Самое страшное - «тройка» по русскому: как живут дети, поборовшие рак
Интервью

Самое страшное - «тройка» по русскому: как живут дети, поборовшие рак

24 декабря, 11:05Маргарита ГубановаPhoto: Дмитрий Воинов
О том, как живут дети, которые побороли онкологическое заболевание, по каким признакам распознать опухоль у ребенка и можно ли надеяться на чудо в случае, когда надежды нет, рассказала NewsTracker детский онколог с 30-летним стажем Ольга Желудкова.

Ольга Григорьевна - детский онколог высшей категории со стажем работы более 30 лет, доктор медицинских наук, профессор, главный научный сотрудник лаборатории комплексных методов лечения онкологических заболеваний у детей ФГБУ «РНЦРР» Минздрава России. В Ставрополь она приехала в рамках Нейроонкологического семинара, организованного Благотворительным фондом Константина Хабенского.

В течение двух дней вы и другие ведущие врачи в области диагностики и лечения опухолей центральной нервной системы у детей дали бесплатные лекции в Ставрополе. Кто приходил на них? Как воспринимали информацию?

Народу было много, только в первый день на моей лекции было порядка 100 человек: студентов, врачей, ординаторов, кафедральных сотрудников, пришел даже заместитель декана Ставропольского государственного медицинского университета. Все слушали с интересом.

У нас даже возникла дискуссия по поводу сопроводительной терапии, по поводу последствий, которые отмечаются у детей с опухолями ЦНС и всех онкологических больных. Оказалось, что студенты-педиатры информированы об этом, они проводят свои исследования данной проблемы.

Как, в общем, обстоят дела по диагностике и лечению опухолей мозга в регионах?

В регионах дела обстоят очень хорошо. Это связано с тем, что мы начали лечить опухоли центральной нервной системы примерно в 1994 году, когда в нашем институте не было своего коечного фонда. Приходилось активно работать с регионами, давать им задачи и планы. И если сейчас меня спросят, где лучше проводить химиотерапию больному с медуллобластомой (прим. наиболее часто встречающаяся злокачественная опухоль головного мозга у детей, обычно развивается в мозжечке), я отвечу, что в своем регионе.

Тем более химиотерапия это процесс длительный, 2-4 месяца ребенку с родителями придется жить в чужом городе, снимать жилье. Проходя лечение в городе – ребенок и родители лишаются одного повода для стресса, семья рядом, меньше затрат.

Единственная химия, которую лучше проводить не в домашнем регионе – это высокодозная с аутотрансплантацией – ее лучше проводить на базе федеральных центров.

Сейчас все чаще можно услышать, что статистика заболевания увеличивается с каждым годом, так ли это?

На самом деле, показатель заболеваемости не меняется.

В Ставрополе статистика тоже не меняется?

Несколько лет назад я была в Ставрополе, и мы с доктором решили посмотреть и статистику Ставрополья. Врач с удивлением сообщила, что в 90-х годах пациент был 1, а на момент беседы – 21. Но это говорит лишь о том, что в 90-е годы диагноз и лечение получали единицы, сейчас улучшилась диагностика и стали правильно ставить диагноз. Мы имеем не выявленные опухоли ЦНС и сегодня, но теперь это единичные случаи.

Получается, что растет не заболеваемость, а качество диагностики, которое позволяет обнаружить опухоль?

Photo:pixabay.com

Конечно. Прогресс связан с улучшением гистологической, морфологической и молекулярной диагностики. Плюс, мы определили факторы прогноза. Например, на сегодняшний день диагноз медуллобластома включает в себя 4 молекулярные группы, одна из них 100% вылечивается, для этих детей мы можем снизить дозы химиопрепаратов, облучения. А есть группа с очень неблагоприятным прогнозом – для нее требуется поиск новых эффективных препаратов, методов лечения подходов к лечению. А раньше ведь мы их не различали.

Сегодня есть возможность определить любую молекулярную мутацию, для этого необязательно обращаться в зарубежные клиники. Например, наша лаборатория в Российском научном центре рентгенорадиологии смотрит всю панель для наследственного заболевания и мутацию самой опухоли, и мутацию в крови. А это очень важно для выбора метода лечения.

Прогресс в диагностике – это немаловажный фактор. А прогресс в лечении есть?

Мы участвуем в международных исследованиях по применению новых препаратов у больных с опухолью ЦНС. Сейчас активно применяем имунопрепараты в рецидивах. Хотя еще несколько лет назад считалось, что рецидив – 100% неизлечим, а сейчас мы применяем химию, лучи, хирургию, и достигаем положительных результатов.

За последние годы много нового. Мы почти полностью отказались от дексаметазона, его получают порядка 15 % детей, кто действительно без него не могут. Раньше его назначали практически всем, а теперь мы пришли к выводу, что он не помогает, а значит, что это лишнее воздействие на детский организм.

Есть ли статистика детской смертности от опухолей головного и спинного мозга?

Конечно, все зависит от гистологии, например, при герминоме (прим. опухоль глубинных структур головного мозга, составляет всего 2% от всех внутримозговых опухолей) в 99 % при адекватном лечении наступает полное выздоровление, медулобластома тоже разная, мы об этом говорили. При одном варианте - 100% излечиваемость, при другом - шансы на выздоровление не выше 40-50%.Мы сейчас занимаемся поиском факторов, которые неблагоприятно влияют на результаты лечения.

Были ли чудесные случаи выздоровления тяжелых детей?

Конечно. Часто вспоминаю одну пациентку с герминативно-клеточной опухолью, у нее были серьезные осложнения, а при первичном диагнозе случилось еще и кровоизлияние в опухоль. Девочка впала в кому. Стоял вопрос лечить или не лечить. Онкологи поддержали мою идею, что нужно попробовать лечить. Теперь приходит ко мне на скрипочке играет. Дети в этом плане очень перспективные. Ситуации бывают настолько непредсказуемые, что врачи ставят прогноз – жить осталось 3 месяца, а проходит 13 лет и пациент живой.

А были ли какие-то сложные дети из Ставрополя у вас на лечении?

Фотографии, которые присылают Ольге Григорьевне ее пациенты, вылечившиеся и повзрослевшие.
Photo:Дмитрий Воинов

Да, однажды принесли на руках 4-хлетнего мальчика с множественными метастазами, хирурги отказались даже биопсировать этого тяжелейшего ребенка. Мы предположительно поставили диагноз, провели ему лечение: химиотерапию, лучевую терапию, еще раз химию. Сегодня виделись спустя 7 лет - он жив, здоров и замечательно себя чувствует, жалуется только на то, что у него «тройка» по русскому языку.

Сложно ли приходится в жизни детям, которые прошли в детстве через рак? Есть ли какие-то ограничения у них?

Почти все живут полноценной жизнью. Были даже случаи, когда ребенок после долгого больничного возвращается в школу, а ему не верили, что он лечил опухоль мозга. А сколько случаев было, когда девушек, которые в детстве проходили лечение, беременели, а их отправляли на аборт, потому гинекологи и рецидив пророчили, и что здоровье не позволит выносить здорового малыша. Хорошо, что девочки эти мне звонили – никаких абортов не надо, некоторые уже и двоих родить успели. Так это те, кто еще при старых методах лечились, а сейчас все усовершенствовалось. И наши сегодняшние пациенты вообще могут не переживать, при беременности и родах у них не больше рисков, чем у других.

На что стоит обращать внимание родителям, чтобы вовремя заметить признаки опухоли центральной нервной системы у ребенка?

Диагностика очень сложна. Опухоль может протекать под маской простудного заболевания, под маской инфекции гастроэнтерологического заболевания. Надо понимать, какие именно симптомы могут указывать на опухоль, например, если у ребенка в старшем возрасте первый раз появляются судороги – это должно насторожить, да и вообще при судорогах в любом возрасте лучше пройти обследование. Головные боли с утренней рвотой или появление косоглазия тоже являются тревожными звоночками. Если мама заметила, что ребенок шатается при ходьбе, она не должна думать, что он балуется, она должна тут же обратиться к врачу. Сейчас в интернете информация очень распространена, поэтому родители, замечая признаки, сами приводят к нам детей.

Диагноз может поставить любой врач, и педиатр, и офтальмолог и эндокринолог, и невролог, если они информированы и знают, что это заболевание протекает с такими симптомами.

В любом случае, лучше быстро пройти обследование и снять с повестки дня, или начать лечить на ранних стадиях. Часто вспоминаю случай, когда мама-врач заметила у ребенка периодически проявляющееся косоглазие. Диагноз был поставлен – диффузная опухоль ствола размером 1 сантиметр – это большая редкость. Как правило, когда мы ставим диагноз, опухоль достигает 4-5 сантиметров. А чем меньше опухоль, тем больше эффект, тем меньше осложнений и тем легче проходит лечение.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter