Posted 21 января 07:12

Published 21 января 07:12

Modified 21 января 08:32

Updated 21 января 08:32

Нагайку взял для устрашения: учитель раскрыл правду о ЧП в кадетской школе Ставрополя

21 января 2023, 07:12
Фото: newstracker.ru
Учитель, ударивший ребенка плетью в кадетской школе Ставрополя, рассказал изданию NewsTracker свою версию событий. Нарушить молчание его вынудила травля школьника, начавшаяся не только в социальных сетях, но и в реальной жизни.

Всю эту неделю на Ставрополье не утихали страсти из-за фотоснимка оголенной спины ребенка со следом кнута. По словам отчима мальчика, удар последнему был нанесен во время урока офицером кадетской школы имени Ермолова. Дескать, такие методы воспитания не в диковинку в учреждении и есть даже некое соглашение родителей о том, что они не против рукоприкладства «для воспитания». После этого разгорелся скандал.

Сам педагог был уволен, над ним нависла угроза уголовного дела. В итоге Евгений Шмаков решил нарушить молчание. И вынудил его выступить в СМИ не шквал оскорблений в свой адрес в соцсетях, а та тень, которая легла на казачество и школу, не говоря уже о травле семьи мальчика.

Строго, но без насилия

Все зашло слишком далеко, и я хочу защитить честь образовательного учреждения, где проработал почти два года, — по-военному скупо и без обиняков объясняет свое согласие на встречу Евгений Викторович.

Сам он личность не медийная. За его плечами опыт работы в федеральной службе по обороту за наркотиками, в уголовно-исполнительной системе. В кадетскую школу имени генерала Ермолова пришел работать в январе 2021 года, и сразу взял на попечительство 5-й казачий класс. Довольно непростой, хотя бы с той точки зрения, что многие из ребят перешли в «кадетку» из обычных образовательных школ, где дисциплина далека от военной.

«5-6 класс — самый ответственный возраст. Упустишь ребят за эти два года, и в 7-м классе работать с ними становится сложно. В организме ребенка кипит такой гормональный бульон, что зачастую их поведение — сплошной протест. Особенно, если дети не с начальной школы варятся в этой среде, и у них еще идет борьба за лидерство. Поэтому задача воспитателя состоит в том, чтобы за этот временной промежуток скорректировать ребенка, привить ему правильные жизненные ориентиры и ценности. И без строгих воспитательных бесед здесь не обойтись.

Бывают такие моменты, что техслужащая не успевает грязные полы вытирать, а воспитанник, проходя мимо, машинально бросает бумажку. Возвращаешь его и на повышенных тонах спрашиваешь: „А дома бы ты так со своей мамой или бабушкой поступил?“ Дети, конечно, сразу обижаются. Это видно по надутым губам, нахмуренным бровям, но, когда после отдельно разговариваешь с провинившимися, объясняешь им, в чем те не правы, ребята готовы меняться», — рассказывает Евгений Шмаков.

Постулаты об уважении к труду в школе прививают без розг, утверждает бывший учитель.

Когда начал читать комментарии под жалобой родителя, ужаснулся. Никогда здесь никто не подписывал документов о применении телесных наказаний. Бред, бред и еще раз бред. Я сам по второму образованию юрист, и Уголовный кодекс в нашей стране никто не отменял. Никакой руководитель не возьмет на себя ответственность издать и подписать такую бумажку. Директор школы Николай Панин — достойнейший и образованный человек — не допустил бы подобного перегиба, — возмущен «свидетельствами очевидцем» экс-педагог.

Он рассказывает, что тот вторник 10 января ничем не отличался от предыдущих дней, пока ему в слезах не позвонила учитель английского языка с жалобой на воспитанников 6-го «к».

«Захожу к ним в класс — там вакханалия. Один топает, другой кричит, третий с учителем пререкается, еще двое отношения выясняют», — описывает Евгений Шмаков сорванный урок. Как и не отрицает, что зашел в класс с нагайкой, но использовать ее не собирался.  Брал «исключительно для устрашения, как отцовский ремень».

«Да, непедагогично. Но что делать, когда просто повышенный тон дети уже не воспринимают? Поэтому, вычислив нарушителей дисциплины по стопке дневников на учительском столе, беседу с ними проводил на повышенных тонах, но без оскорблений и рукоприкладства. Да, размахивал хлыстом, постукивал им по столу, где сидели шесть главных зачинщиков», — вспоминает тот день педагог. И признается, что сам до сих пор не понимает, как так вышло, что «свободным концом нагайки через плечо нанес удар по ребенку».

Это не было намеренно. Тем более, что мальчик по физической комплекции самый маленький в классе, и не входит в число отъявленных хулиганов. То есть, удар было даже не методом воспитания, а случайностью. После инцидента я сразу поинтересовался самочувствием ученика, а потом при всех ребятах в классе извинился перед ним. Да, был не прав, что не позвонил и не объяснил случившееся родителям. Мне нет тут оправданий, — не снимает с себя ответственности Шмаков.

Почему и, когда история получила огласку, сразу написал заявление об уходе. Думал, что таким шагом сведет конфликт на нет, защитив кадетскую школу от надуманных обвинений. Но не вышло.

«Я в шоке от того, как одно недоразумение породило столь чудовищную ложь о насилии в школе. И самое ужасное, что больше всего от этого страдает ребенок. Началась травля, буллинг семьи, хотя люди очень порядочные. Никто не ожидал, что пост на эмоциях приведет к такому результату», — просит педагог всех успокоиться, чтобы не навредить детям. Мол, факты озвучены, подробные объяснения правоохранителям даны, истину и степень вины теперь пусть устанавливает следствие.

Хватит раскачивать лодку. Хватит домыслов, в том числе, и почему мальчик перевелся в другую школу. Никакого давления на него не было, уход не связан с этой историей. Просто семья купила дом в другом районе, ребенку приходилось вставать в 5 утра и с пересадками добираться до учебы. Вот и вся причина, — акцентирует Шмаков.

На вопрос же корреспондента издания о том, есть ли желание в дальнейшем продолжить педагогическую деятельность, не лукавя, отвечает, что если будет возможность, с радостью вернется. «Мне нравится работать с детьми», — признается наш собеседник.

Кого растим: патриотов или хулиганов?

И такой настрой радует атамана Регионального отделения общественной организации «Союз Казаков-Воинов России и Зарубежья» Бориса Пронина, уверенного, что «вся эта история раздута извне»

С переходом на европейскую модель образования, мы потеряли его главную функцию — воспитание детей. Единственная школа в Ставрополе, где сохранили эту „опцию“, — кадетская школа. Только здесь у нас остались офицеры, которые воспитывают детей на традициях уважения и почитания старших, рассказывают о нашей культуре, прививают правильные жизненные принципы, когда НЕЛЬЗЯ тяжелобольную учительницу доводить до слез. И какой другой реакции дети и родители хотели  на свой проступок? — не понимает этой шумихи атаман. Как и уверяет, что пришло время расставить приоритеты.
Атаман Регионального отделения общественной организации «Союз Казаков-Воинов России и Зарубежья» Борис Пронин

«Кого мы растим: патриотов, уважительно относящихся к другим гражданам своей страны, или потерянное поколение, незнающее, где бы еще нашкодить. Сейчас очень важно не упустить то время, когда на подрастающее поколение еще можно повлиять авторитетом взрослого. Иначе потом теряются берега, ребенок понимает, что за него вступятся правозащитники, социальный педагог и представители ювенальной юстиции, и все! Но сегодня они срывают уроки, а завтра проступок перерастет в преступление. И не для расшатывания ли общества звучат призывы о смене всего педагогического состава. Поэтому мы против поспешных и необдуманных кадровых решений, к которым относится увольнение педагога. Нужно разбираться, что было на самом деле, а не разбрасываться ценными кадрами», — уверен Борис Пронин.

Верните нам учителя

Чья позиция близка и родительскому сообществу Ставропольской кадетской школы имени генерала Ермолова, также настаивающих на объективном расследовании данной истории и, главное, трактовке произошедшего.

Я опрашивал учеников, и все говорят, что это произошло случайно. Причем за полтора года, что дети учатся в кадетской школе и в казачьем классе, ни разу такого не было. Кроме того, в социальных сетях многие пишут, что мы якобы даем разрешение на то, чтобы били наших детей. Этого нет, и никогда не было, — рассказывает глава родительского комитета 6 «к» класса Сергей Филатов.
Родители кадетской школы в Ставрополе

Тогда как вместе со взрослыми пришли отстоять честь педагога и своего учебного учреждения и учащиеся Ставропольской кадетской школы.

Никакого физического насилия в школе нет. Нагайка для нас — это дань традициям. Ее в нашей школе используют в казачьих танцах, а не как элемент наказания. Да и офицеры у нас самые лучшие. Для кого-то из ребят они становятся даже не вторыми, а единственными отцами, когда можно даже после занятий подойти, попросить совета или помощи, и никто не откажет, — рассказывают дети. И в унисон просят краевых и городских чиновников «пересмотреть вопрос о воспитателе Шмакове».

«Он добрый и хороший. Уроки ОБЖ с ним это отдельный вид искусства, когда ты начинаешь любить этот предмет. Евгений Викторович вчера пришел в школу, у всех детей радость была неимоверная, думали, что он вернулся», — делится ученица Анастасия Гурина и предлагает чиновникам зайти на ее страничку в соцсетях. «Там не взрослые пишут о нем, а дети. Мы врать не будем. Почитайте отзывы, и вы поймете, что этот человек очень важен для нас и все его ждут обратно», — заключает она.

учащиеся кадетской школы в Ставрополе