Posted 11 января 14:26

Published 11 января 14:26

Modified 11 января 14:58

Updated 11 января 14:58

«Верните мне папу»: семьи мобилизованных ставропольцев продолжают битву за отсрочки

11 января 2023, 14:26
Фото: freepik.com
Разосланный в октябре 2022 года в военкоматы указ Генштаба о возможности отсрочек для отцов троих детей буквально разделил страну на два лагеря: где мера действует и где уверяют, что это всего лишь рекомендация. Ставрополье уверенно находится во втором лагере, передает корреспондент NewsTracker.

Трехлетняя Маша Шавшина (имя изменено) сосредоточенно катает игрушечную машинку по полу, филигранно объезжая препятствия в виде плюшевых зайцев, пластмассовых кукол и деревянных пирамидок. Лишние «аварии» малолетнему «Шумахеру» ни к чему. Ведь едет ребенок к папе, которого с сентября нет дома.

«Деток защищает», — рассказывает кроха, пока ее мама Наталья еле сдерживает слезы.

Три месяца в окопах

Звонок из военкомата, что Ивану (имя изменено) нужно приехать в Пятигорск, раздался в доме Шавшиных 25 сентября. Как уверяет супруга ессентучанина, изначально им сказали, что это будет обычный медосмотр и разговор, на который отец трех несовершеннолетних детей отправлялся с легким сердцем. Вернулся же домой с повесткой в руках и примерным списком, что нужно взять с собой к месту службы. Не официальным, а составленным по рекомендациям бойцов, кто уже оказался на СВО и прочувствовал на себе берцы на три размера больше нужного, тяжелые бушлаты и скромное наполнение аптечек.

Поэтому два дня семья провела в бегах по магазинам в поисках спортивного рюкзака, облегченных жилетов, спальника, добротной обуви, термобелья, коврика и балаклавы.  Некоторые вещи пришлось даже заказывать в других регионах и через друзей транспортировать в Ессентуки. В частности, лекарственные препараты, которые с момента объявления частичной мобилизации также стали стремительно исчезать в аптеках.

«Антибиотики брали, жаропонижающие средства, капли в нос, противовируску, антисептики, лекарства от боли в желудке», — делится Наталья, для которой итоговый чек оказался астрономическим. Но в тот момент никто не думал о средствах. Мысли супруги были заняты тем, что еще не учли, чтобы сделать жизнь любимого человека чуть более комфортной и безопасной. Коль уж частичной мобилизации не избежать.

27 сентября 2022 года Иван вместе с другими мобилизованными был доставлен на боевое слаживание в Черкесск, откуда переброшен в Херсонскую область. Там бойца и застала новость о направленном в районные военкоматы внутреннем указе Генштаба РФ, в котором говорится о возможности отсрочки для отцов троих детей. Позже данную информацию подтвердил и председатель Госдумы Вячеслав Володин, уверяя, что таких мужчин мобилизовать не будут. А тех же, кто уже отправлен в зону СВО, вернут в семьи. Причем уже принято решение по 9,5 тысячи отцов.

Фото: mil.ru

«Эта цифра очень грела. Ведь как бы не ругали статистику, а десять тысяч счастливых семей, где подрастают 30 тысяч деток, рождают доверие к тому, что не с фейком столкнулись», — рассказывает сестра мобилизованного Валентина Аветова.

Но надежда на возвращение Ивана была едва не похоронена после первого визита в военный комиссариат Пятигорска, куда семья обратилась с просьбой демобилизовать отца троих детей на основании данного указа Генштаба.

«Вот тут и начались наши мытарства, когда в пятигорском военном комиссариате нас уверяли, что вопрос нужно решать в Черкесске, откуда мужа отправляли на Украину, а в Черкесске говорили, что ходатайство на отзыв бойца должен написать военкомат, который мобилизовал его», — рассказывает Наталья, как сводил с ума этот пинг-понг.

Всю осень она провела в разъездах, наматывая на машине тысячи километров и не понимая, где искать правды в этой ситуации. Когда есть новый «Порядок предоставления гражданам отсрочки от призыва по мобилизации», разосланный начальником Генштаба письмом за номером 315/2/3658дсп от 4 октября; есть комментарий от председателя Госдумы Вячеслава Володина: есть обещание губернатора Ставрополья возвращать отцов домой и десятки свидетельств, как в других регионах попавших под отсрочку бойцов отправляли к семьям. Но и есть реальный житель Ессентуков, третий месяц сидящий в окопах, недавно заболевший, хрипящий и сипящий в трубку в разговорах с семьей. И есть местный военкомат, прямо заявляющий, что указания Генштаба — это не закон и не приказ, а всего лишь рекомендация к действию.

«Мы стучимся во все двери…»

«Мне прямо сказали, что если отзывать всех многодетных отцов, кто служить-то будет? Но меня не интересуют все. Меня интересует мой муж. Никакие деньги не заменят того тепла и заботы, которыми он окружал нас с дочками. Младшая просыпается утром и засыпает ночью с вопросами: «Где мой папочка? Почему он ко мне не едет?» — кусает губы Наталья.

Фото: unsplash.com

Мол, пока спасает сказка о злом волшебнике, который настроил много преград, которые папа должен преодолеть на пути к своим «маленьким принцессам», но вот добрым ли будет финал у народного творчества, — большой вопрос.

«Генштаб РФ, краевая прокуратура, прокуратура РФ, краевой и городской военкоматы, губернатор Ставропольского края, уполномоченный по правам ребенка и уполномоченный по правам человека, Управление президента РФ, депутаты партий, — мы стучимся во все двери, что хоть чуточку открыты. Но пока толку нет. Все письма и жалобы стекаются в военный комиссариат Пятигорска, где стоят на своем: Иван мобилизован правомерно. Нет подписанного закона — нет отсрочки. А внутренний указ Генштаба отдан на рассмотрение краевым военкоматам, те же имеют право поступать, как посчитают нужным», — делится Валентина Аветова.

Как и отмечает, что в разговоре с различными общественниками неоднократно слышала брошенную вскользь фразу, что, может, Иван все-таки подписал договор или заключил контракт, пока вы за него бьетесь.

«Но этого просто не может быть. Официально брат никаких документов не подписывал и добровольцем тоже не шел», — отмечает его сестра. Сейчас семья ждет официального отказа из военкомата о возврате ессентучанина домой, чтобы уже с ним обращаться в суд.

На СВО с ингалятором

Куда собирается и другая жительница Ессентуков Светлана Потапова. На медкомиссию в пятигорский военкомат ее супруг ехал с баллончиком, купирующим приступы астмы. Из-за этой семейной болезни пять лет назад Потаповы и переехали с Дальнего Востока на Ставрополье с более подходящим климатом. Но если у сына диагноз выставлен официально, то старший Потапов все эти годы тянул с визитом к врачу, беспечно замечая, что раз лекарство сына помогает, то и нечего по кабинетам бродить, когда семью кормить надо.

«Это была моя серьезная ошибка, что не настояла на визите к доктору. Может, тогда бы и всей этой ситуации не было. Ведь в военкомате на все жалобы супруга махнули рукой: официального диагноза нет, будет плохо — обратишься в госпиталь. Никто толком никого не проверял», — делится Светлана, для которой «вечер, когда Миша (имя изменено) пришел с повесткой, был самым страшным в жизни».

Но тогда раскисать было некогда. В спешке собирали необходимые вещи, закупали аэрозоль для ингаляций и пытались подобрать нужные слова для сыновей, почему папа уезжает. Об указе Генштаба Светлана узнала в середине октября и сразу же отправилась в военкомат Пятигорска.

Фото: NIAID/CC BY SA/flickr.com

«Меня очень доброжелательно встретили, приняли все документы, но сразу предупредили, что решают не они, а краевой военкомат», — рассказывает ставропольчанка, которой после пришел письменный отказ за подписью военного комиссара Ставропольского края Владимира Тельнова.

В нем же официальное лицо акцентирует, что все основания для отсрочки перечислены в федеральном законе «О мобилизационной подготовке и мобилизации в Российской Федерации», где идет речь о четверых детях. Для иных же категорий граждан нужен Указ президента РФ. Но его нет. Зато есть «Порядок предоставления гражданам отсрочки от призыва по мобилизации» от  Генштаба, где впервые и появляется пункт об отсрочке для отцов троих детей. Однако есть нюанс —  «пунктом № 1 абзаца 5 право на отсрочку приобретают граждане, имеющие трех и более детей в возрасте до 16 лет на основании свидетельства о расторжении брака либо свидетельства о смерти жены».

В общем, оставь надежду всяк сюда входящий? С чем категорически не согласна Светлана.

«Нам говорят, что все мы неправильно понимаем указ. Но в версии, что размещена в Интернете, этой оговорки нет. Да и почему тогда отцов троих детей, с которыми супруг находился в воинской части, уже отпустили по домам? Призывные комиссии из Краснодарского края и Севастополя прислали ходатайства в адрес воинской части и трое мужчин уехали. Командир части готов отпустить и моего супруга, он уже подписал рапорт, но нужно письмо от военкомата», — рассказывает Светлана, что сейчас ждет ответа от военной прокуратуры.

Указа не хватит, нужен закон?

Может, там разъяснят, кому верить — краевому военкомату или председателю Государственной Думы Федерального собрания Российской Федерации, члену Совета безопасности Российской Федерации Вячеславу Володину.

«В своем Telegram-канале он говорит об отсрочке для всех отцов, а не вдовцов. «Важно, чтобы призывные комиссии руководствовались директивами Минобороны и Генштаба», — дословно цитирует пост со страницы политика Светлана.

За минувшие месяцы она выучила его наизусть. Как и комментарии под ним, в которых изобилует Ставропольский край с жалобами на то, что указ в крае не работает. Чтобы защитить данную категорию многодетных семей, нужен федеральный закон или указ президента.

«Все иное юридической силы не имеет, любой военком может отказать в праве на отсрочку», — бьют тревогу подписчики депутата. И что, собственно, демонстрирует Ставрополье. Когда в основе всех скандалов лежит банальное отсутствие единого подхода к трактовке внутреннего распоряжения и отсутствие закона, который так ждут семьи.

А меж тем 17 ноября 2022 года глава думского комитета по вопросам семьи, женщин и детей Нина Останина в своем Telegram- канале разместила пост о заседании, где пытались данные поправки к закону принять.

«110 депутатов Госдумы проголосовали за поправки (КПРФ, ЛДПР, СР, Новые люди). Трое воздержались (ЕР). Остальные единороссы и вовсе не голосовали. По словам главы Комитета ГД по обороне Андрея Картаполова (который тоже не голосовал по нашим поправкам), есть приказ Генштаба и этого более, чем достаточно. Законом нам не удалось закрепить освобождение от мобилизации многодетных отцов (трое и больше детей до 18 лет), отцов детей-инвалидов и единственных сыновей/дочерей», — указывает она.

И сообщает, что закон все еще не отозвали. «Завтра он уходит в регионы на заключение региональных Законодательных собраний. Если депутаты из регионов дадут положительное заключение на закон — это уже будет означать его поддержку, и мы вынесем его на 1 чтение в Госдуму», — рассказала депутат.

Ранее NewsTracker уже публиковал материал о других отцах троих детей, которых также не могут вернуть домой.