Posted 1 ноября 2022, 06:44

Published 1 ноября 2022, 06:44

Modified 1 ноября 2022, 06:46

Updated 1 ноября 2022, 06:46

Кавказ не для женщин: от чего не смогли убежать дагестанские беглянки

1 ноября 2022, 06:44
Александр Кузнецов
Очередная громкая история со сбежавшими от домашнего насилия девушками. Она вновь показала проблемы в отношении к женщинам на Кавказе не только в обществе, но и среди даже силовиков-мужчин, которые по сути поддерживают родственников-тиранов. Что делать и кто виноват?

Северный Кавказ регулярно становится источником новостей о домашнем насилии. И в отличии от условного Зауралья, где избиения и даже убийства женщин в семье чаще всего происходят на фоне алкоголя, в кавказских республиках подобные вещи совершают «на трезвую», поэтому они вызывают огромный общественный резонанс. Истории о так называемых «убийствах чести» появляются с завидной регулярностью. А рассказы девушек, которые годами подвергаются домашнему насилию со стороны своих родственников, уже, кажется, вообще никого не удивляют. 

Очередная громкая история произошла на минувших выходных в Северной Осетии. Четыре сестры из Дагестана приехали на границу Грузии и России в пункт пропуска «Верхний Ларс». Девушки пытались перейти границу, имея для этого все необходимые документы. Однако по непонятным причинам местные пограничники решили не только не пропустить, но и вызвать их родственников, которые не заставили себя долго ждать и приехали возвращать беглянок в родные стены. Мама и брат требовали немедленно вернуть девушек, публично угрожали им и адвокату, который представлял их интересы. При этом сами девочки были категорически против возвращения, заявив, что дома их ждет то, от чего они сбежали — побои или даже смерть. 

На первый взгляд, подобные обвинения могут показаться чересчур громкими. Но если пролистать новостные ленты по Северному Кавказу за последние пару лет, то можно без проблем найти истории о том, как брат, муж или еще какой-то член семьи (кстати, не обязательно мужчина) избил или убил родственницу. Для многих жителей остальной России подобное выглядит дико и даже шокирующе. Но для тех, кто живет здесь, на Кавказе, к сожалению, все это реальность.

Зачастую женщины годами не имеют права выходить самостоятельно из дома, общаться с мужчинами (не родственниками), одеваться не так, как требуют бабушки, мамы, дяди и прочие. В случае же неповиновения их жестоко наказывают. А если происходит что-то из ряда вон выходящее, вроде тайных свиданий или вот таких попыток сбежать из дома и «вынести сор из избы», то последствия могут быть вообще непредсказуемыми.

Правозащитники не раз сообщали о тайных убийствах «провинившихся» девушек, причем об этом, по их словам, знали не только родственники, но и местные правоохранительные органы (к примеру, участковые), которые в личных беседах, не под запись, объясняли молчаливое согласие тем, что пусть хоть и такими жестокими методами, но все же удается сохранить «чистоту нации».

И вот тут возникает вполне резонный вопрос: а для чего тогда такие правоохранители, если они ставят традиции выше законов страны? Где гарантии, что и в других вопросах они не пойдут на компромисс? Кстати, в истории беглянок из Дагестана то же самое. Вместо того, чтобы применить к девушкам презумпцию невиновности, полицейские как Осетии, так и Дагестана вдруг решили задержать не угрожающих родственников, а самих пострадавших. Так, дагестанские правоохранители объяснили свое решение направить в «Верхний Ларс» оперативников из Махачкалы тем, что беглянки якобы украли деньги у родственников. А сотрудники ОМОН Северной Осетии в свою очередь заявили адвокату сбежавшей, что в отношении нее составляется протокол о мелком хулиганстве, так как она якобы грубо разговаривает с пограничниками и матерится.

При этом все ведомства, принимавшие тем или иным образом участие в случившемся, до сих пор не делают никаких заявлений и сообщают, что ответят только на официальные запросы прессы. Кроме того, буквально на следующий день после инцидента дагестанские полицейские в комментарии одному из СМИ пояснили, что на самом деле никакой кражи денег не было и заявления от их родственников в МВД не поступало.

Ситуация заставляет думать о предвзятости правоохранителей по отношению к девушкам и явную заинтересованность в возвращении к родным, как это было и в других случаях. Например, с дагестанками, которых выкрали из шелтера в Казани в прошлом году не без участия сотрудников полиции. Или дочери чеченского замминистра ЖКХ, силой вывезенной из Махачкалы. К слову, о судьбе этих девушек до сих пор нет никаких достоверных данных.

Четырем сестрам из Дагестана повезло больше: они благополучно добрались до Грузии, где сейчас находятся в безопасности. 

Но по сути после каждого такого случая всех виновных должны привлекать к ответственности, и лучше всего — уголовной. Почему же никто, кроме правозащитников, не проверяет действия силовиков? Если говорить откровенно, то подобные случаи — это не просто халатность, а самое что ни на есть преступление, совершенное с использованием служебного положения. И, вероятно, идут в него в угоду каким-то средневековым обычаям, мало что имеющим общего с современной реальностью. Может быть, потому и отказываются от комментариев все без исключения участники событий?