Posted 30 ноября 2022, 06:29

Published 30 ноября 2022, 06:29

Modified 30 ноября 2022, 06:31

Updated 30 ноября 2022, 06:31

Флирт от имени ребенка. Как жителя КБР осудили на 12 лет за непристойную переписку

30 ноября 2022, 06:29
Фото: pvproduction / freepik.com
Мужчину 52-х лет из Кабардино-Балкарии приговорили к 12 годам лишения свободы в колонии строгого режима. Столь суровое наказание он получил за интимную переписку в соцсетях с малолетней девочкой. Между тем, от имени девочки писала ее мать. NewsTracker выяснила подробности.

Чегемский районный суд 12 сентября 2022 года вынес приговор местному жителю Артуру (имя изменено), отправив его надолго в места лишения свободы.

Как следует из приговора суда, в апреле 2020 года он, увидев фотографию девочки 7 лет в одной из социальных сетей, вступил с ней в переписку. Сообщения носили непристойный характер. Более того, мужчина сфотографировал свои гениталии и отправил их девочке. 

Оказалось, что от имени ребенка писала ее мать. Девочка ничего о происходящем не знала, и, как следует из показаний матери в суде, не знает до сих пор.

Когда мужчина попросил девочку прислать свое фото, мать сфотографировала ребенка в спортивном костюме и отправила снимок незнакомцу.

Артур, написав девочке непристойные вещи, следом удалял их, но мать успевала сделать скриншоты. Потом написала заявление в полицию. Ее признали потерпевшей.

Мужчину задержали. Следователю он сказал, что переписывался с девочкой, когда бывал в нетрезвом состоянии. В суде утверждал, что понимал, что переписывается со взрослой женщиной, однако суд не принял во внимание его доводы.

Судебная психолого-психиатрическая экспертиза установила, что каким-либо психическим расстройством мужчина не страдает. Признаков педофилии у него также не обнаружено. 

«В силу выявленной примитивности психического склада, проведение проб на особенности психосексуальной сферы невозможно, в связи с чем у подэкспертного признаков расстройства влечений по типу педофилии не выявлено», — сказано в заключении экспертизы.

Суд квалифицировал деяние мужчины как «иные действия сексуального характера с использованием беспомощного состояния потерпевшей», совершенные в отношении лица, не достигшей 14 лет.

Чегемский районный суд
Фото: Яндекс.Карты

 Приговор обжалован. Жалобу Верховный суд рассмотрит 8 декабря.

Экспертиза

Психолог Ирен Штайн указывает на то, как была проведена экспертиза по делу. «Согласно заключению, пробы на особенности психосексуальной сферы осужденного не проводились, соответственно, признаков расстройства влечений по типу педофилии не было выявлено, ибо их, проще говоря, не пытались выявлять. Что кроется за формулировкой „примитивность психического склада“, которая помешала провести тщательные исследования, остается загадкой, как и то, страдает ли на самом деле осужденный педофильным расстройством», — говорит специалист.

Она отмечает, что педофилия далеко не всегда носит характер исключительной формы сексуального поведения. Изначально влечение может быть направлено на нормальный объект, однако под влиянием каких-либо стресс-факторов либо внутренних психологических конфликтов может произойти импульсивное переключение на детей.

Что касается поведения матери, то по ее мнению, в данном случае оно, скорее всего, было продиктовано желанием выявить потенциального преступника. Поэтому она использовала фото своей дочери в качестве приманки-провокации.

«Но была ли жертва — вопрос остается открытым. Девочка, чьи данные и фото использовались в переписке, понятия не имела об инциденте. Соответственно, осужденный не нанес ей никакого ущерба, потому называть ее потерпевшей не вполне логично», — полагает специалист.

Фото: pixino / wikimedia.org

Безопасность в сети

Педагог-психолог школы № 6 Нальчика Оксана Лекова против того, чтобы фото с детьми вообще выкладывали в интернет.

«Конечно, мы живем в век интернета и социальных сетей, но хотелось бы, чтобы родители, которые размещают фото своих детей в соцсетях, помнили о том, что интернетом пользуются разные люди. И снимки, которые у родителей вызывают умиление, у кого-то могут вызвать совсем иные мысли. Нужно учитывать такой аспект, как безопасность ребенка. Ведь благодаря сети никакого труда не составляет собрать любую информацию о человеке, в том числе узнать о его местонахождении», — заявила она.

По мнению психолога, родитель не только не должен размещать в интернете фотографии своего ребенка, но и научить его понимать опасности, связанные с публикацией изображений в сети и общением с незнакомцами.

Доцент КБГУ, преподаватель психологии Римма Кумышева, ссылаясь на теорию психоанализа Фрейда, говорит, что человек находится под давлением собственных биологических потребностей, с одной стороны, и общественных запретов — с другой. На ее взгляд, Интернет стал для многих местом, где можно удовлетворять потребности, не остерегаясь общественного осуждения.

Поэтому к такого рода публикациям необходимо относиться очень ответственно, считает психолог. «Чего нельзя сказать про женщину, которая сделала свою малолетнюю дочь объектом сексуального интереса, возможно, не очень здорового человека», — полагает специалист. 

По ее мнению, в данном случае мать могла поступить опрометчиво в первую очередь по отношению к своей дочери: воспользовавшись ее малым возрастом, выкладывала ее фото, и более того — вступила в контакт с мужчиной от ее имени.

Число преступлений растет

В России наблюдается рост числа преступлений против половой неприкосновенности несовершеннолетних. Так, по данным доклада детского омбудсмена Марии Львовой-Беловой, в стране в 2021 году было совершено 16,8 тысячи таких преступлений, в 2020 году — 15,8 тысячи, годом ранее — 14,7 тысячи. 

Генеральный прокурор Игорь Краснов, выступая в конце прошлого года в Совете Федерации заявил, что особую тревогу вызывают посягательства на половую неприкосновенность детей и подростков. По его данным, за последние 10 лет количество несовершеннолетних, пострадавших от таких преступлений, выросло на 63%». 

Игорь Краснов
Фото: kremlin.ru

«Этот пугающий рост, конечно, можно пытаться объяснить повышенным вниманием общества и правоохранительных органов к проблеме сексуального насилия над детьми и подростками, но здесь более уместно говорить о просчетах системы профилактики и мерах по ее наладке», — заключил Краснов.