Заемщица из КБР заявила об откате банковскому клерку и получила иск

25 октября 06:23
Фото: 1MI
Сообщение об откате сотруднику «Россельхозбанка» в КБР стало причиной иска о защите чести и достоинства. Один суд признал публикацию неправомерной, другой увидел в ней лишь оценочные суждения. В ситуации разбирался NewsTracker.

Как следует из решения Кассационного суда, в апреле 2021 года в видеопубликации в соцсети Хадижа Гонгапшева из Чегема сообщила, что при оформлении ипотечного кредитного договора служащий банка потребовал откат в размере 400 тысяч рублей. 

По данному факту следственные органы провели проверку и отказали в возбуждении уголовного дела.

После этого сотрудник банка обратился в суд с иском о защите чести и достоинства. Он потребовал, чтобы Гонгапшева опровергла свои слова.

Предыстория

В 2013 году Гонгапшева с отцом обратились в  Кабардино-Балкарский филиал «Россельхозбанка» с просьбой о кредите  на сумму 800 тысяч рублей. Деньги нужны были для завершения строительства дома. Как утверждает заемщица, начальник кредитного отдела предложил им вместо 800 тысяч рублей оформить кредит на 3 млн рублей. При этом он взял на себя подготовку пакета документов.

По словам женщины, свои услуги по оформлению документов банковский служащий оценил в 400 тысяч рублей. Гонгапшева сообщала, что отдала ему эту сумму из средств кредита.

Впоследствии, когда у семьи появились проблемы с возвращением средств, банк выставил их жилье на продажу. Дом был продан за 2 млн, хотя по оценкам специалистов, он стоит значительно дороже. 

В настоящее время судебная тяжба из-за дома продолжается.

Решением Чегемского районного суда КБР от 13 декабря 2021 года, сведения, размещенные Гонгапшевой в соцсети, были признаны несоответствующими действительности, порочащими честь и достоинство банковского работника.

В качестве доказательства суд сослался на протокол осмотра нотариусом страницы адвоката Эльмурзаева в соцсети от 28 апреля 2021 года, где он предлагает посмотреть передачу журналиста Андрея Караулова на YouTube. В передаче Караулов рассказывал «об укрытом тяжком преступлении и запланированном выселении семьи Гонгапшевых из построенного ими дома». К делу также была приложена флеш-карта с видеозаписью беседы Гонгапшевой с адвокатом, в которой она рассказывает об обстоятельствах передачи денег банковскому работнику. 

Оценочное суждение или оскорбление 

Решение районного суда оставил без изменения Верховный суд КБР. Пятый кассационный суд отменил указанные решения и направил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Суд сослался на нормы Конституции о свободе слова, а также на постановление Пленума Верховного Суда от 24 февраля 2005 года о том, что суды должны обеспечивать равновесие между правом граждан на защиту чести и достоинства, с одной стороны, и свободой слова, с другой.

Суд также указывает, что следует отличать утверждения о фактах от  оценочных суждений, ибо последние не являются предметом судебной защиты. 

«Оценочные суждения об истце, даже если они носят обидный или провокационный характер, являются выражением субъективного мнения ..., в связи с чем распространение таких сведений в сети "Интернет" не может служить основанием для удовлетворения иска о защите чести, достоинства или деловой репутации»,  говорится в решении суда.

Суд посчитал, что сказанное Гонгапшевой можно рассматривать как оценочное суждение, которое было дано во время диалога с адвокатом.

По мнению суда, возложенные на Гонгапшеву обязательства опровергнуть свои же высказывания нарушает ее право свободно выражать свое мнение, что противоречит Конституции РФ.