Posted 6 января 11:57

Published 6 января 11:57

Modified 8 января 08:48

Updated 8 января 08:48

«Спасибо, если просто матом пошлют»: ставрополец рассказал о проблемах в скорой

6 января 2023, 11:57
Фото: 1MI
Почему со станции скорой помощи уходят опытные специалисты, а задержки по вызовам могут достигать восьми часов — своим взглядом на причины возникновения этих проблем с NewsTracker поделился сотрудник учреждения. Чье мнение поспешило опровергнуть руководство станции, уверяя, что не все так плохо.

Сезон простуд только начался, а социальные сети завалены жалобами ставропольцев на длительное ожидание скорой помощи и бесконечные гудки на линии при наборе «103». «Это уже не помощь, а немощь», — разъярены пациенты. Пока сам главврач Ставропольской краевой клинической станции скорой медицинской помощи Антон Фарсиянц констатирует высокую загруженность бригад при серьезной нехватке кадров. 

Катастрофический дефицит медперсонала подтверждает и сотрудник станции скорой помощи, согласившийся рассказать корреспонденту NewsTracker, что на самом деле происходит в данной структуре и стоит ли ждать «ускорения» от медиков. Его прогнозы неутешительны. 

«Люди работают на износ»

«Экстренные вызовы, когда речь идет об инфарктах, инсультах, авариях, у нас выполняются практически вовремя, за сорок минут доезжаем. А вот задержки по иным вызовам могут доходить до 8 часов», — рассказывает водитель Владимир Битов.

Фото: 1MI

Каждую смену в городе работает не более 25 бригад. Это катастрофически мало для Ставрополя, где только по статистике проживает 454 тысячи человек. Согласно же медицинским стандартам качества оказания скорой и неотложной медицинской помощи больным, общепрофильные выездные бригады формируются из расчета одна бригада на 10 тысяч человек взрослого населения. Итого, по самым скромным подсчетам, только по Ставрополю в день должно дежурить не менее 45 бригад. Однако тех нет. 

Как и нет, по словам нашего собеседника, отдельных детских бригад. Несмотря на то, что стандарты те же — один экипаж на десять тысяч маленьких ставропольцев. 

«У нас же есть всего три педиатра. И если раньше на вызовы к детям старались хотя бы врача послать, сейчас тоже выезжают фельдшеры. Больше некому», — замечает собеседник. По его словам, «все работают на износ, а перерывов между вызовами практически нет». 

«Оно, знаешь, как досада берет, когда мчишься на вызов в магазин, где очередной пьяница голову расшиб и сердобольная бабуля тому скорую вызвала. А температурящий шестимесячный кроха шесть часов может нас ждать. Если, конечно, родители не плюнут и сами не отвезут ребенка в больницу. Нас давно перестали уважать и доверять [нам]. И я где-то даже понимаю семьи, когда вызвали скорую помощь вечером, а мы в 2 ночи стучим в калитку. Спасибо, если просто матом пошлют», — рассказывает Владимир.

Фото: 1MI

К слову, мужчина три года не работал по профессии из-за увольнения и последовавших за ним судебных тяжб, где признал расторжение трудового договора недействительным. В сентябре 2022 года после выигранного дела мужчина восстановился на работе. Но пришел в абсолютно другой коллектив, когда из прежнего состава ушли практически все опытные медики. Одной из причин кадровой текучки, по его предположению, стали крайне низкие заработки. 

 

«Пашем за двоих, а получаем мизер»

«Фонд оплаты труда на станции скорой помощи рассчитывается и выделяется правительством Ставропольского края исходя из условий полной укомплектованности штата. Но ведь это далеко не так. По сути, все мы работаем за себя и „того парня“, но вот по платежным ведомостям это не сильно заметно. И абсолютно непонятно, куда уходят миллионы за тех сотрудников, которых нет», — опасается непрозрачности схемы наш собеседник. 

А после приводит личный пример.

«У меня оклад 7683 рубля. Дальше идет 50%-ная надбавка за выслугу лет, 25%-ная за классность, 10% — за непрерывный стаж работы. Есть и надбавка за высокие результаты выполняемых работ. В итоге месячная зарплата составляет 26 тысяч рублей. Но ведь у нас работают ребята, у кого нет стажа, класса, выслуги лет. Как им жить и на что? Мы предлагали перейти на единую тарифную сетку. Но все осталось по-прежнему. А после кто-то удивляется, почему все в Москву уезжают. Может, потому что зарплаты там справедливее, и не нужно с суток выходить на смену, чтобы хоть что-то заработать», — подытоживает активист. 

Почему заказ провален

С мнением которого не согласен главврач станции скорой медицинской помощи Антон Фарсиянц, уверяя, что все доводы сотрудника нечто иное как искажение реальных фактов.

«То же финансирование станции скорой помощи в Ставрополе далеко не в худшем состоянии, чем иные учреждения. И ведется оно не по штатному расписанию, а по количеству обслуженных вызовов, умноженных на стоимость подушевого норматива. Эта сумма составляет 90% нашего бюджета. В итоге, чем больше заказов обслужим, тем нам же лучше», — объясняет Фарсиянц, как складываются зарплаты.

И в очередной раз подчеркивает, что проблема не в нехватке средств, а в отсутствии кадров в системе скорой помощи. Что, собственно, и стало причиной срыва краевого заказа по обслуживанию населения. В прошлом году, например, тот был провален. Но, как уверяет наш собеседник, в 2023 году ситуация с кадрами будет выравниваться. В том числе и с педиатрическими бригадами.

Главврач станции скорой медицинской помощи Антон Фарсиянц
Фото: сайт Ставропольского государственного медицинского университета

«Мы уже приняли положение, по которому педиатры, обучающиеся в ординатуре, после прохождения 36-часовой подготовки могут работать на скорой», — рассказывает Фарсиянц о способах привлечения молодежи на станцию. Хотя, по его словам, и сейчас особых проблем с ним нет.

«Каждый день в смену 2-3 детские бригады выходят», — пояснил наш собеседник, вместе с тем отказавшись назвать точное количество детских врачей.

«Не помню сколько, но они есть. И вообще при чем здесь педиатры, когда есть специальные клинические рекомендации, по которым работаем, и у нас любой фельдшер также должен поехать на детский вызов и выполнить их», — подытожил собеседник издания.