Newstracker
Тотальный игнор: какой явки ждать на выборах на Ставрополье после праймериз «ЕР»
5 июня, 16:03
Олег Дубровин
Тотальный игнор: какой явки ждать на выборах на Ставрополье после праймериз «ЕР»
Фото: stavropol.er.ru
Предварительное голосование «Единой России» очно посетили 12% избирателей. Говорит ли данный показатель о будущей явке на выборах и можно ли делать прогнозы об их ходе после жалоб на перетасовку голосов на праймериз – разбирался NewsTracker.

Выбрать кандидатов

В субботу, 30 мая, завершилось недельное голосование на внутрипартийных выборах «Единой России», в которых участвовали более тысячи кандидатов. Жители Ставрополья выбирали будущих претендентов на места в Госдуме России, в региональном парламенте и в пяти городах края.

«На Ставрополье предварительное голосование прошло по смешанной системе. Всего в региональный оргкомитет поступили 1027 заявлений на все выборные уровни. Конкурентность была достаточно высокой. Только в Государственную думу при зарегистрированных 106 участниках конкуренция по одномандатным округам составила 11 человек на место. В Думу края конкуренция была порядка 6 человек на 1 место. На выборах в административном центре средняя конкуренция составила порядка 5 человек», — отметил член регионального оргкомитета по проведению предварительного голосования «Единой России» в Ставропольском крае Владимир Емельянов.

Фото:er.ru

Явка на очное предварительное голосование составила более 12% от общего числа избирателей. Кроме того, в онлайн формате проголосовали около 4%». Однако во время подсчетов результатов пользователи пожаловались на перетасовку голосов и ежедневное изменение мест среди кандидатов. Постоянную перетасовку краевого списка в пресс-службе партии объяснили тем, что подсчет голосов на тот момент еще продолжался, и закончился только к вечеру среды.

Низкая политическая активность

Кандидат физико-математических наук Валерий Ледовской вспомнил о явке на всеобщих праймериз «Единой России» в 2016-ом году.

«Тогда посещаемость в очном формате была приблизительно такой же. В этом году, насколько мне известно, ситуацию с явкой исправило электронное голосование, добавив 4%. Кардинально ситуацию это не изменило», – отметил собеседник.

При этом политическая активность жителей Ставрополья невелика.

«Политическую активность населения Ставропольского края я оцениваю как низкую в принципе. При этом большинство понимает, что голосование на праймериз не является реализацией права граждан избирать. Это голосование проводилось не по правилам законодательства о выборах, а является внутренним делом партии. Я оцениваю эту процедуру больше как формальную, попытку показать открытость партии. Но известно, что предсказанные до голосования фавориты все в этом голосовании в регионе выиграли. То есть праймериз этой партии нельзя рассматривать как процесс с непредсказуемым заранее результатом. А это вряд ли можно считать репликой выборного процесса. Весьма редко, но иногда в России выигрывают кандидаты, которые не были фаворитами», – указал Ледовской.

Он предположил, что реальная явка в сентябре не будет зафиксирована.

«Дело в том, что за мои наблюдения с 2012-го года за выборами в Ставропольском крае ситуация со статистикой становилась только хуже. Например, я давал комментарии региональным СМИ по результатам голосования по поправкам к Конституции РФ в прошлом году. И на графиках явно видны линии на уровне 95% варианта «за» и зеркально на уровне 5% варианта «против» по различным УИК. Кроме того, явка фиксировалась в промежутке от 70 до 90%. В реальной жизни такое стечение результатов очень маловероятно», – сообщил эксперт.

Фото:er.ru

Поэтому я не жду от этих выборов на Ставрополье честности и с радостью прокомментирую официальную статистику по краю после выборов. При этом я вижу, что сильных кандидатов от непарламентской оппозиции в этом году в регионе не предвидится. Возможно влияние т.н. «умного голосования», но я не рассматриваю эту концепцию как серьезную. Скорее, регион «красного пояса» выльет традиционно свое недовольство одной из партий парламентской оппозиции. Хотя по результатам выборов губернатора Ставропольского края 2019-го года мы видим, что этот эффект постепенно тоже снижается», – рассказал Ледовской.

