В ноге остался осколок: раненый на СВО ставрополец не может получить краевую выплату

24 ноября 07:33
Фото: mil.ru
После ранения на Украине ставропольский сержант беспрепятственно получил путинскую выплату по имеющимся у него выпискам из госпиталя, которых оказалось недостаточно для региональной компенсации, передает корреспондент NewsTracker.

С конца февраля 2022 года ставропольским военнослужащим, получившим во время выполнения боевых задач на Украине ранения, увечья, травмы и контузии, положена не только единовременная федеральная, но и региональная выплата. Речь идет о сумме от 500 тысяч до 1 млн рублей. Одним из главных условий ее получения становится наличие у участника СВО справки о тяжести ранения.

«Связи пока не будет, жди»

У сержанта Владимира Ж. справка о полученных травмах есть. Выдана моздокским госпиталем, где ставрополец проходил лечение до отправки на восстановление в Ставрополь. По ней он уже получил федеральную выплату. А вот с региональной возникли проблемы. По словам близких военнослужащего, в краевом минсоцзащиты с бойца требуют справку о тяжести ранения из ростовского госпиталя. Тогда как в Ростове «ранения не припомнят» и советуют обращаться в Моздок, откуда справка в нынешнем формате не устраивает Ставрополь. «И такой пинг-понг между тремя структурами длится уже девять месяцев», — рассказывает невеста военного Татьяна.

Сам же Владимир после длительного восстановления в августе вернулся на передовую, где находился с первых дней начала СВО. Точнее из Ставрополя он уехал в конце января, рассказав семье о рядовой командировке в «сторону Донбасса». «И только ночью 23 февраля мне пришло от него смс, что „связи пока не будет, жди“», — рассказывает Татьяна, которую очень удивило подобное сообщение.

Впрочем, в неведении она оставалась недолго. «Расшифровать» послание удалось уже утром следующего дня, когда проснувшаяся страна гудела после видеообращения президента России к нации, в котором было объявлено о начале специальной военной операции в Донбассе.

Фото: mil.ru

«Я сразу поняла, что он там. Шока не было. Вова — профессиональный военный, да и не в его характере отсиживаться в тылу, когда противник дышит в спину. Поэтому нам только и оставалось, что принять этот факт, молиться за родного человека и на время выключить телефон, чтобы огородиться от этого информационного шума, накрывшего Ставрополье. Тогда в транспорте, в магазине, на рынке, в соцсетях, на работе — везде говорилось лишь об Украине. В тот день мы проснулись в абсолютно другой стране», — делится Татьяна.

Причем «другой» страна оказалась не только с точки зрения внешнеполитических и внутренних событий. Переоценке подверглись мечты, цели, желания и даже недавний круг общения. Когда в нем нашлись абсолютно случайные люди, не чурающиеся позвонить вечером с «новостями» о новых потерях в 247-м полку. Мол, а вашего в списках нет? А хоть звонил? Что, совсем ни разу? А там груз 200 пришел, не проверяли?

«Главное, что живой»

«Как держалась? Просто не выпускала из рук телефон и ждала, когда Владимир выйдет на связь. А потом 5 марта с неизвестного номера мне пришло сообщение: „Все хорошо, я в госпитале в Севастополе“. Что испытала? Ступор. После фразы „я в больнице“, начинаешь думать, как лечить, что еще может понадобиться. Но потом выдохнула, успокоившись тем, что главное — он жив, а дальше со всем справимся. Спросила, когда можно позвонить, пришел ответ, что завтра», — вспоминает Татьяна, как на Прощеное воскресенье наконец-то услышала голос родного человека.

Тогда же ставропольчанка и узнала, что во время боя Владимир с товарищем попали под минометный огонь, и мужчина получил сразу несколько ранений. В выписном эпикризе моздокского госпиталя, куда больного перевели после оказания первой помощи в Севастополе, указаны три диагноза: огнестрельное осколочное ранение бедра, левой голени и лица.

Собственно, этой выписки хватило, чтобы бойцу на счет поступила президентская выплата. Часть суммы из которой ушла на последующее восстановление военнослужащего. Ведь после выписки из Моздока ставрополец вернулся домой на долечивание.

«Первые месяцы Вова на пятку и стопу практически не наступал, передвигался по квартире и ездил на физиопроцедуры, опираясь на  костыль. Только ближе к июню ногу удалось восстановить», — вспоминает Татьяна то упорство, с каким боец стремился встать на ноги. А она — вернуть любимому краски жизни.

Фото: Adam Jones/CC BY 2.0 / wikimedia.org

«Он у нас человек-позитив. Веселый, жизнерадостный, душа нараспашку. Но именно после пребывания на Украине я очень долго не слышала его смех, казалось, что он просто разучился смеяться», — делится наша собеседница.

Рана есть, а справки нет?

Впрочем, «растормошить» бойца помогла не только забота семьи, но и его забота о семье. Подав документы на региональную выплату, он вдруг выяснил, что ее получение для сержанта под большим вопросом. Потому как в предоставленных документах нет справки о тяжести ранения из ростовского госпиталя, куда вроде как были направлены документы бойца после его выписки из Моздока.

«Вот и получается, что у нас есть выписной эпикриз с перечисленными травмами из госпиталя в Моздоке. Есть справка от врио командира войсковой части о том, что „гвардии сержант Владимир Ж. получил увечье при исполнении воинских обязанностей на территории ЛНР И ДНР“. Но без ростовского документа в региональном минсоцзащиты перевести деньги не могут. Мы же с мая звоним в госпиталь, но там говорят, что документы о ранении к ним не поступали, ищите их в Моздоке. А в Моздоке уверяют, что вся документация была направлена адресату», — разводит руками Татьяна.

Семья уже отчаялась найти концы в этой почти что детективной истории.

«У Вовы не то, что шрамы, осколок от минометки в ноге на „память“ остался. Хирург не стал его вытаскивать, опасаясь, что после он вообще не сможет ходить. Но это никому не нужно. Вместо реальных доказательств краю нужны документальные и определенного  образца. Все то, что от нас не требовалось при получении президентской выплаты», — говорит Татьяна.

Фото: SSgt. Derrick C. Goode, U.S. Air Force/CC0 / wikimedia.org

Не знают, сколько дать, поэтому ни копейки?

Между тем, в ответ на запрос корреспондента NewsTracker в минсоцзащиты Ставрополья подтвердили, что для получения выплаты военнослужащему вместе с заявлением нужно представить четыре документа:

1) паспорт или иной документ, удостоверяющий личность военнослужащего;

2) документ, подтверждающий регистрацию военнослужащего по месту жительства на территории Ставропольского края;

3) документ, подтверждающий получение военнослужащим увечья (ранения, травмы, контузии) при выполнении задач в ходе специальной военной операции;

4) справка военно-врачебной комиссии о тяжести увечья (ранения, травмы, контузии), полученного военнослужащим.

«Выплата не может быть произведена в отсутствие одного из указанных документов. При этом справка о тяжести ранения необходима для определения размера выплаты, поскольку при получении легкого ранения выплачивается 500 тысяч рублей, при тяжелом — 1 млн рублей», — подытожили в ведомстве.