Власть понимает, что нужно восстанавливать доверие бизнес-сообщества

Власть понимает, что нужно восстанавливать доверие бизнес-сообщества

15 апреля 2016, 10:39
Экономика
Борис Оболенец, президент Торгово-Промышленной палаты Ставропольского края

1.jpg

Борис Оболенец, президент Торгово-Промышленной палаты Ставропольского края

- Борис Андреевич, как Вы,  как «официальный представитель»  краевого  делового  сообщества  можете оценить эффективность взаимодействия бизнеса и власти в Ставропольском крае?

  Я всегда считал и считаю, что управлять краем – это тоже бизнес. Люди, которые пришли, например,  из комсомола, у них и знания есть, и потенциал, и масштаб мышления,  но отсутствие опыта в  реальной экономике – это всегда минус. Можно сказать, что нам в этом смысле с Владимиром Владимировым повезло – ранее он занимался управлением в компаниях, управлением проектами, знает, как работает бизнес. И одна из первых встреч, которые он провёл после назначения -  это встреча с деловым сообществом.

- Что показала эта встреча? Был ли там намечен какой-то «генеральный курс» развития края? Получилось ли обсудить все проблемы предпринимателей?

Может быть, на этой встрече и не был охвачен весь комплекс проблем, два часа для этого просто недостаточно, но губернатор  показал, что готов слышать бизнес, и что понимает роль общественных организаций. Ведь предприниматели со своими проблемами идут не к губернатору, а в организацию, к нам,  а мы уже эти проблемы объединяем и несём в правительство.

Кроме того, губернатор же объехал  все муниципалитеты – это тоже большое дело. Когда у местного бизнеса возникали какие-то вопросы, Губернатор на встречах всегда переадресовывал их к нам. Мы стараемся быть посредниками в хорошем смысле слова между властью и бизнесом: беды предпринимателей  доносить до власти и сигналы власти доносить до бизнеса.

2.jpg

 - Вы говорите, что губернатор по складу ума должен быть в том числе и бизнесмен. Можно возразить, что задача губернатора – в большей степени решать социальные проблемы, а не заниматься бизнесом в виде регионе. 

  - Но для того, чтобы решать эти вопросы, нужно решать вопрос наполняемости бюджета. Губернатор понимает, откуда берутся эти деньги, как их заработать. Чтобы они были – надо развивать те отрасли, в которых у нас преимущества, которые дают доход в бюджет. Я имею в виду, конечно, больше промышленность.

Да, у нас есть большие достижения в аграрном секторе, но аграрный край может быть и промышленным в плане переработки сельхозпродукции. Симбиоз аграрного края и промышленности – это то, о чём губернатор сейчас говорит, и то, о чём я всегда говорил, будучи в Думе.

- Значит ли это, что край должен сам выступать как хозяйственник, собственник предприятий, зарабатывать по обычным бизнес-схемам?

Лучше делать какие-то проекты совместно с бизнесом в рамках государственно-частного партнёрства. А когда правительство принимает решение, что будем на бюджетные деньги что-то строить – можно быть уверенным на 90%, а может быть, на 100%, что затраты превысят те затраты, которые потратил бы бизнес на эту же задачу. Не потому что там все жулики и воры, а потому, что всё равно бизнесмен за своими деньгами следит более строго.

Я всегда был против тех проектов, которые начинает правительство само организовывать, сразу возникают подозрения в коррупции. Была идея создать в крае компанию, которая занималась бы заправками. Я тогда был депутатом Думы, мы все выступали против, но предприятие создали – и в итоге этот ГУП обанкротился.

Что, торговать бензином невыгодно? Они говорят: у нас были проблемы с получением мест под заправки – как у краевой власти могут быть такие проблемы? Потом я задал вопрос, почему гараж правительства заправляется у какой-то другой компании?

Так деньги ушли, были уже потрачены. И точка зрения губернатора Владимирова,  что государство в лице  краевой власти  должно не столько само создавать проекты, сколько поддерживать бизнес, который сам это делает – мне  очень импонирует.

3.jpg

- Но при этом в крае ещё не было ни одного примера государственно-частного партнёрства, и в правительстве даже говорят, что заложенный в законе механизм не работает.

Вы знаете, ГЧП пока действительно не очень-то работает. Закон краевой принимался и готовился комитетом, который я возглавлял в краевой Думе. И тогда были возражения, что он рамочный - он и на самом деле рамочный, и только потому, что федеральный закон такой же. Сейчас, насколько я понимаю, идут работы на федеральном уровне, будет переработка и региональных законов.

Правительству нужно определиться, в какой сфере это будет. Нельзя вот так просто сказать «мы готовы к государственно-частному партнёрству» и ждать, когда все начнет работать само собой.  Правительство должно определить конкретную отрасль,  направление – условно говоря, строительство детских садов, - и сказать: здесь будет развиваться государственно-частное партнёрство, готовить свои нормативные акты. Бизнес ведь тоже осторожен: сегодня с государством договорились так, а на следующий год в бюджете денег нет. Должно быть законодательство, которое его подстрахует.

