нет. Судья спит – деньги идут. Зачем распыляться по мелочам на просьбы и заявления простых жителей Ингушетии? Нерационально. Лучше уж дождаться своего часа и мощно выстрелить, как в случае с противостоянием из-за пересмотра границ.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter