Казаки идут в политику
Интервью

Казаки идут в политику

28 марта, 12:14newstracker.ru
Вольные казаки соревнуются в амбициях с реестровым казачеством. Если вторые хотят, но не могут строить бизнес на охранных услугах, то первые метят выше и ради денег готовы ввязаться в большую политику.

Чем вольные казаки торгуют на политической арене, почему ссорятся между собой и в чем не согласны с либералами, в интервью NewsTracker рассказал атаман Кавказской казачьей линии Юрий Чуреков.

Он возглавлял Кавказскую казачью линию с 2010 года. Это условно вольное казачье объединение, в котором принято поддерживать президента. В самый разгар конфликта в Луганске и на Донбассе в 2015 году Чуреков попался на контрабанде оружия из Украины и получил 3,5 года лишения свободы. Свою вину на суде Чуреков полностью признал, но сейчас, спустя полгода после освобождения, говорить об этом наотрез отказался.

Когда Чуреков попал за решетку в 2015 году, управление двухтысячным войском Кавказской казачьей линии временно перешло члену ККЛ Сергею Попову. В сентябре прошлого года Чуреков после отсидки вернулся в строй. В Пятигорске прошел казачий круг, который снова выбрал его атаманом. Однако Попов с этим не смирился и продолжает называть себя атаманом ККЛ.

Конфликт атаманов

Расскажите о причинах затянувшегося конфликта с временным атаманом Сергеем Поповым. Как это повлияло на экономику казачьих общин?

В экономику не влез практически, он от нее далек. Он больше лезет в политику. Вместе со структурами, которые, скажем так, далеки от наших интересов казачьих. И потом, они нас дискредитируют эти структуры. Общение с представителями компартии. Он выступал в качестве доверенного лица на президентских выборах в поддержку Грудинина, а казаки это не одобрили, не понравилось многим.

Временный атаман не захотел отказываться от должности на Ставрополье
Временный атаман не захотел отказываться от должности на Ставрополье
Photo:newstracker.ru

Какие у вас претензии к Попову в должности атамана?

Мы, казаки, надеялись, что он будет тут в Минюсте решать вопросы. У нас нет никакой экономической базы, мы всегда делали один отчет раз в год. В отчете мы писали, что взносов не имеем, экономической базы нет, финансовых поступлений нет, работу ведем согласно уставной деятельности. Но даже это Сергей Иванович поленился сделать. Как мне сказали, ни одного отчета не поступало.

Более того, Сергей Иванович увлекся политикой. Он контактировал то с КПРФ, то с какими-то либералами непонятными. Я не буду утверждать, что он встречался с Навальным и Удальцовым… Сергей Иванович контактировал с такими людьми как они, и со многими другими. Делал неоднократно заявления на словах, о том, что он недоволен тем или иным политическим событием в стране. Но для того, чтобы делать такие заявления, Сергей Иванович должен был собрать правление, или совет атаманов, или хотя бы малый круг, или большой круг.

Мы стоим на платформе поддержки нашего президента, поддерживаем также и губернатора, и всю нашу власть. И то, что творит Сергей Иванович, выходя на одиночные пикеты, позорит казачество своим вот этим видом на площади, возле памятника Ленину с плакатом на груди. Верховный атаман юга России, с плакатом на груди, в гражданке! Это вызвало массовое отторжение казаков к его личности, в отношении него как человека.

Во-первых, это просто смешно, а во-вторых он не имел права этого делать. Он обязан был согласовать это хотя бы с правлением, а лучше с советом атаманов. Там бы ему сказали, что этого делать нельзя. Наши законы и традиции запрещают это делать. Любая политическая деятельность должна быть согласована. И нельзя сор из избы выносить. Ребята с ним беседовали, они его пытались неоднократно вытащить на КМВ, потому что из 14 членов правления 12 живут на КМВ. Его хотели до круга убрать. Правление неоднократно собиралось, дважды его пытались отстранить, он это не признал и вообще не явился, а без него такое сделать нельзя.

