Просветители Ставрополья вне закона: кто не готов попасть в список иноагентов

Аналитика
Просветители Ставрополья вне закона: кто не готов попасть в список иноагентов
Просветители Ставрополья вне закона: кто не готов попасть в список иноагентов
2 мая, 16:30
Готово ли Ставрополье к вступлению в силу закона о просветительстве, почему не все стороны закона в курсе о нововведениях и что изменится во внешкольном обучении, разбирался корреспондент NewsTracker.

С 1 июня в силу вступит закон о просветительской деятельности, который ограничивает распространение знаний вне школ и вузов.

Теперь, согласно закону, к просветительской деятельности не будут допускаться иностранные агенты и люди со стажем в образовании менее 2 лет.

Культура и наука против

Этот проект уже успел нашуметь на всероссийском уровне. Против него выступили многие российские деятели науки и культуры. Они писали открытое письмо президенту России Владимиру Путину с призывом его отклонить. Но на сегодняшний день законопроект принят, но поправки к нему пока вынесены на общественное обсуждение.

«Против этого произвола на улицы должен выйти каждый уважающий себя гражданин. Все потому, что рынок образования растет, потребности людей в получении информации растут, и государство решило, что это отличный способ настричь новых штрафов», — считает сопредседатель общественного движения «Ставрополь — город для жизни» Лада Дубинина.

Она привела в пример выдержки из документа, согласно которым для осуществления такой деятельности и физические, и юридические лица должны будут заключить договор с каким-либо образовательным или культурным учреждением. Физическим лицам запрещено заниматься просветительской деятельностью, если они не имеют как минимум двух лет стажа в образовательной деятельности. Другие ограничения — судимость и несовершеннолетний возраст. Организации не должны иметь статуса иноагента, задолженности по налогам, сборам и другим платежам. Сотрудник организации, который будет проводить мероприятие, должен соответствовать требованиям для физических лиц.

К слову, в определение просветительской деятельности входят презентации, лектории, семинары, мастер-классы, круглые столы, дискуссии. Вне зависимости от того, проводятся ли они очно или через интернет. Под контролем также окажутся видео- и аудиоматериалы и прочее, а по сути любое распространение знаний.

«Под это определение просвещения попадает вообще любой обмен информацией между людьми. Но этот закон никак не ограждает никого от плохой информации. Зато он позволит собирать штрафы, выдавать лицензии за деньги и репрессировать тех, кто занимается гражданским правовым просвещением», — считает Дубинина.

Обеспокоены ли родители?

Конечно, этот закон, в первую очередь, нацелен на детей, таким образом их хотят защитить от нежелательных знаний. Но мнения родителей расходятся.

«Я только за. Сейчас „любая домохозяйка“ считает своим долгом с умным лицом нести несусветную чушь. А заодно, еще надо бы запретить заниматься профессиональной деятельностью без профильного образования. Хотя бы средне-специального», — считает житель Ставрополя.

По его мнению, информация, которую получают дети, должна быть перепроверенной и достоверной, и согласованность с государством программы просветительского проекта поможет избежать погружения подрастающего поколения в лженауку.

Другие считают наоборот, что при большом спектре просветителей проще выбрать то, что нужно ребенку и интересно ему. А дефицит знаний никогда никому не был полезен.

«В последние годы даже у нас на Ставрополье начался пик просветительской деятельности, разные организации привозят интересных ученых с потрясающими лекциями, среди самих горожан вдруг появились замечательные погруженные в свою тему лекторы и учителя, наконец-то появилась возможность расширять свои знания через интернет. У нас в детстве такого не было. А сегодня каждый ребенок может подобрать именно то, что он хочет изучать — и это здорово», — рассказала мама двоих детей школьного возраста.

Она призналась, что сама с большим интересом смотрит с детьми разные научно-популярные Youtube-каналы, посещает разные практики и курсы: от рисования и танцев до психологии.

Затишье перед бурей

Чтобы понять, как к данному закону готовы на Ставрополье, NewsTracker пообщался представителями внешкольного просвещения. Так, руководитель одного из лицензированных образовательных центров признался, что говорить открыто об этом не хочет.

«С одной стороны я понимаю, что у нас есть лицензия и нас этот закон не коснется, но сами понятия в нем, даже после публикации дополнений и пояснений, достаточно размыты. И неизвестно, как закон будет исполняться, нет четкого понимания, кого он в итоге коснется. Остается ждать», — рассказал собеседник.

Сложнее ситуация у профессионалов, для которых просвещение — скорее разовая история, чем регулярная.

«Я фотограф, никогда не стремился учить кого-то, но иногда по запросу набираю учеников или провожу мастер-классы и семинары. При этом иностранным агентом не являюсь и просто рассказываю людям, как пользоваться камерой. Зачем мне для этого заключать договор с государством? Тут дело не в налогах, а в том, что они хотят лезть в программу обучения и совершенно непонятно, что им может там не понравиться. Да и по новому закону я просто не смогу заключить такой договор», — посетовал ставрополец.

Оба специалиста сошлись на том, что скорее всего просто большая часть спикеров уйдет в тень, а значит, может начаться отток налогов.

Второй вариант может произойти при более жестком контроле, тогда рынок просветителей резко обеднеет, а значит те, кто будет подходить по параметрам и выполнит все условия, сможет повышать цены на свои услуги. В итоге дефицит специалистов отразится как на обычных людях, так и на представителях бизнеса.

Закон пустоту

Уполномоченный по защите прав предпринимателей Кирилл Кузьмин, сообщил, что пока к нему предприниматели не обращались за разъяснениями и помощью, но исходя из того, что известно об этом законе сейчас — он не повлечет за собой глобальных проблем бизнеса, связанного с просветительской деятельностью.

«Я не думаю, что это станет глобальной проблемой. Но им скорее всего придется тратить дополнительное время на разные бюрократические процедуры. Логику этого закона понять можно — федеральный законодатель хочет ограничить деятельность иностранных организаций, взять их под контроль, видеть их. Но почему от этого должны страдать все остальные, кто работает в России, внутри, занимается позитивными вещами — просветительством, лекции читают, обучают, которые направлены на развитие знаний», — поделился мнением собеседник.

Он отметил, что задумка в общем-то правильная, но реализация хромает, да и на практике, скорее всего, закон работать будет не очень хорошо.

«Надо смотреть на правоприменение. Я сомневаюсь, что Министерство юстиций будет гоняться за каждым, кто будет читать лекции не структурированно и без бюрократических процедур», — посетовал Кузьмин.

NewsTracker, в свою очередь, попытался связаться с учреждениями образования и культуры, с которыми просветителям предстоит заключать договоры, чтобы узнать подробности и условия, но все оказалось не так просто.

До вступления в силу закона остался месяц, а многие не знают не то, что у них появится новая строчка в должностных инструкциях, а вообще о существовании данного закона — поэтому попросили время на ознакомление с текстом документа.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter