Posted 17 января 09:11

Published 17 января 09:11

Modified 17 января 09:13

Updated 17 января 09:13

Бабушка-невидимка: беженке из Украины полгода не выдают паспорт на Ставрополье

17 января 2023, 09:11
Фото: Читатель NewsTracker
На территорию России 80-летняя жительница Мариуполя прибыла в мае, однако и спустя восемь месяцев бабушка живет без паспорта, полиса и пенсии, передает корреспондент NewsTracker.

Есть такая поговорка: старые деревья не пересаживают. Однако порой обстоятельства складываются так, что даже людям преклонных лет приходится бросить родной дом, чтобы выжить.

«Стреляли день и ночь. Один дом разрушили, другой спалили», — рассказывает жительница Мариуполя Жанна Закружецкая о том, с чего весной 2022 года началось ее скитание по бомбоубежищам. Тогда в марте снаряд националистов попал и в их дом, влетев в пятый этаж. Соседи пенсионерки, жившие в одной из квартир, погибли мгновенно. Другие же перешли в подвал. Налегке и без документов.

Фото: vk.com/dnr_sckk

О паспортах, полисах, свидетельствах о рождении под непрекращающимся огненным залпом никто не думал. Сегодня ты здесь, а завтра — никто знает, будет ли оно это завтра, когда в бомбоубежищах сыро, темно и страшно. Нет ни еды, ни воды. В первые дни, кто был моложе, еще совершал по ночам вылазки в старый дом, чтобы забрать из холодильников продукты. Что удавалось купить днем в городе, также делилось на всех и по возможности растягивалось на несколько дней. Ведь выходы «в свет» были редкими. Воду тоже пили, которую достанут, — из луж, водостоков, бочек. Грязную, вонючую, с опасными добавками. Но куда страшнее кишечной инфекции тогда была банальная жажда.

Поэтому когда через три месяца полуподвальной жизни мариупольцы услышали об открытом гуманитарном коридоре, ни у кого не было и тени сомнения о необходимости воспользоваться приглашением России.

Собственно, так Жанна Владимировна Закружецкая и попала в мае сначала в Таганрог, откуда ее вместе с 82-летней землячкой перенаправили на Старополье в пункт временного размещения в поселке Пелагиада. Он же оказался совсем не приспособлен для людей столь почтенного возраста. Это здоровому и молодому человеку 200 метров до душа, многочисленные ступеньки в доме без лифта — сущая безделица. Для ослабленных же пенсионерок на ходунках — непреодолимое препятствие.

Почему и не хотели стариков даже снимать с автобуса, сразу же отправив на время в психиатрическую больницу в Ставрополь. В ней бабушки провели целый месяц, после чего их перевели в другую районную больницу. Но и там спустя две недели остро встал вопрос: как быть дальше? Документов у обеих нет, родственников на Ставрополье тоже. Причем у старшей из пациенток развита деменция, ее без ухода оставлять нельзя, но и держать дальше в медучреждении без веских оснований — тоже.

Фото: 26.mchs.gov.ru

«Я уже не помню, кто мне позвонил и рассказал про этих бабушек, но душу выворачивало, стоило представить, что их сейчас снова в путешествие по больницам отправят», — рассказывает руководитель фонда «Мы простые люди» Наталья Леймакина, как обе пенсионерки в конце августа оказались в селе Китаевском.

Там у волонтеров есть небольшой дом, где могут временно проживать люди, в силу разных жизненных обстоятельств оставшиеся без крова и документов, со собором которых неравнодушные ставропольцы также помогают своим подопечным. Вот и когда бабушки чуть пришли в себя после больничного «аттракциона», первым делом активисты стали решать вопрос с получением ими паспортов.

«Мы обращались и в районную администрацию, в полицию, в территориальное отделение по вопросам миграции, в краевую миграционную службу, но за пять месяцев проблема так и не решена. Было бы все гораздо проще, если бы у них остались прежние паспорта на руках. Но их нет, и сейчас бабушки абсолютно бесправны и беззащитны. У них нет паспорта, полиса, СНИЛС — всех тех документов, на основании которых можно рассчитывать на пенсию и бесплатную медицинскую помощь. Да, они не голодают, одеты и обуты — но порой все держится на милосердии простых ставропольцев, а не госгарантиях. Для чего мы пригласили людей к себе в страну, чтобы здесь сделать их бомжами?» — разводит руками Наталья.

Видео: Читатель NewsTracker

К слову, недавно одну из пожилых подопечных, которой требуется постоянный уход, забрал к себе Свистухинский центр социальной адаптации для лиц без определенного места жительства. Жанна Владимировна осталась в доме сама. И хотя волонтеры часто навещают свою подопечную, привозят продукты, оплачивают счета за коммуналку, да и просто узнают, как дела, все же сердце у последних не на месте. Бабушка не молодеет. Ее все чаще одолевают болезни, лечение которых, как и покупка лекарств, ложится на плечи волонтеров и производится за их счет. О чем наши собеседники скромно умалчивают. Куда больше их волнует то, что в разговоре с Жанной Владимировной нет-нет да промелькнет —  мол, боюсь, не доживу и умру гражданкой ничьей страны.

Ребята, конечно, стараются гнать от нее такие мысли прочь, но с каждым месяцем оправдание миграционным службам найти все сложнее. Зато удалось разыскать внучку бабушки. Пенсионерка изначально знала номер ее мобильного телефона наизусть, и все время просила активистов найти «родную кровь».

«Мы дозвонились до девушки. Узнали, что она тоже была эвакуирована из Мариуполя в Россию, живет сейчас в ПВР в Ростовской области с двумя маленькими детьми. Поэтому забрать Жанну Владимировну ей некуда», — рассказывает Наталья.

И не исключает такой возможности, что если бы у бабушки были документы, и по ним она оформила пенсию, может, семья бы и соединилась. Вместе же и в кругу родных всегда выживать легче. К слову, у внучки каким-то непостижимым образом оказалась фотография всех страниц паспорта Жанны Закружецкой. Однако и эта маленькая зацепка не помогла раскачать бюрократическую машину по установлению личности бабушки.

Фото: Читатель NewsTracker

«На все наши обращения мы по-прежнему слышим, что все решается в индивидуальном порядке, но в рамках закона. Но что это за закон, который не торопится вернуть человеку статус гражданина своей страны и все полагающиеся льготы», — не согласны волонтеры.

Тогда как в ГУВД МВД Ставропольского края и миграционной службе Ставрополья устно отказались комментировать данную ситуацию, потребовав от редакции письменный запрос.