Прилепин рассказал на кинофестивале на КМВ о мечте поставить памятник Мотороле

Прилепин рассказал на кинофестивале на КМВ о мечте поставить памятник Мотороле

27 мая 2019, 16:32ОбществоМаргарита ГубановаPhoto: NewsTracker
О растворении на КМВ, о вызове информационному миру и о памятнике погибшему Мотороле рассказал один из основателей кинофестиваля «Герой и время», который проходит сейчас в Железноводске, писатель Захар Прилепин.

Захар Прилепин — писатель, филолог, публицист, один из основоположников современной русской военной прозы поделился во время беседы с журналистами своими впечатлениями о регионе Кавказских минеральных вод и Железноводске.

Прилепин о КМВ

«Я как человек, приезжающий сюда и наслаждающийся здешними видами, общением, людьми, природой, фактурой, исторической составляющей, хочу сказать, что для внутреннего туризма, для перемещения огромного количества российских граждан, которые никак не хотят отлипнуть от Турции, Стамбула и ещё пары мест, конечно это колоссальное пространство, возможности. В том числе с точки зрения и здоровья. Я здесь просто растворяюсь», — рассказал писатель.

Вид на гору Бештау
Photo:wikimedia.org

Он признался, что понимает Сергея Пускепалиса, который на Ставрополье живет, и хотел бы тоже здесь жить и иметь здесь дом, утром просыпаться и все это ощущать, видеть, наблюдать.

Прилепин о вызове обществу

Прилепин уже 2 дня находится в Железноводске. В первый день он выступил на открытии международного кинофестиваля «Герой и время», где рассказал зрителям о том, что само понятие «герой» появилось в Древней Элладе и обозначало человека, способного бросить вызов богам.

«Сегодняшний герой — это тоже человек, способный бросать вызов, но не только богам. Нужно бросать вызов информационному миру, потому сегодняшняя информационная повестка выносит любое событие, любое реальное деяние за 15 секунд. Любой подвиг живет в формате новостей. Сейчас подвиг, а через 1,5 часа какая-нибудь актриса или звезда инстаграма что-нибудь сделает и вытеснит мгновенно из инфополя святых, погибших, честных, удивительных. Все это сжирает постоянный вал новостей. Это меня пугает гораздо больше, чем вызов богам», — рассказал собеседник.

По его мнению, можно совершать необычайные вещи, которые взрывают сознание. И за последние годы писатель узнал многих людей, совершивших немыслимое, равносильно подвигам древних греков и древних римлян.

Прилепин о мечте

«Но это все съедает стремительное, совершенно нелепое, низкое, абсурдное. Мир плебеев торжествует, так у меня жена однажды сказала. Я, к примеру, мечтаю поставить памятник Арсену „Мотороле“ Павлову. Потому что у меня другой мечты в жизни нет. Все остальное уже сбылось», — сообщил Прилепин.

По его мнению, сейчас многое обеценивается, в том числе слово.

«Сейчас все разумное, научное, нацеленное на постижение теряет актуальность. Многое обессмысливается. Но самое главное, что происходит с нами — происходит в сфере языка и литературы. Мы все созданы из русского слова. Все наши система понятий, жестикуляции, мышление — это все из Державина, из Пушкина. Мы можем не знать, никогда этого не читать. Но я то знаю, как человек, который занимался филологией, который прочитал все эти книги, что именно язык создает человека, национальное мышление, привычки, наше миропонимание, географию, страну, которая имеет нефть, газ, Байкал, лес, Кавказ. Все это создано из русского слова и русского смысла. И если мы перестаем этим заниматься, мы себя обессмысливаем», — пояснил писатель.

Photo:facebook.com/zaharprilepin

Он отметил, что именно поэтому русские начинают цеплять, наживлять свое сознание другими смыслами и антисмыслами.

По его мнению, в советские годы были брошены сверхусилия на развитие филологии. Изучали поэтов 17-18 века, издавали сборники Афанасия Фета, Раевского, Петра Вяземского с колоссальным количеством примечаний.

«Филологическая школа достигла каких-то аномальных, космических высот и в этом был серьезнейший смысл. Тогда понимали, что нужно подживлять русское слово, историю, словесность. Тогда было понимание, что без этого никуда. Сейчас этого нет. Наша современная, российская власть ничего про это не знает и ничего в этом не понимает, потому что это отрыв от поля, которое должно их питать», — разъяснил Прилепин.

Прилепин о детях

У Захара Прилепина четверо детей. Он рассказал, что дети с детства привыкали к книгам. Пока они были маленькими, они их трогали, кусали, потом подросли и начинали их вытаскивать, раскрывать.

«Единственный способ научить детей читать, это растить детей среди книг. Убрать все гаджеты из дома, и тогда им больше нечем будет заниматься — либо пластилин, либо книжка, либо в окно смотри», — рассказал писатель.

Photo:freepikfreepik.com

Собеседник отметил, что его дети имеют библиотеку в 1,5 тысячи книг.

«У меня дом в деревне и 2 квартиры в городе. Мы мигрируем по этим местам. Везде в детской комнате стоит огромная библиотека», — рассказал писатель.

По его словам, там есть Джоан Роулинг, Артур Конан Дойль, Редьярд Киплинг, Корней Чуковский, Самуил Маршак, Андрей Усачев.

«Дочка читает книги про животных, собирает книги, неизвестных мне писателей, про кошек. Сын читает про спорт. Старший сын читает уже все подряд. Мне не очень понятен сегмент их интересов», — отметил Прилепин.

Прилепин о поколении «по барабану»

Однако он считает, что несмотря на это, через 3-4 года явится поколение, которое не читает книг.

«Такое поколение, которому по барабану все эти российские скрепы. Скрепы обрушились, они уже не прижились. Эти патриотические смыслы исповедуют люди старше 35 лет. Это люди, которые выросли в СССР, что-то в них успели заложить. Поколение 90-х и нулевых живет уже совершенно в другом мире. Они жили вне государства и вне смысла. Родина, государство, страна, скрепы, березка, осинка — для них это зашквар, плевать они на это хотели. Эта проблема есть даже в моей собственной семье», — отметил Прилепин.

Photo:kundl/CC BY 2.0flickr.com

Кроме того, капитализм в России, по его мнению, на сегодняшний день не предполагает в деревне Василия Шукшина, который родился, отучился, поднялся, приехал во ВГИК, поступил и стал великим советским русским режиссером.

«Я сам живу в деревне в Нижегородской области. Там даже школы нет. Те, кто там рождаются и растут, ни в какой ВГИК никогда не поступят. А в России 40 миллионов людей живет в деревнях. В итоге, нам культуру поставляют люди, которые не живут в России, которые воспитаны на другом сообществе, у которых другие представления о действительности. Для меня это ментальная катастрофа. Я не чувствую себя своим в артистической, культурной, литературной среде», — добавил собеседник.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter