Зачем арабским шейхам лошади из Ставропольского края

Зачем арабским шейхам лошади из Ставропольского края

13 мая 2016, 11:44
Экономика
Терский конный завод, выращивающий чистокровных арабских лошадей, является самым старым в РФ – он недавно отметил 125-ю годовщину, а в минувшем году подарил миру ряд сенсаций. Руководитель конюшен предприятия Ольга Бирюкова рассказала в интервью информационному агентству NewsTracker о достижениях специалистов завода и специфике этого бизнеса.

Терский конный завод, выращивающий чистокровных арабских лошадей, является самым старым в РФ – он недавно отметил 125-ю годовщину, а в минувшем году подарил миру ряд сенсаций. Руководитель конюшен предприятия Ольга Бирюкова рассказала в интервью информационному агентству NewsTracker о достижениях специалистов завода и специфике этого бизнеса. 

Сагал А.Э. с Бандеросом-s.jpg


История

Граф Сергей Строганов основал конный завод на Кавказских Минеральных Водах в 1889 году. Предприятие начало работу с привезенных из путешествий по Ближнему востоку двух жеребцов и 9 кобыл. Во время гражданской войны предприятие полностью разрушили, но в начале 20-х годов 20 века было принято решение создать Военный Терский конный завод, который выращивал арабских лошадей для армии.

История на скаку

1.jpg

- Существенная часть истории завода пришлась на довольно нестабильные времена. Можно сказать – от войны к войне. Как удалось ему вообще сохраниться?

- Действительно, со дня своего образования завод ни дня не занимался чем-то другим, кроме своего прямого дела – сохранением и улучшением породы арабских лошадей в России. Конечно, помогло то, что завод долгое время по понятным причинам курировали военные. Например, довольно быстро после периода безвластия и развала гражданской войны сам Будённый издал приказ о создании завода заново. Задача, которая стояла тогда перед военными - это выведение легкой лошади для кавалерии. Жуков, как известно,  принимал парад Победы на жеребце терской арабской породы. 

Хотя до этого войну еще пришлось пережить, была эвакуация. В конце 41-го года уже бомбили  станцию «Минеральные воды». Порядка четырех тысяч голов лошадей паслись тут табунами. Тех, кто достиг примерно пяти лет, забирали служить в армию. Других, особо ценных, погрузили в эшелоны и увезли, а остальных – отправили гоном в Казахстан.  Люди, которые спасали  лошадей в таких условиях, совершили, без преувеличения, подвиг. Причем делали это не просто в тяжелейших условиях, но и буквально, под угрозой смерти. За потерю лошадей такой ценной породы в те времена можно было под расстрел пойти. А их не только нужно было перегнать подальше от войны, но и обеспечить размножение, это же технологический процесс, требующий постоянного ветеринарного контроля, медикаментов и т.д. Сейчас даже трудно представить, насколько это было сложно в условиях войны и эвакуации. 


01banderos 13.jpg


- Как конезавод отметил свой 125-летний?
Можно сказать, что нам сделали большой подарок. У завода давние партнерские и дружеские отношения с кремлевской школой верховой езды и 30 августа наши кони выступали на фестивале «Спасская башня» на Красной площади. Не каждому конному заводу выпадает такая честь.

- Какую роль группа «Арнест» сыграла в истории завода?
Раньше коневодство было государственным делом со всеми вытекающими из этого условиями финансирования и поддержки. Во времена распада советской системы управления и по сути ухода государства отовсюду, откуда только можно, конезаводы оказались на грани выживания. Наш завод – не исключение. Так что началась приватизация. Изначально у нас было два акционера, сейчас остался один – глава группы «Арнест» Алексей Сагал. Даже не знаю, как его правильней назвать – инвестор или меценат. Собственно, под управлением «Арнеста», завод снова стал одним из известнейших  в мире.


Жеребец из пробирки

- Громким событием в мире коневодства стало выведение на Терском конезаводе жеребца из пробирки. Что это был за эксперимент?

Строго говоря, не совсем «из пробирки». Семя, от которого его вывели, было заморожено более сорока лет и принадлежало Асуану  - одному из самых именитых арабских жеребцов. Если провести социологический опрос среди всех конников и задать им вопрос, какая самая известная арабская лошадь в мире, мало кто не назовет это имя.

- А чем известен Асуан?

Его появление на Терском конезаводе – уже легенда. Это был один из лучших жеребцов на племенном заводе в  Египте. Никита  Хрущев ездил на открытие Асуанской плотины, которую строили, как известно, с участием СССР. В лошадях Хрущев, в общем-то, ничего не понимал и ими не интересовался. Но его пригласили в одну из лучших конюшен страны. Он смотрел на все это довольно безразлично, пока возле одного серого трехлетнего жеребца по кличке Арафат не остановился и не сказал со свойственной  ему «непосредственностью»: «Что вы мне все показываете, взяли бы и подарили». Ну  что было хозяевам делать, вывели лучшего жеребца и преподнесли в дар. Когда прилетел Арафат, он встал на Терский конезавод, так как это было единственное предприятие, которое занималось разведением арабских скакунов. И его переименовали в Асуана. Он стал многократным чемпионом и  принес заводу мировую славу.

- Какова дальнейшая судьба необычного жеребенка?

Он очень хорош, похож на отца. Назвали мы его Аполлоном. Как и другие лошади, он сейчас встает на конюшню тренинга. Детский сад для него закончился, наступает школьный период, когда лошадей приучают к седлу, к уздечке, когда на них садится человек, и они начинают готовиться к скачкам. Конь, конечно, чувствует, что у него такая звездная фамилия. Он более задиристый, что ли, всегда находит какое-то занятие. Если другая лошадь играет, щиплет травку, у него всегда есть какие-то дела, он найдет, с кем поиграть, с кем побегать. Даже с птицами бегает наперегонки.

 

Скачки на восток

- В чем миссия завода?

Наверное, это популяризация конного спорта, серьезного коневодства, наконец, арабской породы. И конечно – это продвижение бренда русской арабской породы.

Именно «русские арабы» сейчас вызывают довольно большой интерес знатоков, особенно в Азии. В прошлом году была сделка по продаже лошадей в Иран. Заводчики, которые разводят лошадей в своей стране, купили 48 голов. Они выставили свои требования, под которые мы подбирали лошадей.  В основном – для воспроизводства.

- Можно ли сказать, что в Азии культура разведения лошадей более серьезная?

Вполне. Иногда встречаешься с мнением, что продавая лошадей в Казахстан, в Киргизстан, Монголию, отдаешь их туда, где с ними якобы хуже обращаются. Абсолютная ерунда. Мы дружим с нашими партнерами, например, с ассоциацией коннозаводчиков Монголии.  Это современные люди с растущей культурой коннозаводства.

img13793.jpg

Какие дальнейшие планы завода насчет этого рынка?

Я думаю, 2016 год будет в этом смысле интересный. Лошадьми интересуются не праздно, а именно с целью покупки. Я пока не хочу раскрывать всех карт. Можно лишь сказать, что следующая  сделка – с королевской семьей из ОАЭ. Лошадей уже отобрали, я могу об этом сказать, они стоят на карантине.

- Каковы порядки сумм в таких контрактах?

Ясно, что это лошади высокого класса. Они стоят не менее 50 тыс. евро за голову, а иногда  и намного больше. Могу сказать так – общая стоимость сделки с арабской королевской семьей – около полумиллиона евро.

- Кто-то из членов  королевской семьи принимал участие в выборе скакунов?

Нет, конечно, сами они этого никогда не делают. Для этого у них есть высококлассные и очень дорогооплачиваемые специалисты. Они приехали, когда мы проводили финал скачек для русских лошадей арабской породы. Лошади были отсняты на видео и сфотографированы, вся информация отвозилась в ОАЭ, его высочество лично просматривал материалы. Потом был долгий процесс выбора, что-то понравилось, что-то нет, каких-то особей мы переснимали, но были лошади, которые его просто покорили.

Вклад в историю

nash.jpg

- Уже понятно, что коневодство – это и бизнес, и образ жизни. А можно ли сказать, что это еще и наука?

Разумеется. Вообще племенная селекция - это огромный комплекс научных знаний во многих областях – от ветеринарии до генетики. Она требует серьезной материальной базы, много опытов. История с появлением на свет Аполлона – это именно история научного успеха. Мы собираем серьезный банк биоматериала лучших представителей арабской породы. Сейчас налаживаем партнерство в этой области со ставропольским конезаводом, разводящим английских чистокровных лошадей. Они тоже изъявили желание сохранять популяцию, экспериментировать.


Мы добились того, что хотел граф Строганов

ava.jpgАлексей Сагал, президент компании «Арнест». 


- Сотрудники Вашего завода говорят, что Вы «то ли инвестор, то ли меценат». Так все-таки конезавод – это бизнес или дело «для души»?

Вообще-то, лучше всего  бизнес получается тогда, когда он именно для души. Свое дело нужно любить.  Я вообще слабо представляю, как лошадьми могут всерьез заниматься люди, которым это неинтересно, у которых лошади не вызывают особого эмоционального отклика.  Я всегда говорю в таких случаях, что  люди, у которых лошади не вызывают, как минимум, интереса и симпатии, вызывают у меня некоторое недоумение. У них какой-то душевный дефект.

 - Это единственная причина, по которой владелец крупной компании, производящей бытовую химию, выбрал  такой довольно необычный объект инвестиций?

Не единственная, но первая. Завод нужно было просто спасать. Спасать вот этих конкретно лошадей, вообще славу русской арабской породы, наконец, уникальные  профессиональные кадры. Ну и потом продвижение бренда «русских арабов в мире» - это амбициозная бизнес-задача, тут есть к чему стремиться.

- Судя по всему, в качестве основной рыночной стратегии завод сейчас выбирает продвижение на азиатские рынки и Ближний Восток. Там более платежеспособный покупатель?

Я бы сказал, более увлеченный и заинтересованный.  И потом, каждая сделка с такими покупателями – это, как правило, поставка нескольких голов, а не «штучного товара», конечно, с точки зрения бизнеса это интереснее. Кроме того, это же своего рода вызов – научиться продавать на Арабский Восток арабских лошадей. Это признание того, что нам удалось вывести бренд «русских арабов» на тот уровень, которого и хотел достичь граф Строганов, закладывая наш завод. Уникальный микроклимат места, где завод находится, уход и содержание лошадей, усилия наших спецов по селекции -  в результате всего этого лошади русской  арабской породы занимают места в конюшнях богатейших семей Ближнего Востока. Причем по своим рабочим качествам наши русские «арабы» очень часто превосходят аутентичных арабских скакунов.

- То есть вы, по сути, поставленной задачи уже добились – вывели бренд на международный рынок. А дальше что?

Пределов совершенству нет, как известно. Да и потом, повторюсь, коневодство – это не та сфера, где все измеряется деньгами или составом пула бизнес-партнеров. Тут важна причастность к чему-то настоящему, вечному. А человек и лошадь в истории уже так долго рядом, что это уже навсегда. Прогресс прогрессом, но даже в наше время частных коммерческих полетов в космос, мощность все равно измеряется в лошадиных силах. Лошади – это состояние души. И выходить из этого состояния не хочется, да и не нужно.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter