Блат, взятки и неверные диагнозы: что происходит в ставропольской инфекционке?
Аналитика

Блат, взятки и неверные диагнозы: что происходит в ставропольской инфекционке?

8 сентября , 13:38Наиль БайназаровPhoto: коллаж
Что делать матери умирающего ребенка, когда врачи неделями не могут поставить диагноз? Как быть дочери, когда у отца инфаркт после лечения от коронавируса и врачи не помогают? NewsTracker собрал шокирующие истории пациентов, в разное время оказавшихся в Краевой инфекционной больнице.

В начале сентября в Краевой клинической инфекционной больнице в Ставрополе произошел скандал. Медсестра, которая одна из первых в регионе заболела коронавирусом, не смогла получить выплату, положенную по закону медикам, заразившимся COVID-19 на работе. В министерстве труда и социальной защиты населения Ставрополья сообщили, что в выплате ей отказали законно.

Вскоре после этого в редакцию NewsTracker обратились сразу несколько пациентов инфекционной больницы, которые рассказали о том, что происходит в краевом медучреждении. По их словам, в некогда ведущем медицинском центре региона сейчас процветает коррупция, а компетентность некоторых врачей оставляет желать много лучшего.

Претензии связаны и с работой исполняющей обязанности главного врача инфекционки Натальи Яценко.

Наталья Яценко
Photo:onf.ru

Корреспондент NewsTracker встретился с двумя семьями, которые утверждают, что пострадали, попав в Краевую инфекционную больницу.

История 1: «Если есть договоренность – мы за вами приедем»

Первая семья, с которой мы встретились, это супружеская пара раннего пенсионного возраста и их взрослая дочь. Семья живет в Ставрополе. Свои имена они раскрывать не хотят. Большую часть истории за родителей рассказывает дочь. Для удобства назовем ее Еленой.

В начале августа у обоих родителей началось недомогание, поднялась температура, появились проблемы с дыханием. Заподозрив коронавирус, 7 августа Елена позвонила в «скорую помощь». Разговор с диспетчером ее немало удивил.

Photo:Медиахолдинг1Mi

«Я позвонила в «скорую помощь», на что мне там ответили: «Если у вас есть договоренность с инфекционной больницей, то мы за вами приедем. А если договоренности нет, то, извините пожалуйста, мы к вам не приедем, мест нет». Этот ответ очень меня удивил. Я сказала им, что есть договоренность и приезжайте. В «скорой» ответили, что приедут часа через четыре, на что я им сказала тогда не приезжать. Состояние родителей было такое, что четыре часа могли стать решающими. Я посадила родителей в машину и повезла в инфекционную больницу», - рассказала Елена.

Правдами и неправдами родителей получилось уложить в инфекционку. Отца положили в палату интенсивной терапии, мать – в обычную палату. Дальше началось самое страшное.

«После того, как пришло время переводить родителей в обычное отделение, на фоне гормонов у папы, болеющего гипертонией, случился гипертонический криз. Он едва не скончался от инфаркта. Давление поднималось до 210-220. Я начала бить тревогу, звонить лечащему врачу, но никто не реагировал. Утром 19 августа мне позвонила мама и сказала, что отцу плохо, что она сама сбивает ему давление как может, так как мама врач», - продолжает собеседница.

ГБУЗ Краевая специализированвенное бюджетная инфекционная больница
Photo:yandex.ru/maps

«Я позвонила в «скорую помощь», на что мне там ответили: «Если у вас есть договоренность с инфекционной больницей, то мы за вами приедем»

По ее словам, отцу долго отказывались помогать. В больнице на посту якобы заявили, что они тут лечат инфекционные заболевания, а не давление.

Когда Елена все же добилась проведения ЭКГ и отправила результаты другому врачу-кардиологу, который постоянно наблюдает отца, оказалось, что у мужчины обширный инфаркт миокарда. Но и после этого специализированную помощь долго не вызывали, рассказывает девушка.

«Я начала звонить всем заведующим, в кардиоцентр и министрам всего на свете. После этого в кардиоцентре была собрана бригада реанимации кардиологии. Я договорилась, что его там примут. Они были уже наготове. Я позвонила в скорую и сказала, что надо приехать в инфекционную больницу и перевезти папу в краевую на операцию. Мне ответили, что они могут перевести его, но им должен сначала позвонить лечащий врач инфекционки и сообщить о необходимости транспортировки. Я попросила Ольгу Анатольевну (лечащий врач – прим. ред.) позвонить в скорую и просто подтвердить перевозку в краевую больницу. Десять минут она не могла позвонить в скорую. Я ей звоню снова и говорю: вам что, сложно позвонить? А она отвечает: ну я же вам сказала, что инфаркта нет, поэтому не надо так паниковать», - говорит собеседница.

Photo:pikist.com

Однако спустя несколько минут врач сама перезвонила Елене и в панике сообщила, что мужчину все-таки надо госпитализировать. При этом выяснилось, что два дня ему не кололи необходимый препарат для сердца, благодаря которому можно было избежать инфаркта.

«Ну я же вам сказала, что инфаркта нет, поэтому не надо так паниковать»

В итоге отца все же доставили в кардиодиспансер и прооперировали. По словам Елены, у него был тромбоз аорты и он мог умереть, если бы оставался без помощи еще немного.

История 2: «Ребенку три недели не могли поставить диагноз»

Эта история началась еще летом 2018 года. Тогда жительница Ставрополя Светлана с 8-летним сыном Данилой попала в больницу с температурой, сыпью и плохими показателями печени. В первую неделю Данила пошел на поправку, самочувствие немного улучшилось. Но когда маму с ребенком уже собрались выписывать, ему резко стало хуже.

По словам матери, тогда врач Наталья Яценко назначила им какие-то антибиотики.

«Нам поставили диагноз «инфекционный мононуклеоз». В среду ребенку стало хуже. У ребенка опять пошла температура, сыпь. И ребенок пожелтел. Как я понимаю, это было ухудшение после этого препарата. Получается, это была не вторая волна [болезни], а просто реакция на антибиотик, который она нам назначила», - вспоминает мать.

Photo:Медиахолдинг1Mi

«Сколько врачей – приходят, смотрят, а никакого толку»

С этого дня для Светланы начался сплошной кошмар. После того, как диагноз «мононуклеоз» не подтвердился, врачи стали «гадать на кофейной гуще». Брали много разных анализов, ставили один диагноз за другим, назначали кучу препаратов (более 16 разных лекарств в день, не считая антибиотиков! - прим.ред.), возможно не сочетаемых с антибиотиками. Но ничего не помогало. Было ясно одно: печень маленького пациента чем-то систематически отравляется. Все это могло стать сверх нагрузкой для печени и вызвать гепатит.

«В пятницу ложимся в больницу, в субботу приходит другой врач и начинает ставить совсем другие диагнозы. И говорит: «Берите ребенка, езжайте в Москву». Представляете? Лежит ребенок, а она мне предлагает ехать с ним в Москву. У меня паника… Сколько врачей – приходят, смотрят, а никакого толку», - говорит Светлана.

По словам матери, от врача Яценко она так и не услышала ни внятного диагноза, ни каких-то советов. Даже простого человеческого отношения в самые страшные минуты не дождалась, вздыхает женщина.

«В пятницу 27 июля она [Яценко] отправляет нас в реанимацию и собирает консилиум. У ребенка зашкаливают все показатели – билирубин и другие. Я спрашиваю у Яценко, что мне делать. А она мне: “Откуда я знаю. У меня маленький ребенок дома. Мне нужно домой идти”. 27 числа мы попали в реанимацию. Там нам провели дезинтоксикацию. И все, на следующий день у нас резкое улучшение состояния. Все показатели начали приходить в норму. Что доказывает, что было отравление печени», - говорит Светлана.

Photo:Медиахолдинг1Mi

Во время очередного небольшого улучшения Даниле и его матери дают направление в Москву. В Ставрополе врач Яценко ставит диагноз: «аутоиммунный гепатит». Это значит, что организм сам по непонятной причине отравляет печень.

«Я не знаю, где и как она училась, но я не считаю, что она хороший, квалифицированный врач»

Но московские врачи в разговоре с матерью опровергают этот диагноз и ставят другой – «токсический гепатит». Он мог быть вызван неправильным лечением и назначенными препаратами, говорит Светлана.

«Я не знаю, где и как она училась, но я не считаю, что она хороший, квалифицированный врач. Я не знаю другие случаи, может, кому-то она и помогала. Но нашему ребенку она просто угробила здоровье. На данный момент у ребенка проблемы со здоровьем», - рассказывает мама Данилы.

Сейчас у 9-летнего мальчика выявили сахарный диабет 1 типа, который мог развиться в результате токсического воздействия на печень. Ребенок периодически ложится в больницу. Те несколько недель в краевой инфекционке мама Светлана вспоминает как самые страшные дни своей жизни.

Не заплатишь – не вылечат?

Оба собеседника рассказывают, что в больнице они в той или иной мере столкнулись с коррупцией. Светлана говорит, что они дважды платили за бесплатное лечение.

ГБУЗ Краевая специализированвенное бюджетная инфекционная больница
Photo:yandex.ru/maps

«Мы платили ей [врачу] деньги. Когда мы легли в первый раз, мы отдали ей 3 тысячи рублей. Сами отдали, добровольно, чтобы было обеспечено нужное лечение. И во второй раз, когда сыну хуже стало, мы заплатили ей 5 тысяч. Тоже, чтобы ребенку дали необходимое лечение. И за противовирусные препараты мы платили – за неделю 12 тысяч. Это те препараты, которые она нам велела покупать», - говорит Светлана.

«Заплатишь – полечим, не заплатишь – не полечим»

Героиня первой истории Елена рассказывает, что ее мать две недели лечили в больнице лишь двумя уколами. При том, что у пожилой женщины установлен кардиостимулятор, ей ни разу не сделали ЭКГ, не проверили другие показатели работы сердца. По словам дочери, возможно, такое невнимательное отношение объясняется тем, что они не стали платить.

«У меня создалось впечатление по рассказам родителей, что это больница, где все поставлено на поток денежный. Заплатишь – полечим, не заплатишь – не полечим. И когда я искала варианты, как нам попасть в инфекцию – многие знакомые мне говорили: ну если ты выйдешь на и.о. главврача и заплатишь 50 тысяч рублей за человека, то родителей полечат и заберут в больницу за три секунды. Очень печально, что несколько лет назад больница работала по-другому и помогала людям, а сейчас – непонятно что», - говорит наша собеседница.

По словам пациентов, самое страшное же – это остаться один на один с болезнью, когда от врачей, на которых последняя надежда, нельзя получить не то чтобы совета, а даже внятного диагноза.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter