«Сделать результат»: как на Ставрополье «раскрывают» несовершенные преступления

25 ноября 06:20
Фото: 1MI
Как обычный участковый Ставропольского края смог отстоять честь и свободу и чего он опасается теперь — в специальном материале NewsTracker.

Помирить односельчан

Игорь Соколов проработал участковым в родном поселке Пятигорском Предгорного округа около четырёх лет. Однако неожиданно в его жизни возникла беда — с ней он и обратился в редакцию NewsTracker.

Однажды в поселке произошел рядовой конфликт между водителем единственной маршрутки и местным жителем. Ссора вылилась в порчу имущества: ночью, изрядно выпив, мужчина руками и ногами помял маршрутку односельчанину. Хозяин маршрутки обратился к участковому и рассказал о ситуации.

«Я позвонил нарушителю, мы с ним встретились, он приехал с другом. Повинился и попросил помощи, чтоб нормально закрыть ситуацию, согласился на возмещение ущерба. Я ему объяснил, что соберу материал, но если ущерб будет возмещен, то никакой ответственности, кроме административного штрафа в 500-1000 рублей он не понесет», — рассказал Соколов.

Он отметил, что в небольших поселениях типа Пятигорского люди обычно стараются решать все вопросы полюбовно и с минимальными последствиями.

«Тут нужно понимать сельскую ментальность: мы все тут живем, знаем друг друга всю жизнь: и я, и водитель, и нарушитель. Какие-то серьезные распри между людьми, которые прожили на соседних улицах 30 лет и столько же предстоит, никому не нужны. В итоге в присутствии свидетеля мы договорились встретиться с маршрутчиком, я же согласился присутствовать на встрече, чтобы конфликт не разросся дальше, а нормально разрешился. После этого можно было бы спокойно оформлять административный штраф, указав в смягчающих обстоятельствах, что вред компенсирован», — отметил мужчина.

Прошло время, договорились о месте встречи, однако на ней что-то пошло не так.

«Приезжаю и вижу, что его поведение какие-то странное: глаза бегают, трусится и внезапно он достает из сумки деньги и пытается мне всучить. Я отказываюсь брать, объясняю, что деньги он должен хозяину маршрутки, а не мне, сажусь в автомобиль и уезжаю. И внезапно в зеркало заднего вида я вижу, как за мной начинают гнаться три неизвестных автомобиля. Я не знал, кто в них, мне ничего не говорили, люди были в гражданском», — рассказал Соколов.

К счастью, ему удалось оторваться, причем часть погони видели местные автомастера. Полицейский рассказывает, что после того, как преследователи не смогли его догнать, они вызвали ГИБДД, чтобы оформить якобы ДТП. По их словам, он якобы протаранил их автомобиль. Несмотря на то, что местные автомастера видели все происходящее, странные люди приехали со своими понятыми. А потом Соколова объявили в розыск как скрывшегося с места ДТП, расклеив объявления по всем столбам поселка.

«Раздели догола и сказали, что буду сидеть»

«Внезапно группа людей явилась к моим старикам-родителям, им угрожали, что посадят и меня, и брата (который тоже работает полицейским в Пятигорске), в итоге у отца случился инфаркт. Выяснили, что эти личности из отдела „Кавказ“ Главного управления собственной безопасности МВД России (ГУСБ МВД РФ). Интересно, что один из его сотрудников начал говорить отцу, что в Конституции РФ нет статьи 51, говорящей о том, что никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников. То есть если он приехал, то ему все обязаны давать показания и отказаться от этого нельзя», — отметил мужчина.

После инфаркта отца началось давление на брата.

«Впоследствии началось давление и на брата, и на его руководство. Брату объяснили, что он будет сидеть за меня. В итоге я понял, что на мне хотят „сделать результат“, так как никаких иных причин для происходящего я не видел: врагов у меня нет, бизнеса — тоже, откуда он у участкового. В итоге я приехал в отдел „Кавказ“ ГУСБ МВД РФ в Пятигорск на своей машине, на которой я якобы совершил ДТП и на которой не было ни одной царапины», — передает последовательность событий собеседник.

По его словам, в первый день визита в ГУСБ ему пообещали «гарантированный срок» и начали всячески морально давить. Соколов пробыл там с утра и до часа ночи. Больше всего ему запомнился момент, когда во время разговора в одном из нескончаемых кабинетов пришел оперативник и сказал, что «тебя вызывает их начальник».

«У входа в кабинет мне сказали снять с себя полностью всю одежду, включая трусы и носки. И начали меня везде ощупывать. Абсолютно везде. После ощупывания и проверки одежды мне сказали одеться и завели к руководителю, Артему Хусаинову, который сказал: „Даю тебе слово офицера, что если ты не сделаешь так, как мы скажем, то ты и твой брат будете сидеть в тюрьме, а твоей семье мы еще устроим“. После этого меня вывели и предложили явку по статье 159 УК РФ („Мошенничество“)», — рассказал Соколов.

Полицейского, по его словам, «кошмарили» в общей сложности два дня, после чего он не помнит, в каком состоянии написал под диктовку все, что от него требовали. В этой бумаге было указано, что деньги закинули ему в автомобиль. Что интересно, экспертиза машины, где искали частицы порошка, естественно, их не обнаружила.

Выписка из заключения демонстрирует позицию ГУСБ.

«Соколов сообщил ему (гражданину, побившему маршрутку — NewsTracker), что может не регистрировать заявление о повреждении автомобиля и не собирать проверочный материал для возбуждения уголовного дела, если он передаст ему 30 000 рублей. При попытке задержания Соколов совершил столкновение со служебным автомобилем, после чего с места происшествия скрылся. Служебную проверку считать оконченной, нарушения служебной дисциплины и законности — подтвердившимися, виновность — установленной», — указал старший оперуполномоченный майор Владимир Мухомор.

При этом начальство полицейского поспешило избавиться от него.

«Расторгнуть контракт и уволить из органов внутренних дел без права на пенсию за совершение проступка, порочащего честь сотрудника ОВД, премию за добросовестное выполнение служебных обязанностей в месяц увольнения со службы не выплачивать, выплатить денежную компенсацию за неиспользованный основной отпуск, выплатить материальную помощь за год в размере одного оклада денежного содержания. Выслуга лет составляет 9 лет 11 месяцев 13 дней», — гласит выписка из приказа. Примечательно, что, вопреки принятой в России презумпции невиновности, начальство полицейского указало, что он «совершил проступок», даже не дождавшись решения суда.

Чудеса возможны

Через некоторое время Соколов встретил адвоката, который уговорил его бороться за свою судьбу.

«Старший следователь Следственного отдела по Предгорному району Эдуард Харатян прямо высказал предложение: „Мы опрашиваем тебя по 159 статье, быстро передаем дело в суд, ты берешь все на себя, там получаешь два года условно и идешь домой“. На это я категорически отказался, после чего он сказал, что возбуждает по части 3 статьи 290 (взятка)», — рассказал собеседник.

В итоге мужчину вначале «закрыли» до суда по избранию меры пресечения в изолятор временного содержания. Затем судья избрал мерой домашний арест, где Соколов провел полгода. Он сообщает, что за это время не было проведено ни одного следственного действия: периодически мужчину вызывали ознакомиться с теми либо иными материалами и продлевали арест. Также проводили экспертизу по факту ДТП.

«Никого из реальных свидетелей, которые видели, что никакого ДТП не было, не опросили, пользовались только показаниями своих понятых (один из которых, например, из Кисловодска и непонятно, что делал в нашем поселке). Экспертиза же показала, что ДТП невозможно, так как на этот момент наши автомобили находились на расстоянии трех метров. В итоге сотрудники ГИБДД прекратили административное расследование. Получается, в розыск меня объявили незаконно», — отметил Соколов.

В ответ он написал заявление о фальсификации ДТП сотрудником ГУСБ МВД.

«В итоге следователь написал отказную бумагу на непонятном основании, не опрашивая реальных свидетелей. Мы до сих пытаемся добиться возбуждения дела о фальсификации, но пока все глухо. Интересно, что автомобиль остался у них, вторую экспертизу проводили без меня, она тоже ничего не показала, а потом, несмотря на то, что автомобиль — моя собственность, позвонили брату и сказали, чтоб он его забрал на непонятно каких основаниях», — удивляется собеседник.

Тем временем дело начало трещать по швам.

«Произведен осмотр компакт-диска с видеозаписью оперативно-розыскного мероприятия, однако факта передачи денежных средств не запечатлено. В ходе проведенного осмотра автомобиля, обыска, проведенного в жилище, денежных средств обнаружено не было. Согласно заключению эксперта, на поверхностях марлевых тампонов со смывами с салона автомобиля люминесцирующих веществ (используемых правоохранителями для пометки взяток — NewsTracker) не обнаружено», — указано в заключении по делу.

В итоге суд отказался продлевать домашний арест.

«Продлевать четыре раза и ничего не делать — абсурд. Выходим из суда с адвокатом, следователь подходит к нам и говорит: „У нас ничего не получается по этому делу, давайте вы возьмете на себя мелкую взятку, я договорюсь в суде, чтоб вам дали штраф 5000 рублей, и на этом все будет нормально у всех: и я дело закрою, и тебя не осудят“. После отказа он пообещал „додавить“ дело любыми способами», — рассказал Соколов.

И тут в дело вмешался случай. Видимо, кто-то по ошибке направил мужчине документ из прокуратуры Ставропольского края, адресованный прокурору Предгорного района Алексею Бураменскому.

«Из постановления следователя не усматривается, какие именно общественно-опасные последствия наступили в результате противоправной деятельности Соколова. С учетом изложенного, утвержденное Вами заключение о законности постановления следователя о частичном прекращении уголовного преследования Соколова по части 3 статьи 290 УК РФ и продолжении преследования Соколова по части 1 статьи 286 УК РФ является необоснованным», — подчеркнул начальник отдела по надзору за исполнением законодательства о противодействии коррупции Евгений Дашкевич.

То есть, оказывается, что дело по «взятке» уже было частично прекращено, поэтому следователь решил переквалифицировать его на статью 286 — превышение должностных полномочий.

В итоге дело против Соколова прекратили по реабилитирующему основанию.

«Прекратить уголовное дело. Прекратить уголовное преследование в отношении Соколова. Мера пресечения Соколову отменена постановлением судьи. Арест на автомобиль, принадлежащий Соколову, отменить», — гласит Постановление о прекращении уголовного дела.

Давление продолжается

Постепенно начала проясняться история неудавшегося дела.

«Когда я приехал подписывать Постановление о прекращении, задал вопрос следователю, зачем он так сделал, на что он ответил, что так ему сказало начальство: возбудить по статье 290 и отправить в СИЗО. Потом я случайно встретил его в Пятигорске, он сказал, что я ему „жизнь сломал“. А на допросе друг „потерпевшего“ рассказал, что он оказался родственником или знакомым одного из сотрудников ГУСБ. После первого разговора, не желая платить за побитую им же машину, он связался с ним, в итоге в ГУСБ ему объяснили, что решили на мне „сделать результат“ и проинструктировали», — поделился информацией Соколов.

Несмотря на реабилитацию, на работе его не восстановили.

Игорь Соколов
Фото: NewsTracker

«В настоящее время правовых оснований для отмены заключения по результатам служебной проверки и приказа ОМВД России по Предгорному району и восстановлению Вас в ранее занимаемой должности не имеется», — ответил врио начальника ГУ МВД РФ по Ставропольскому краю по работе с личным составом Александр Клок.

А пострадавший водитель так и остался без компенсации.

«Самое интересное, что ни за участие в провокации, ни даже за помятую маршрутку этот человек ответственности не понес, даже административной, и ущерб не возмещен. В итоге крайним оказался только следователь», — сообщил собеседник.

Несмотря на победу и реабилитацию, проблемы не закончились: помимо дела о фальсификации ДТП и восстановления на работе, есть и более серьезная проблема.

«Люди, которые угрожали мне, забрали здоровье у моей семьи, довели до инфаркта отца, угрожают теперь моему брату. Они переключились на него и давят до сих пор, угрозы идут постоянно. Как-то брата вызвал начальник и передал разговор, что ему сообщили, что хватит одного рабочего дня, чтобы брата „задержать с поличным“. Именно это и является главной проблемой на данный момент, поэтому я и обратился в СМИ, чтобы путем максимальной огласки обеспечить покой для моей семьи», — поделился тревогой Соколов.