Исследование:"Кавказские политики отличаются от российских авантюризмом"

Исследование:"Кавказские политики отличаются от российских авантюризмом"

Исследование:"Кавказские политики отличаются от российских авантюризмом"
Интервью

16 июля 2014, 15:40
О психологических портретах самых ярких политиков последних лет на территории закавказских государств читайте в интервью NewsTracker

Российские ученые, специалисты в области психологии в политической сфере, Александр Серавин и Петр Бычков выпустили книгу «Психологический портрет публичного политика. Основу книги составляют психологические портреты самых ярких политиков последних лет на территории закавказских государств: Ильхама Алиева (президент Азербайджана с 2003 года), Сержа Саргесяна (президент Армении с 2008 года), Михаила Саакашвили (экс-президент Грузии), Бидзина Иванишвили (премьер-министр Грузии с 25 октября 2012 года по 20 ноября 2013 года). Также в книгу включены исследования по Виталию Кличко (лидер украинской политической партии «УДАР») и Оксане Дмитриевой (заместитель руководителя фракции "СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ" в Государственной Думе VI созыва).

По мнению авторов, издание может очень помочь политическим деятелям, уделяющим внимание стратегии построения карьеры, а равно и их оппонентам – для поиска уязвимости соперников.

О чем или о ком ваша книга? Кому она может быть интересна?

Петр Бычков (П.Б.): Книга посвящена науке - психологическому портретированию. Это процесс дистанционного изучения человека, его сильных и слабых сторон, на основании открытых источников. В нашем случае – размещенных в интернете публичных выступлений.

Такое исследование может быть полезно в первую очередь самому политику в плане личностного роста. Осознания, как ему лучше себя вести, в какие ситуации лучше не попадать, как строить свой рабочий график, как лучше принимать решения.

Например, у Оксаны Дмитриевой – очень импульсивный стиль принятия решений. Соответственно, ей бы лучше окружить себя командой специалистов, которые ее некоторым образом ограничивали бы в принятии необдуманных и быстрых решений.

Ну а для широкого круга читателей это может быть интересно как занимательное чтение о реальных политиках, которые в жизни чаще всего недосягаемы, а тут представлены в своих истинных обличьях, со всеми своими реальными достоинствами и недостатками. Не идеальные, понятные. Возможно, кто-то даже найдет в этой книге себя, ассоциировав себя с одним из политиков и поняв, какие личные черты к каким последствиям могут привести.


Почему вы выбрали для исследования именно этих политиков?

Александр Серавин (А.С.): Принцип отбора был очень простой. Мы проводили исследование, делали большую научную работу на Кавказе. И для иллюстрации книги, чтобы она выглядела более цельной, решили показать кусочек этой работы, выбрав самых «ударных», самых ярких и запомнившихся политиков. А чтобы показать, как методика работает на других регионах, добавили туда одного из российских и одного из украинских политиков.

П.Б.: Мы довольно долго работали на Кавказе. Книга издается под брэндом Центра современной кавказской политики. Мы делали много портретов различных политиков, но большую часть не можем опубликовать, поскольку делали их на заказ. А в книгу внесли только те имена, которые изучали инициативно, самые интересные персонажи. Дмитриева нас заинтересовала как интересный участник последних российских политических движений, а Кличко – в связи с украинскими событиями.

А.С.: На Дмитриевой мы остановились, поскольку мы сами из Петербурга, она у нас там очень известна и интересна. Тем более, что сейчас она собирается идти на выборы. А Кличко на момент написания книги был одной из самых ярких личностей на украинских событиях. Сейчас он несколько сошел в сторону, но нам он показался очень интересным. И на удивление, многие коллеги наши, узнав о сути исследований, просили нас познакомить именно с результатами по Кличко, гораздо менее интересуясь Кавказом.

Как составляются политические портреты и насколько корректны ваши выводы?

А.С.: За рубежом книг, посвященных психологическим портретам политиков, выходило очень много. В России пока существует, по большому счету, только одна серьезная монография. Мы можем сказать, что результаты наших исследований уникальны. При том, что все они сделаны дистанционно, на основании данных из открытых источников.

Мое мнение – очень плохо, что в России крайне мало стало настоящих полевых исследований, все стараются переписать из других работ. В лучшем случае, написать работу про Россию на деньги, полученные от западного заказчика. Мы взяли методики и сделали живое настоящее исследование. Это новый тип исследований, мы показываем его публично. И у нас все разъяснено, пара десятков страниц посвящена описанию методики – мы в своих результатах уверены.

П.Б.: Все выводы делаются только по материалам, взятым из открытых источников. Чаще всего, это публичные выступления в СМИ, ролики в интернете. Это коренным образом отличается от зарубежного психологического опыта, основанного на психоанализе, на воспоминаниях из детства и т.д. Мы считаем, что наш метод точнее, он основан на анализе текстов и позволяет выявить стиль принятия решений, стиль работы с командой, эмоциональную сферу и другие черты.

Мы используем элементы психоанализа, когда они совпадают с результатами анализа текстов и, например, выводами психиатров после просмотра видео выступлений политика. Например, говоря про Ильхама Алиева, отмечаем влияние на него личности отца. Но это только частный случай, в основе исследования – абсолютно точные методы исследования конкретных материалов и документов.

Не значит ли это, что вы изучали не политика, а его пресс-секретаря?

П.Б.: Совершенно точно нет. Мы берем не все тексты подряд. Есть методы с легкостью отличать, написан текст одним человеком или другим. И мы чаще всего анализируем интервью, видеоверсии с собственной расшифровкой. Нас не интересуют «газетные» расшифровки, нам больше интересно поведение человека в момент интервью. То есть, не смысл его речи, а количество предлогов в речи, использование слов-паразитов, частиц и междометий и так далее. То, что человек выдает неосознанно и не может контролировать.

Кроме того, научить человека дословно воспроизводить текст спич-райтера невозможно. Чтение с листа мы сразу исключаем из работы. А когда человек пересказывает, даже заранее заготовленный текст, он все равно проявляет себя. Есть всего несколько человек, высокопрофессиональных политиков, которые способны от ситуации менять поведение и четко контролировать себя. Среди губернаторов и президентов стран Кавказа таких нет.

А.С.: Если кто-то из ученого сообщества посчитает, что мы неправы и наши исследования неверны, они вполне могут провести собственное полевое исследование и показать его результаты. Это в какой-то степени тоже наша задача, побудить коллег к активности, к анализу, к исследовательской работе.

Какие типичные сходства или коренные отличия есть у изученных вами политиков?

П.Б.: Кавказские политики несколько отличаются от российских. К примеру, нашим более свойственна догматичность мышления. Использование проверенных схем, опаска к инновациям. По этой причине у нас так инновации многие буксуют, зато меньше ошибок совершается.

Лидерам Кавказа более свойственен авантюризм. Несмотря на их традиции, они по стилю мышления более гибкие и импульсивные. Склонны с интересом рассматривать новые идеи, но и ошибаются при этом, соответственно, гораздо чаще.

Но есть одна общая черта для всех политиков. В определенный момент у них у всех возрастает паранойяльность. Это, в общем-то, логично.

Что по-вашему означает идеальный политик? Кто из ваших героев мог бы претендовать на это звание?

П.Б.: Мы даже на обложку поставили такой коллаж. Всех если их соединить, может и получился бы идеал. Целеустремленность и волевые качества Кличко, харизматичность Дмитриевой, умение заводить принимать решения «шахматиста» Сарксяна и так далее.

Впрочем, в реальной жизни все зависит от условий. Где-то идеальным стал бы политик, который не советуется с консультантами, а резко принимает решения. Где-то наоборот, системный аппаратчик будет более к месту.

А.С.: Существует такая теория – идеального политика. Но я часто вспоминаю анекдот: большинству мужчин нравится голубоглазая блондинка 90-60-90, но женится он на той, на которой женится. Идеальный образ можно собрать, но политик играет в текущей ситуации. И поддержка политика населением зависит от ситуации. Где-то он оказался профессионально хорош, а где-то не из кого выбрать, он лучший среди худших.

Кроме того, если говорить о наших персонажах, президентах кавказских стран, то каждый из них уже добился высшего поста в своей территории. Ему некуда дальше расти, там он – уже идеальный политик.

Знакомы ли политики, о которых вы пишите, с вашим научным трудом, какова их реакция?

П.Б.: Пока не знакомы. Мы пошлем им нашу книгу обязательно и будем благодарны любой обратной связи. Конечно, очень интересно, как они это воспримут. Хотя мы от них никогда и не скрывали свою работу, и многие портреты есть в открытом доступе.

А.С.: Ну не знаю. Я вот уверен, что каждый из них был знаком с результатами. Но реакции мы не знаем. Было бы любопытно послушать, но они все очень опытные люди и не станут высказываться. Тем более, что эту работу нам никто не заказывал, поэтому результаты не ангажированные. Мы с коллегой просто показали, как работает научный метод. А в политике принято быть осторожным в выражениях и не обсуждать личности с кем-то, кроме доверенных людей.

Что стало для вас открытием в этом исследовании?

П.Б.: Прогнозируемого не было вообще ничего. Я совершенно не знал многих из этих людей. Тот же Сарксян оказался для меня удивительным человеком. Это с точки зрения их личности. А что касается научного процесса – то нет, никаких неожиданностей не оказалось.

А.С: Я ожидал несколько большего от Кличко, от его портрета. Но оказалось, что там скорее ситуация сделала его политиком, чем он повлиял на ситуацию по своим личностным качествам.

Как вы будете развивать свою методику. Будут еще исследования?

П.Б.: Да. Первая книга делалась в сжатые сроки, в ней есть свои недостатки. Она более посвящена практике. В следующем томе мы планируем расширить теоретическую часть, от популярности перейти больше к научности. Расширим список изученных политиков – российских и зарубежных.

А.С.: Нас уже ряд профессоров попросили о втором издании, более научном. Посмотрим, кто из политиков будет наиболее интересен к тому моменту. Возможно, в качестве объектов исследования в книгу войдут Обама и Меркель. О российских персонах можно подумать, но тут мы проводили исследование в одном регионе… Там люди в подробностях рассказывают о событиях на Украине, но с трудом вспомнили фамилию своего губернатора. Так что нужно еще поискать тех, которые будут действительно интересны читателям.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter