Posted 4 ноября 2022,, 06:09

Published 4 ноября 2022,, 06:09

Modified 4 ноября 2022,, 08:30

Updated 4 ноября 2022,, 08:30

Бесправные: кто мешал побегу сестёр из Дагестана в Грузию

4 ноября 2022, 06:09
Одной из самых обсуждаемых тем последних нескольких дней стала история четырех сестер из Дагестане. Девушки уехали в Грузию и рассказали о жестоком отношении со стороны родственников. NewsTracker разбирался в семейных отношениях сбежавших, а также в том, почему полиция решила помочь их родственникам

История четырех девушек, сбежавших из дагестанского села в Грузию, за считанные часы облетела не только большинство российских СМИ, от государственных до оппозиционных, но и практически все кавказские соцсети и Telegram-каналы. А фотографии одной из них, на которых видно окровавленное лицо и чудовищные синяки, дополненные рассказом беглянок о жестоком обращении со стороны родственников, вновь разделили и так неспокойное в вопросе отношения к  домашнему насилию общество Северного Кавказа. Но самое непонятное в этой истории — реакция на происходящее сотрудников полиции, уполномоченных по правам человека Северной Осетии и Дагестана и других представителей госструктур.

Тяжелое детство

Хадижат, Аминат, и две тезки Патимат — сестры. Все они родом из маленького горного села Хаджалмахи в Левашинском районе Дагестана, что примерно в двух часах езды от Махачкалы. По словам самих девушек, детство у них было не самое радужное. В одном из многочисленных интервью, которые они дали за последнее время, беглянки рассказали, что воспитывались в очень религиозных семьях, где для них многое, даже из простых вещей, было под запретом.

«Наш отец был очень религиозным, мы выросли прям в очень религиозной семье. У нас в селе редко встречается, что кто-то не религиозный. С самого детства детям говорят, чтобы они за собой следили, ругают, если что-то неправильно. Бывает, к сожалению, что и избивают, если что-то не так делаешь», — начинает рассказ одна из девушек. 

Ее историю продолжает другая. «Моя мать была помешана на религии больше, чем отец. Следила за тем, как я делаю намаз, читаю ли я Коран, держу ли я пост. Это прям очень строго все было», — говорит она.

И если не вдаваться в подробности, то может показаться, что это просто семья со строгими внутренними правилами. Но все не совсем так. Как рассказали сами сестры, в раннем детстве все они были подвержены операции, которая запрещена во многих странах — женское обрезание. По словам медиков из всемирной организации здравоохранения при ООН, она калечит организм девочек и в дальнейшем может вызвать серьезные проблемы со здоровьем. Ее суть в том, что девочкам частично или полностью удаляют гениталии. Такие операции на Кавказе, к сожалению, не редкость, а делаются они для того, чтобы, как говорят некоторые сторонники данной процедуры, «защитить девочек от разврата».  

Помимо этого, сбежавшие девушки регулярно подвергались жестоким побоям со стороны родственников. Поводом могло быть что угодно, даже подозрение в малейших проступках. А последней каплей, по их словам, стало решение выдать одну из них насильно замуж за ее двоюродного брата. Все это происходило с молчаливого согласия членов семьи и односельчан.

Долгая дорога

Как утверждают сестры, к побегу из родного села они готовились несколько лет, примерно с 2020 года, а решение это было осознанным и тщательно взвешенным. Знали о плане эвакуации из Дагестана лишь правозащитники. Условие, которое выдвигали девушки, — уезжать всем вместе. Для этого они ждали, пока самой младшей из них исполнится 18 лет. Свое вынужденное путешествие в Грузию девушки начали 29 октября. В районе обеда они прибыли на пункт пропуска «Верхний Ларс» в Северной Осетии.

Ход дальнейших событий Newstracker описывает по данным правозащитников из организации «СК SOS» и опубликованным видеозаписям. Так, примерно в 13:40 сотрудники КПП поочередно забрали у девушек паспорта, после чего стали звонить в полицию. На месте с сестрами находилась адвокат Лейсан Маннапова, которая фиксировала все происходящее внутри, в том числе и на видео. В ответ на вопрос о законности происходящего пограничники спросили, есть ли у девушек разрешение от родителей на пересечение границы, несмотря на то, что все сестры на тот момент уже были совершеннолетними и никаких разрешений для выезда не требовалось. 

Некоторое время спустя сотрудник КПП сообщил адвокату, что у ее подзащитных есть долги по кредитам и, соответственно, наложен запрет на пересечение границы. Однако, после того, как были предоставлены справки об отсутствии задолженностей, ничего не поменялось. Около семи часов вечера к зданию пропускного пункта приехали сотрудники североосетинского ОМОН и сообщили, что девушки находятся в розыске как пропавшие без вести. В это же время в здание прошли родственники беглянок. Несмотря на просьбу адвоката не пускать их к своим подзащитным, они в присутствии полицейских начали разговаривать с девушками в жесткой форме. При этом, как пояснила позже Маннапова, целью всего происходившего было забрать их домой любой ценой.

Примерно в половине десятого вечера на КПП приехал уполномоченный по правам человека в Северной Осетии Тамерлан Цгоев. Он, по словам адвоката, озвучил третью по счету причину задержания сестер — заявление о краже денег у родственников, которую они совершили все вместе. То же самое заявил и омбудсмен по правам человека Дагестана Джамалом Алиевым, который, как он позже сам рассказал, был на «постоянной связи с коллегой из Северной Осетии».  Параллельно с этим Лейсан Манапповой сообщили, что, возможно, в отношении нее может быть возбуждено дело (уголовное или административное никто не объяснил) за оскорбление правоохранителей. 

Несмотря на все это, спустя 11 часов девушкам удалось пересечь границу России и Грузии, где их уже ожидали правозащитники, которые отвезли сестер в безопасное место.

Кто на чьей стороне

Все происходящее и то, с каким напором сотрудники полиции, КПП и даже омбудсмены пытались всеми возможными способами вернуть родственникам девушек, которые ясно заявили о побоях и угрозе смерти, вызвало очень много вопросов у простых жителей России, наблюдавших за происходящем. В ходе подготовки материала корреспондент NewsTracker обращался к представителям пограничного управления ФСБ, МВД Северной Осетии, а также комитета по делам молодежи Дагестана, чтобы получить комментарии о происходящем в «Верхнем Ларсе». Но никто из них не захотел разговаривать на эту тему: представители ведомств потребовали прислать официальные запросы, что и было сделано. 

В пресс-службах Тамерлана Цгоева и Джамала Алиева, уполномоченных по правам человека в Северной Осетии и Дагестане, сухо ответили, что не располагают подробной информацией о случившемся в тот вечер. Пресс-секретари ссылались то на то, что это «территория» Цгоева, то на отсутствие данных по девушкам, так как они из другого региона. Получился какой-то замкнутый круг: из Северной Осетии отправляют в Дагестан и наоборот. Интересен тот факт, что через некоторое время все версии того, почему девушек не пропускали через границу, в том числе и кража, были названы ошибочными.

Правозащитники, работающие с беглянками, открыто говорят о прямом нарушении законодательства со стороны правоохранителей, сотрудников КПП и других силовиков, находившихся там. По словам активистов кризисной группы «СК SOS», которые и помогали девушкам, сестер «изначально планировали передать родственникам, от которых они и бежали. Но благодаря огласке сотрудники КПП не осуществили этого». Как и в других случаях, например, когда из шелтера в Казани были украдены две девушки из Дагестана, правозащитники настаивают на том, что это происходит не без помощи, а, вероятно, с согласия и при полном содействии правоохранительных органов.

Не простое село

Село Хаджалмахи, откуда родом девушки, не совсем обычное. Помимо древней истории и красивых горных пейзажей, оно прославилось в начале 2010-х годов серией громких убийств. Тогда здесь произошли события, которых местные назвали маленькой гражданской войной. 

Дело в том, что в 1999 году с территории соседней Чечни в Дагестан вторглись отряды боевиков под командованием Хаттаба и Шамиля Басаева. Так началась вторая Чеченская война. Вместе с ней в республику проникли ваххабиты, которые требовали от жителей целых населенных пунктов жить по шариату — своду религиозных законов, которому должны подчиняться мусульмане. Поддержку им оказывало в основном как раз население таких сел, как Хаджалмахи. 

Но именно здесь ваххабитов и их сторонников почти не было. Тем не менее местные жители боялись этого и тщательно защищали 10-тысячное село. Для этого были сформированы дружины, получившие оружие и почти безграничную власть. После того, как в ноябре 2012 года был убит имам местной мечети, а вину за это возложили на ваххабитов, в селе появились «расстрельные списки», куда вошли не только представители этого течения, но и члены их семей. А в скором времени произошли первые убийства, в том числе и женщин. Однако те, кто хорошо знаком с происходившим в Хаджалмахи в тот период, говорят, что все не так просто, как может показаться на первый взгляд. 

Село еще с начала 90-х годов называли «валютным» из-за большого количества обменных пунктов. А позже здесь была создана так называемая «карамахинская пирамида», которая по сути обокрала полреспублики. Так вот именно с переделом ее активов и связывали и создание вооруженных дружин и расстрельные списки. 

Односельчанин, который хорошо знаком с семьей Хизриевых и ее главой, в разговоре с корреспондентом NewsTracker сообщил, что, по неподтвержденным данным, в то время отец Хадижат и Патимат (Гаджимурад Хизриев) стоял за «очисткой» села от ваххабитов и финансировал местных бойцов. Кроме того, исходя из сообщений одного крупного Telegram-канала Дагестана, Гаджимурад Хизриев имеет тесные связи с силовиками региона. Если это так, то становится ясно, почему правоохранители оказывали такое содействие родственникам девушек. 

Стоит отметить, что и после отъезда сестер из России родные не оставляют попыток выйти с ними на связь, а также повлиять на них через правозащитников. В разговоре с корреспондентом NewsTracker один из активистов сообщил, что есть основания полагать, что отец или другой родственник беглянок направляется в Грузию или уже там. Цель визита, как и прежде, — вернуть совершеннолетних девушек домой любой ценой. 

При этом Гаджимурад Хизриев уверяет, что ни он, ни его жена, а тем более другие члены семьи никогда в жизни не применяли насилия к детям. В случае, если девушки согласятся поехать с ними, им будут обеспечены все условия, в том числе «полная защита», вот только непонятно, от кого. 

 

NewsTracker продолжает следить за ситуацией и ждет ответа от прокуратуры, МВД и Следственного комитета Дагестана и Северной Осетии с пояснением, насколько было законным произошедшее и понесут ли наказание виновные сотрудники структур.

"