Вот, например, на  уровне краевой Думы постоянно обсуждается вопрос утилизации отходов. Почему-то у нас в крае заходят инвесторы с предложениями, но до сих пор используем обычные полигоны, тот способ, который в цивилизованном мире уже лет 50 не применяют. Может конкретно по этой  проблеме край бы сказал – давайте создадим государственно-частное партнёрство, чтобы и край получал выгоду, и инвестор.

4.jpg

- Должен ли бизнес сам подавать сигналы, куда он готов зайти только на условиях партнёрства с государством?

Бизнес больше должен предлагать. Правительство – это же, по сути дела, набор чиновников. У них рутина, текучка. Если  деловые люди к ним сами не будут обращаться, может быть даже иногда «надоедать», то процесс будет идти раза в три медленнее. Без инициативы снизу, то есть от бизнеса, тут никак.

- Чтобы соглашаться на ГЧП и даже предлагать свои инициативы правительству, бизнес должен ему доверять. На Ваш взгляд, есть это доверие сейчас?

У нас до последнего времени одна из самых больших проблем  была – это  частая смена власти. Можно по-разному относиться к губернатору Краснодарского края, но мы им все завидовали, и бизнес завидовал, что там губернатор уже много-много лет.  Понятно, что такая многолетняя стабильность рано или поздно переходит в застой, это тоже не очень здорово, но для бизнеса крайне важно, чтоб правила игры не менялись раз в два-три года. Очень надеюсь, что на Ставрополье вот эта проблема с постоянной чехардой во власти закончилась.

Я думаю, что должно пройти ещё, по крайней мере, около  года, чтобы бизнес понял, что нынешняя команда – это стабильность и прозрачные условия. В принципе, сейчас уже есть явные сигналы, устанавливаются уже нормальные, прозрачные, правила. Это, конечно, прибавляет оптимизма.

5.jpg

- Во взаимодействии с Торгово-промышленной палатой России вы занимаетесь оценкой регулирующего воздействия. На какую оценку наш край может рассчитывать по итогам 2014 года?

Осознанно и конкретно Палата стала работать по оценке регулирующего воздействия с приходом губернатора Владимирова.  Министерства стали более ответственно подходить к подготовке документов, больше всего здесь преуспевает Минэк, всегда вовремя всё делает.

Наша задача не только дать оценку, а внести свои предложения, этого от нас и ждут депутаты. Например, за последнее время нам удалось изменить закон о налоге на имущество. Мы очень плотно его проработали, и внесли радикальное предложение не принимать его в этом году – ни Ростовская область, ни Краснодарский край этого не сделали. Тут парламентарии всё-таки приняли решение ввести его с 2015 года, но нам удалось снизить коэффициент – с 1,5 до 0,9%.

- Видимо, в отношениях бизнеса и власти не всегда только власть выступает в роли «плохого парня», что-то ограничивая или запрещая. Есть же есть целые отрасли в бизнесе, где вероятность нарушений  заведомо выше. Должно ли  бизнес-сообщество  само как-то бороться с этим?

Это больше  вопрос вывода бизнеса из  тени.  К сожалению, действия многих контрольных органов федерального центра в своё время привели к тому, что это работу надо начинать по сути с нуля.

Например, очень много есть "бомбил". Есть закон о патенте, который позволяет купить патент, заплатить и спокойно работать, даже одному. В Пятигорске большую работу провела администрация по выводу из тени этого бизнеса. Но когда приняли закон о социальном налоге на ИП, многие формально закрылись, но по факту они не закрылись, они просто ушли в тень. И второй раз их оттуда вывести будет сложнее - кредит доверия не исчерпан, но на какое-то время он, конечно, лимитирован. По сути дела, этим законом существенную часть малого бизнеса просто загнали в теневой сегмент. Кстати, региональная власть это как раз понимает, у нас с ними по этому вопросу схожие позиции. Теперь донести бы это до федерального центра…

6.jpg

- А что вы сейчас делает ТПП для повышения эффективности коммуникаций между бизнесом и властью?

Мы недавно  один проект запустили, он ещё набирает обороты - проводим круглые столы в районах на тему "Что мешает вашему бизнесу".

Когда мы раньше приезжали в районы, мы собирали бизнесменов, начинали им рассказывать, вот мы делаем то-то и то-то, а для членов Палаты скидка, приходите к нам, мы вам сделаем то и сё – они слушали: "ну, пой, птичка, пой". Сейчас мы сделали по-другому: приезжаем мы и приезжают около 10 представителей контролирующих органов: прокуратура, МВД, налоговая инспекция, Роспотребнадзор и так далее.

Мы, по сути дела, задаём вопрос: где у вас незаконные проверки? Что вам мешает? Бизнесмены говорят – там-то и там-то, на это отвечают представители органов. Если есть вопросы, которые не решены – мы берём их на контроль. То есть, мы выполняем роль такого коллективного уполномоченного по защите прав предпринимателей.

Есть некоторые трудности с тем, чтобы привлекать к такой работе контрольные  ведомства. Но когда мне министерства отвечают, что они заняты другим, я им отвечаю: вот это ваша работа. Вы там приезжаете не просто с людьми поболтать, а выполнять свои прямые обязанности. И всё больше ведомств это понимает.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter