Posted 15 мая, 07:34

Published 15 мая, 07:34

Modified 15 мая, 07:36

Updated 15 мая, 07:36

Чернозем накрываем асфальтом: останутся ли крестьяне на Ставрополье без земли

Чернозем накрываем асфальтом: останутся ли крестьяне на Ставрополье без земли

15 мая 2024, 07:34
Фото: Изображение Midjourney
Чернозем накрываем асфальтом: останутся ли крестьяне на Ставрополье без земли
В России сокращаются площади сельхозугодий, чиновники передают их под застройку, прикрываясь благими намерениями. Но стоит ли строить там, где еще вчера колосились поля, пытался разобраться NewsTracker.

Недавно стало известно об инициативе Росреестра о наделении Минсельхоза полномочиями устанавливать границы сельхозземель и принимать решения по их изменению, причем сведения о возможных изменениях будут вноситься в ЕГРН. По версии ведомства, подобный шаг поставит заслон на пути незаконных решений и остановит поглощение сельхозугодий в пользу того же жилого или производственного строительства. И хотя предложение сейчас находится в стадии обсуждения, в аграрном Ставрополье оно уже вызвало неоднозначную реакцию.

Чем богато Ставрополье

Но начнем со статистики. Как рассказали NewsTracker в Управлении Росрееста СК, площадь сельхозземель на Ставрополье составляет более 6 млн гектаров. Причем на протяжении последних десяти лет общая площадь пашни оставалась неизменной — около 4 млн гектаров.

«Информацией о наличии прецедентов незаконного перевода земель сельскохозяйственного назначения в иную категорию Управление не располагает», — подчеркнули в Росреестре на наш вопрос о том, насколько актуальна проблема для края.

Задали же мы его неспроста. Как следует из данных Государственного (национального) доклада о состоянии и использовании земель в 2022 году, на 1 января 2023 года площадь земель сельскохозяйственного назначения в РФ составила 379 134,7 тыс. га.

«В сравнении с предшествующим годом площадь категории земель сельскохозяйственного назначения в составе земельного фонда Российской Федерации уменьшилась на 543,7 тыс. га», — приводят данные аналитики.

Пока другие их коллеги не исключают, что подобное сокращение стало возможным, в том числе, из-за шагающей по всей стране урбанизации, когда развитие промышленности и рост самих городов заставляют отрезать куски от плодородных земель. И не это ли заставило Росреестр задуматься о федеральном контроле, разработав соответствующий законопроект.

Кто-то не заметил, как стали успешной державой

К нововведению с долей скепсиса относится депутат думы Ставропольского края Петр Коротченко, уверяя, что подобная инициатива не только губительна для экономики страны, но и вызвана устаревшими подходами к земельному вопросу.

«Раньше подобное перераспределение считалось недопустимым, поскольку перевод земель сельхозназначения в земли для промышленного или жилищного строительства мог нанести незначительную угрозу продовольственной безопасности. Но с 2000-х годов данная проблема государством успешно решена. У нас обеспеченность зерном составляет 175%, растительными маслами более 200%, мясом, сахаром — более 100%. У нас нет угрозы голода, мы всего производим с избытком, это не считая того, что госбюджет выделяет ежегодно десятки млрд рублей на подъем и развитие залежных земель. Такое ощущение, что кто-то не заметил, как мы стали успешной аграрной державой и апеллирует к прошлым проблемам», — не согласен с подобным скопидомством депутат.

Уступить гектар — выиграть миллиарды?

Он уверен, что попытки смотреть только назад тормозят развитие регионов.

«Перевод сельхозземли в земли населенных пунктов — это мизерные доли процентов угодий, которые не влияют на обеспечение страны продовольствием. Зато это дает возможность экономического прорыва. Перевод земли в том же Подмосковье для иных нужд позволил обеспечить приток населения и рост налогоплательщиков. У них была просто земля, близкая к столице страны, за счет чего они и развились. Вот и на Ставрополье для тех же застройщиков представляют интерес участки, расположенные близко к городу. Но если самая дорогая пашня в регионе стоит 300 тысяч за гектар, сотка земли под жилищное строительство может превышать 1 млн рублей. То есть, подобный перевод земли сельхозназначения, например, под жилищное строительство дает увеличение стоимости этих земель, что влечет увеличение ВВП, доходов в бюджет, рост рабочих мест и экономики», — перечисляет преимущества Коротченко.

Он также предлагает не сбрасывать со счетов вопросы доступности комфортного жилья для населения. Их невозможно решить без новых строительных площадок.

«Избыточное ограничение перевода сельхозземель, подходящих под строительство недвижимости, будет только разгонять стоимость квартир. Если нас действительно беспокоит демография, то без дешевого и качественного жилья решить данный вопрос невозможно», — говорит Коротченко.

Причем наш собеседник отмечает, что в современном законодательстве и без того достаточно ограничений, чтобы не было бездумного и необоснованного перевода земель.

«Сейчас подобные решения в регионе принимаются на уровне правительства СК, тогда как главы субъектов назначаются и избираются при поддержке руководства страны. У нас выстроена хорошая вертикаль власти и контроль над землями есть. По большому счету, если президент доверят главе региона контролировать данный процесс, зачем нужен перевод на федеральный уровень? Это приведет только к излишней загруженности Минсельхоза, и не имеет никакого отношения к главной его задаче, поставленной президентом страны, о наращивании производства АПК на 25% до 2030 года», — считает Петр Вадимович.

По его словам, иную позицию в данном вопросе могут поддерживать только те, кто либо совершенно не понимает современное состояние сельского хозяйства России в текущих реалиях, либо «патологически не доверяет региональным властям, которым руководство страны и жители доверили будущее этих регионов».

Кто назовет нас умными?

Оказался в числе подобных «оппозиционеров» и известный журналист и аналитик Ставрополья, часто поднимающий в своих расследованиях земельные вопросы региона Александр Емцов. Наш коллега уверен, что подобная инициатива не только абсолютно правильная, но еще и запоздала на 30 лет.

«Если в советское время подобные переводы допускались в редких случаях, с 90-х годов в крае как с цепи сорвались. Та же застройка юго-западного района, Михайловска — это все бывшие поля, Колхоз „Пролетарская воля“ в Предгорном округе и колхоз имени Ленина под Пятигорском тоже ушли под застройку. Под Ессентуками ушли поля. Подкумка, где раньше выращивали капусту, кабачки, по дороге на Кисловодск, сейчас застроена вся. Кто нас назовет умными? Чернозем формируется тысячелетиями, а мы накрываем его асфальтом, домами», — отмечает эксперт.

На вопрос же издания, что является причиной подобного поведения, наш собеседник отвечает просто и емко: выгода. Мол, если речь и идет о чьем-то достатке со стороны застройщика, то лишь о своем.

«Почему наши предки построили Пятигорск на Машуке, а сегодняшние поколения пошли на черноземы и ровные поля? Потому что, хотят минимизировать затраты, а потом хоть потоп. В европейских городах, в той же Хорватии, скала спускается к морю. Просто гора, но власти бульдозером пробивают улицу и отводят участки для людей, потом привозят землю для огородов, и получаются шикарные коттеджи. Никому и в голову не приходит занимать пашни. А у нас обратная ситуация», — не понимает подобного «хозяйствования» эксперт.

Поэтому полностью поддерживает инициативу о том, чтобы контролировали сделки с землей и распоряжались ею федеральные власти.

«Сложившаяся практика показала, что когда у субъекта есть право, он распоряжается им крайне бесхозяйственно. Если данный земельный вопроса заберет под свой контроль Москва, поначалу это будет сложно, но при сегодняшнем уровне кадастрового учета, когда со спутников мы каждый миллиметр земли видим, все быстро придет в норму. Технические возможности позволяют это сделать», — уверен журналист.
"