«Не атаман»

Как сейчас развивается конфликт?

Сергей Иванович, делая вид, что он все-таки атаман, не хочет нам возвращать ту первую печать и устав, который зарегистрирован в Минюсте, — у него находится первый экземпляр. На круге принято решение новую печать изготовить и новый устав, который зарегистрирован нотариусом.

Теперь по факту его печать, устав и удостоверение, зарегистрированное в Минюсте, уже недействительны, потому что основной верховной властью всех этих вопросов является казачий круг. Круг принял такое решение 14 октября. Сергей Иванович не атаман, печать у него недействительна, и регистрация в Минюсте у него тоже уже недействительна. Осталось выполнить только одну позицию — перерегистрировать руководителя.

Без этой регистрации вы не можете называться атаманом?

Photo:«Атаман Иван Дмитриевич Сирко.» худ. Илья Репин

Это для образования юрлица, чтоб какую-то возможность иметь экономику свою поднимать на законных основаниях. Лично мне, как атаману, эта регистрация и не нужна. Я и так могу существовать. Но казаки со станиц приезжают и просят у меня устав, зарегистрированный в минюсте, чтобы они тоже являлись юрлицом, представителем ККЛ и могли открыть какую-то мельницу, или поле взять в аренду, или еще что-то. Это же нужно решать с администрацией, только для этого нужно.

Значит, вам ничего сейчас не мешает действовать как атаману?

Конечно, как атаману мне ничего не мешает. Просто люди не поймут, как это — устав я даю, а там атаман не написан. Устав-то на ККЛ зарегистрирован. Я им говорю: «Пока, на данном этапе, везите в минюст свой протокол, и регистрируйтесь своей станицей». Но, представьте, у меня этих станиц несколько тысяч на линии. Несколько сотен отделов, десятка два округов только здесь, в Ставропольском крае. Людям надо работать. А Попов вообще эту работу не проводил, не объехал никогда никого.

С какими проектами к вам приходят казаки, которые вы не можете пока одобрить?

Проектов очень много. Предлагают чуть ли не в каждой станице. И землю ребята были бы готовы взять, и технику какую-то купить.

Сейчас предлагают воду разливать. Крым просит простую питьевую воду и готов брать ее в 5-литровой посуде. Но у нас нет стартового капитала, чтобы мы могли эту работу развернуть.

Есть еще одно наполовину готовое предложение, и кое-какое оборудование есть. У нас по краю гибнут миллионы тонн соломы, никому не нужной, жгут ее. А из нее можно корма готовить и продавать их. Для казаков ККЛ на 10% дешевле было бы.

Последнее самое — марьинские казаки приезжали (там сейчас вольная станица, 39 человек). У них продается маслозавод. Они хотели еще мельницу поставить к этому маслозаводу. Есть 8 гектаров земли. Купить надо тоже, у нас на это просто нет средств.

Казаки идут в политику за деньгами

Сейчас средств нет. После регистрации что-то изменится?

Конечно. Для меня, как для атамана регистрация не важна, важна она для казаков. Мы планируем поработать с политическими партиями, у которых есть такие средства. Мы ведем сейчас переговоры с одной партией. Пока не буду ее называть, потому что вопрос открытый. Мы ничего еще не сделали в этом направлении. Обманывать, обнадеживать людей я не имею права.

Политическое направление партии можете уточнить?

Она аграрная. У них 122 сельхозпредприятия. Они если нас профинансируют, мы можем очень быстро экономическую базу поднять, и тем самым помогать государству производить сельхозпродукцию.

Photo:pixabay.com

Основное им надо, если они будут финансировать, чтоб галочку в клеточке поставили, чтоб они там прошли в депутаты. Им же надо 5%-й барьер проходить. Они сейчас партию зарегистрировали, а вот этого последнего нет. Большинство из этих партий, имеют 3-5 тысяч членов партии.

В свое время мы начали с тем же Поповым создавать партию. Два раза нам отказали. Опыта такого еще не было, хотя у нас по стране 82 тысячи заявлений было в эту партию от казаков. Но нам отказали. Мы сейчас ищем другие варианты, несколько вариантов. Если мы решим вопрос, мы не будем прятаться, мы это дело озвучим, и будем работать с ними.

Если не решим, будем сами выкарабкиваться, но сами мы будем очень долго выкарабкиваться и мало надежды, что мы быстро что-то сможем. Понимаете, вот станица, ей на развитие 20-30 млн за глаза, а вот такая линия огромная, там же огромные суммы денег нужны, и всем надо помочь.

По вашим оценкам, какие суммы нужны?

Хотя бы 5 миллиардов в год надо минимально. Это так, чтобы на первом этапе толчок дать минимальный. А что? Вот сейчас тратят, раздают кредиты, прощают за рубежом миллиардные долги.

Деньги нужны именно для Кавказской казачьей линии?

Ну да, это нам чтоб экономику развить, и чтобы мы полезными были государству, а не болтовней заниматься. Прежде всего надо, конечно, развивать сельское хозяйство.

То есть деньги нужны не на содержание казаков, а на помощь им в открытии бизнеса?

Конечно. Им надо открыть, и чтобы они потом вернули эти средства. Сейчас дают под какие-то кабальные проценты, а это нереально.

Казаки собираются возить воду из Ставропольского края в Крым
Казаки собираются возить воду из Ставропольского края в Крым
Photo:newstracker.ru

Допустим, если партия деньги даст, то там совсем другая ситуация. Это будет предприятие, на нем вывеска будет висеть, что казаки такой-то станицы, такого-то отдела открыли такое-то предприятие с участием политической партии такой-то и дали рабочие места.

Сегодня создание рабочих мест очень актуально здесь у нас. А если мы открываем предприятие, нам без разницы — казаки там будут работать или другие люди других национальностей. Это создание рабочих мест, это электорат.

Появились денежки — спортзал построили, появились денежки — детсад открыли. Все под эгидой партии также. Допустим, открывать спортзал самим, это страшно дорогое удовольствие. Согласовать это со спорткомитетом районным или городским, они там и ставочки выделят и еще что-то, а мы, допустим, доплаты делаем тренеру и детишкам форму покупаем, на соревнования их везем. Это наши казачьи ряды пополняются, пополняются вооруженные силы, это пополняется электорат наш.

Если действительно будет такая поддержка, то в какие сроки вы ожидаете решения вопроса?

Не знаю, это сложно сказать. Я пока не готов ответить на этот вопрос. Но мне кажется, что сейчас они пошевелятся, потому что у нас на носу осенние выборы, и через год у нас в Госдуму выборы, и поэтому в их интересах.

Я сразу всем этим партийцам говорю: «Уважаемые, мы там живем: населенные пункты там маленькие, все дружат между собой, там уже есть готовая власть, вы в этом случае не влезаете. Мы, допустим, с местными органами решаем сами вопросы, а вы финансируете. А по партийным спискам, мы вам галочку поставим».

Дело выгодное для вас, но почему именно в политику?

Потому что казаки были вне политики 29 лет. И что толку? Если брать от реестровых казаков, у нас обычно атаманы, замглавы имеет финансовую поддержку. У него всегда какой-то маленький бизнес. А казаки при каких делах?

Кавказская казачья линия рассчитывает получить финансирование от политических партий
Кавказская казачья линия рассчитывает получить финансирование от политических партий
Photo:newstracker.ru

Какой электорат вы можете предложить?

В ККЛ 2500 здесь, и по республикам человек 200-250. Трудно собрать, поверьте, все это связано с отсутствием средств. А так, в Крыму у нас округ неплохой, почти 2000 человек. В Волгоградской неплохой округ, в Воронежской сильный округ.