На основании вышесказанного он не прогнозирует высокой явки на выборах в сентябре.

«Учитывая низкий уровень доверия жителей Ставрополья к выборам, ожидать высокой реальной явки не стоит, даже учитывая трехдневное голосование. Мне кажется, она не превысит даже 20%. А какая будет в итоговом протоколе... Думаю, что, как всегда, высокая, более 50%. И считаю, что на графиках мы в очередной раз увидим, каким образом такая явка достигалась. Хотя хотелось бы этого не видеть», – отметил собеседник.

При этом он не склонен пессимизировать ситуацию.

«Знаю, что на выборы от парламентской оппозиции идут в качестве кандидатов известные общественники Ставропольского края. Некоторые из них начали вести достаточно креативные кампании, в том числе в соцсетях – вероятно, это даст свои плоды. Ведь хуже всего для выборов – это низкий к ним интерес, а это, во-первых, дает возможности для манипуляций, а во-вторых, результаты выборов не отражают настроения общества. А если выборы не отражают общество, политическая конкуренция уходит в несистемное поле, что приводит к рискам дестабилизации ситуации. В общих интересах всего общества, чтобы политический процесс был здоровым и поддерживался государством. Также у меня большие надежды на нового председателя Избирательной комиссии Ставропольского края Сергея Тарасова, который вступил в должность в феврале. Я думаю, что он понимает: главная его задача — это вернуть доверие к выборам. Это сложная, но вполне посильная задача. И я ему желаю в этом удачи», – резюмировал собеседник.

На чем будут играть партии?

Руководитель Лаборатории социальных исследований Института региональных проблем Петр Кирьян напомнил, что впервые всеобщие праймериз «Единой России» проводились в 2016-ом году.

«”Единая Россия” дрейфует в сторону более открытых процедур и для них это более, чем хороший результат, ждать каких-то безумных цифр за 30%, думаю, не стоит. Население Ставрополья не инфантильно, но оно не всегда проявляет интерес к процедуре отбора тех, кто будет представлять список партии в том либо ином округе. Праймериз – это не выборы, то есть в них участвуют либо хорошо информированные, либо мотивированные, либо включенные в политический процесс люди. В принципе, это всегда небольшая группа относительно общего числа избирателей. Так что традиция не то чтобы новая, но не закрепленная. Опять-таки, на выборы у нас ходят дай Бог 50% списочного состава избирателей и голосуют не за одну партию, поэтому ждать больших цифр – это делать очень сильный аванс», – указал эксперт.

Фото:Медиахолдинг1Mi

На данном этапе праймериз являются действительно прорывом, на который по различным причинам пока не готовы остальные партии.

«Есть откровенно вождистские партии вроде ЛДПР, которые сейчас находятся в не очень понятной фазе: очевидно, что партию в ближайшее время ждет смена лидера и это подмораживает инициативу на местах. У КПРФ есть центральный аппарат, который не очень хорошо выстраивает коммуникацию с региональными отделениями, и они боятся проводить праймериз, так как боятся столкнуться с новым поколением региональных активистов. «СР», насколько знаю, проводят некий внутренний смотр, думаю, в будущем они также примут на вооружение этот метод», – рассказал Кирьян.

Также он обрисовал роль северокавказской клановости в грядущих выборах и ее предполагаемое влияние на выборы и праймериз.

«Клановость на Северном Кавказе сыграет свою роль на выборах и праймериз, но в виде поддержки тех либо иных кандидатов, но не партий. Партия, как организационная машина, нуждается в отделениях, источниках финансирования, помещениях и многом другом. Именно это и смогут предоставить местные влиятельные кланы ради проведения «своего» кандидата. А если говорить об обещаниях, то на Северном Кавказе ключевой запрос – это социальная справедливость и социальная поддержка. Соответственно, партии будут играть в основном на этом», – поделился мнением собеседник.