«Должно кости раздробить или ногу оторвать»: раненый ставрополец о краевых выплатах

2 ноября 06:58
Фото: mil.ru
Военные медики эвакуируют раненого
Как постановление 24-летней давности заставляет раненых бойцов трижды проходить медкомиссию, чтобы доказать право на 500 тысяч, разбирался корреспондент NewsTracker.

5 марта 2022 года на Ставрополье был принят закон «О дополнительных социальных гарантиях отдельным категориям военнослужащих и членам их семей». По сути, данный нормативный акт — это региональная страховка нашим землякам, участвующим в СВО. Помимо федеральной выплаты боец, получивший ранение, травму или контузию при выполнении боевой задачи, может рассчитывать и на краевую выплату.

Напомним, это 500 тысяч за легкое увечье, 1 млн за тяжкое и 3 млн при смерти военнослужащего. Во всяком случае, так прописано на бумаге. В жизни же, как рассказал собеседник издания, все совсем по-иному.

В списках не значится

В октябре Иван (имя героя изменено по его просьбе) получил сквозное ранение в ногу, после чего попал в Севастопольский госпиталь, откуда был переведен в Краснодар. Проверив на рентгене отсутствие осколков, мужчину пролечили и с диагнозом «ранение мягких тканей» выписали из больницы. Данного врачебного заключения бойцу хватило, чтобы претендовать на федеральную выплату по ранению. А вот с краевой возникли проблемы. По словам участника СВО, в региональном Минтруда ему ответили, что с таким диагнозом выплата не положена. Мол, это не страховой случай, а ранение не входит в перечень травм, утвержденных постановлением правительства № 855 от 1998 года.

Военный госпиталь
Фото: mil.ru

«У нас так нескольких ребят отправили восвояси, ссылаясь на постановление 24-летней давности. Хотя краевой закон от 5 марта 2022 года чуть ли не слово в слово цитирует президентский указ по выплатам. В обоих нормативных актах звучат определения «травма, ранение и контузия», но почему при одинаковых исходных данных такая разная трактовка. Ведь всех раненых от и до проверяет медицинская комиссия. И почему-то по ее результатам государство выполняет взятые на себя обязательства, а вот на Ставрополье приходится доказывать свое право на эту сумму. Будто это наша вина, что некоторые современные ранения не попали в перечень. По большому счету, чтобы получить краевые 500 тысяч и выше, нужно, чтобы вам либо кость раздробило, либо что-то оторвало, либо повредился орган», — недоумевает Иван.

К слову, его история все же со «счастливым» концом. Если так, конечно, можно назвать тот факт, что после выписки военный продолжил жаловаться на адские боли в ноге при попытке наступить на нее. Понимая, что на обычное ранение это не похоже, бойца направили на дополнительное обследование в Ростов. Назначенное МРТ исследование показало, что у мужчины серьезно повреждено сухожилие.

«И если с краснодарским эпикризом я не мог претендовать на выплату, то заключение ростовских медиков дает такую возможность», — иронизирует наш собеседник, которому непонятно такое жонглирование понятиями. Когда «тут не читайте, тут рыбу заворачивали».

«Мы достойно выполняем свой воинский долг в надежде, что и с нами поступят честно, если что-то случится в бою. Но пока есть и такие ситуации», — делится с нами Иван.

Без суда не обойтись

Тогда как, по словам юриста по гражданским делам, директора ООО «Центр правового обеспечения» Юлии Пашиной, подобная ситуация абсолютно не нова в юридической практике.

«Такие иски мы получали пачками во время контртеррористической операции в Чечне. Там и командировочные, и ранения, и льготный стаж -  много вопросов было. А решение зачастую сводилось к одному: нужно брать официальный отказ и течение трех месяцев с момента его получения обращаться с административным исковым заявлением в гарнизонный военный суд и там уже доказывать свое право на выплату», — дает рекомендацию юрист.

Военные в Чечне
Фото: Оберст61/CCBY SA 4.0 / wikimedia.org

«В этом нет логики, зато есть бардак»

Политолог Сергей Кулагин уверен, что истоки проблемы нужно искать в законодательных пробелах.

«Когда вся страна трудится над тем, чтобы ребят достойно отправить в зону СВО, мы вынуждены возвращать опытных военнослужащих в госпитали, чтобы по третьему кругу проходить медицинские комиссии для получения справки нужного образца. В этом нет логики, зато есть бардак», — считает политолог.

А после предлагает свое решение проблемы, когда в каждом регионе на время СВО должно быть создано отдельное ведомство или координационный совет, которые целенаправленно занимались бы вопросами и проблемами мобилизованных и их оперативным решением.

«Мы уже потратили более 2 млрд рублей из регионального бюджета на поддержку военнослужащих. Сегодня это одно из основных направлений работы. И в следующем году тоже вряд ли что-то изменится. Зато меняться должен подход к решению проблем. Нужна их систематизация и лицо, которое будет нести ответственность за их оперативное решение. Тогда и не будет получаться так, что, чтобы военным получил положенную выплату, ему приходится обращаться в военную прокуратуру РФ, подключать правозащитников, депутатов Госдумы РФ и СМИ. Подобные проблемы должны решаться автоматически. Это же напрямую зависит от эффективной работы управленцев на местах», — подытоживает политолог.

Фото: mil.ru

Между тем, за комментарием журналист издания обратился в Министерство труда и соцзащиты населения Ставропольского края. Однако в ведомстве отказались устно отвечать на поставленные вопросы, потребовав официальный запрос.