«Люди просто начинают отсюда уезжать»

У вас планы развивать экономику не реестрового казачества. Но есть печальный пример реестрового казачества, которое имеет доступ к бюджетному финансированию. Буквально год назад им понадобились машины — атаман пришел в парламент, попросил финансирование, и им выделили.

Оно и раньше выделялось, только куда потом эти машины делись, возникает вопрос. Я не хочу вообще о реестре говорить. Я в их дела не лезу, и давать оценки их работе я не намерен. Я не буду комментировать этот вопрос. Это не мой вопрос, я этих денег не получал и не знаю куда они делись.

Реестровое казачество раскалывают корыстные мотивы, земельные вопросы. Какая обстановка в рядах Кавказской казачьей линии?

У нас таких людей очень мало. У нас в основном собрались родовые этнические казаки, у которых предки тоже казаки. И эти люди хотели бы поднять рождаемость в казачестве. Хотели бы, чтобы эти дети воспитывались патриотами своего города, чтобы не уезжали отсюда. Чтобы возделывали землю, чтобы они за нее на смерть стояли, не только когда в армии, а вообще.

Надо предоставить нам возможность, чтобы мы покупали эту землю, казаки покупали и работали на ней. Создадим рабочие места. Если человек в месяц будет зарабатывать не 15 тысяч, а 50, он родит и третьего, и четвертого ребенка. А сейчас один, от силы два, и трясутся над ними — «в армию не ходи и не служи». И мы не можем в армию набрать не потому, что у нас нет детей-казаков, а потому, что родители не хотят, чтобы их дети шли в армию.

«Наши казаки выезжали в Крым и Донецк»

Вы были на Украине в начале конфликта в 2014 году. Как отреагировали казаки Кавказской линии на начало боевых действий?

В 2013 году, еще до тех событий, 1 июня, я участвовал в совете атаманов всея Украины, на острове Хортица Запорожской области. Там собралось человек, может, 200. Даже с Югославии и Сербии там были ребята, потомки выехавших когда-то белых казаков.

Из всех присутствовавших в тот момент, я обратил внимание, что подавляющее число людей хотели бы жить в России. Крымские события уже произошли, уже шли скандалы.

Когда произошли события в Крыму и в Донецке, наши казаки выезжали. Местное население души не чаяло в этих казаках, несли все, что у них есть, чтобы угостить. Мы сами когда привезли туда гуманитарку, они сказали — отдайте в детский дом. Зашли, там ужас! Дети без рук, без ног, искалеченные детишки без родителей, родители погибли. Все туда отдавали. Не было перевязочного материала, куда они его там девали непонятно. Не было белья там. Это тоже были проблемы серьезные на тот момент.

Сколько, по вашим оценкам, там было казаков из Ставропольского края?

Я думаю не меньше 1,5 тысячи за эти годы побывало, а может и больше.

Сергей Иванович даже в глаза не видел этих людей, он туда несколько раз съездил. Занимался там каким-то популизмом. Видимо свои вопросы политического плана решал. Он не склонен сильно обогащаться, но его политические убеждения сильно оттолкнули от него.

В чем вы принципиально с ним не согласны?

Он не поддерживает президента, а я его поддерживаю. Все что делает президент, я поддерживаю. Сергей Иванович — нет. Ну как можно работать вместе? Я ему предлагал — оставайся, работай, но только выполняй решения казаков. А не то, что тебе кажется, какой хороший человек Грудинин, или там еще кто-то. Или надо губернатора убрать, а я сам буду губернатором.

Человеку 69-й год, какой из него губернатор? И по состоянию здоровья, и по умственным способностям. Он не глупый человек, образованный, но у него нет лидерской жилки, которая должна за собой людей повести. Он хороший Фурманов, но Чапаев из него не получится.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter