Театр без поддержки государства умрет

Театр без поддержки государства умрет
Интервью

12 мая, 14:13
Дарья Куличенко
Photo: vechorka.ru
Директор Ставропольского академического театра драмы имени М. Ю. Лермонтова и бывший министр культуры Ставропольского края Евгений Луганский в интервью корреспонденту NewsTracker рассказал об основных проблемах в театре и культуре Ставропольского края и о том, как театру удается выживать в условиях кризиса.

Сколько в среднем зрителей посещает театр в год? Какова заполняемость зала?

У нас заполняемость зала 75-80% в год. Это очень хороший показатель, потому что средний по стране около 50%. В среднем в год более 120 тысяч зрителей нас посещают. Это если говорить о нашем зале и о выездных спектаклях, потому что мы еще играем порядка 20-23 спектаклей ежегодно в селах.

Какая зарплата у актеров? Получается ли у театра получать прибыль?

Средняя зарплата по театру за прошлый квартал составила 23 тысячи рублей. Но мы стараемся давать актерам возможность заработать не только выходами на сцену, но и другими подработками как в театре, так и вне его.

Что же касается прибыли, то у нас ее быть не может. Безусловно, нам помогает государство – датируя зарплату и коммунальные услуги. И это очень хорошо, потому что есть театры, которые не имеют финансирования на оплату коммунальных услуг, а это, как вы понимаете, очень большие суммы. И они вынуждены тратить то, что они заработают на спектаклях, на оплату этих услуг, вместо того чтобы оказать материальную поддержку своим работникам.

Какова в процентном соотношении поддержка государства и сколько зарабатываете сами? Театр рентабелен?

Театр по своей природе никогда не будет рентабелен, и без поддержки государства просто умрет.

Сколько стоят билеты в театр?

Для взрослых на наши премьеры – от 100 до 500 рублей, для детей - от 100 до 200 рублей. И на выездных спектаклях в селах тоже от 100 до 200 рублей за билет.

Чем вам запомнился этот год?

Успешными гастролями в Москве на сцене Малого театра с двумя спектаклями - «Соколы и вороны» и «Маскарад».

Как вы относитесь к современному искусству и чего никогда не допустите на сцене театра?

Мы не допускаем, прежде всего, ненормативной лексики. Для нас самое главное, чтобы тема, которую поднимает современный автор, находила отклик не только у актера, но и у зрителя.

Как правильно увольняться из массовки театра
Как правильно увольняться из массовки театра
Photo:MaximusBryansk / youtube.com фото: enotcorp.org

У вас много молодых актеров и часто ли вы принимаете новых, есть ли текучка кадров?

Безусловно, во всех театрах и во все времена, была и будет текучесть кадров и молодых тоже. Миграция всегда была. Так, кого-то привлекли новой интересной ролью, кого-то заработной платой, а кого-то даже квартирой. Но у нас в труппе сегодня работают 23 выпускника нашего бывшего актерского факультета. Мы их вырастили вместе со СКФУ и они у нас очень плодотворно трудятся, многие играют ведущие роли. Но факультет закрылся, поступления молодых кадров у нас нет, это очень печально и для нас, и для города, и, я думаю, для университета.

С чем связано закрытие факультета?

Не знаю. Я не буду это комментировать.

Как вы оцениваете уровень актерского образования в Ставрополе, которое было? Много ли потом приходилось доучивать?

Нет, студенты, как только приходили в университет, практически сразу начинали играть в наших спектаклях. И это очень важно для актеров. Это для них хорошая практика. Я, когда заканчивал ГИТИС, мы играли в учебном театре только последний год, и не каждый еще студент был занят в спектаклях. Поэтому, естественно, это огромная помощь, и такой подход способствует развитию актера, потому что актера делают роли. А если ты сидишь в аудиториях и не выходишь на сцену, это далеко от профессии. Очень далеко.

А что на счет режиссеров, сколько их у вас в штате? Есть ли молодые?

У нас есть 2 режиссера, но, помимо этого, мы каждый год приглашаем интересных талантливых режиссеров, чьи спектакли не сходят со сцены много лет. И в этом мы видим большую пользу, так как, помимо полных залов на их спектакли, это еще и определенная школа для мастерства актеров. Что же касается режиссерских работ молодых, закончивших режиссерский факультет СКФУ, то у них несколько другое направление, так как их все-таки готовили для самодеятельных театров. У нас есть актер, закончивший этот факультет, это Владимир Петренко. У него есть своя студия, где, как мне кажется, он работает профессионально. А вообще мы приветствуем самостоятельные режиссерские работы молодых актеров, если это талантливо, и в практике театра это было не раз, и эти спектакли видели зрители.

Как вы вообще относитесь к коммерческим театрам, к театральным кружкам? Они представляют для вас конкуренцию?

Это очень хорошо, когда молодые люди занимаются в кружках и мечтают стать профессиональными артистами. Участие и развитие их только приветствую, потому что практически все профессиональные актеры выходцы из самодеятельности, и это естественно, но все-таки нужно стремиться и постигать актерскую профессию в высших учебных заведениях, если они мечтают о ней. При этом бывают яркие индивидуумы, которых потом берут в институты, где они учатся этому и затем приходят в театры с хорошей школой.

А актером театра можно стать без специального образования или оно все-таки нужно?

Вы знаете, есть актеры, без образования. Есть. Но это единицы. И они оставили яркий след в истории. К примеру, в нашем театре был народный артист СССР Кузнецов.

А у вас сейчас в театре есть такие?

Нет. И сейчас при приеме на работу существует условие, чтобы было профильное образование актерское. Но, безусловно, если человек обладает яркой внешностью, внутренним талантом и ты это чувствуешь и видишь, я думаю, что такого человека мы возьмем в театр и будем его учить.

Вы говорили, что у вас работали актеры из Ярославля. То есть вы готовы принимать людей из других регионов?

Безусловно. А, в общем-то, так раньше и было. Я приехал сюда после ГИТИСа, поработав в Новосибирске. И как раз в этот год приехала большая группа актеров, окончивших ГИТИС. Но, к сожалению, сейчас из ГИТИСа, Щукинского и Щепкинского училищ дальше Садового кольца не выезжают актеры, потому что кино, киностудии, телевидение их захватывает. И, конечно, им интереснее работать там, где популярность и неплохие деньги.

А почему вы здесь остались?

Потому что это моя родина. Родился я в Грозном, но практически всю сознательную жизнь прожил в Ставрополе, закончил здесь школу, поступил в театральное училище при театре, потом поступил в ГИТИС. По приглашению поехал в Новосибирск, отработал там 2 года и вернулся в Ставрополь. И ни о чем не жалею. Потому что замечательный город, и у нас хороший театр с замечательными и прекрасными традициями, которые мы сохраняем и чтим.

Кризис сильно сказался на театре? Какие есть проблемы у театров в России и конкретно у нашего – социальные, экономические?

Проблем в театрах много, и это естественно, так как экономический кризис коснулся всех. Но мы работаем. Хотелось бы улучшить материальную часть театра, хотя мы на это не жалеем денег: ни на костюмы, ни на оформление спектаклей. И что требуется для выпуска того или иного спектакля, нам хватает. Необходимо, конечно, чтобы все артисты имели квартиры и получали достойные зарплаты,

Получается, что из-за кризиса в основном финансовые проблемы?

Если говорить о других театрах, то у них проблем гораздо больше. Это я могу сказать со всей ответственностью. В прошлом году я был на форуме Союза театральных деятелей в Сочи и театры просто стонали, что им трудно выживать. Мы работаем, выпускаем 7-8 спектаклей в год. Это очень хороший показатель. И самое главное – у нас есть зритель.

Зритель активно поддерживает?

Безусловно. Вообще, если нет зрителя, театр мертвый.

Как привлечь зрителя? В других театрах есть проблемы с этим. Поменялся ли зрительский контингент?

Слава Богу, что у нас контингент постоянный. Своих зрителей мы уже узнаем в лицо. И это радует, потому что к нам они же ходили 30 лет назад и сейчас приводят своих детей, кто-то внуков. И вот эта преемственность в воспитании зрителя очень важна. Мы так выстраиваем репертуар, чтобы охватить и взрослых, и молодежь, и детей. И большая часть наших зрителей – это молодежь. Нас это очень радует.

Есть ли у театра реальные инструменты по привлечению зрителя, могут ли театры составлять конкуренцию кино?

Театры никогда не составляли и не будут составлять конкуренцию кино. Так как театр – это живое искусство. Это несравнимые ощущения, это живое общение. Оно существует на сцене и в зрительном зале, поэтому зритель приходит к нам. У нас есть зрители, которые по 10 раз приходят на спектакли и пишут об этом в книге отзывов, и это радует. Сейчас вообще очень важен чувственный театр, потому что зритель приходит в театр за чувствами, сопереживанием, за верой, надеждой и озарением.

Что касается экспериментального театра. У вас был такой опыт?

У нас был спектакль «Гамлет» по пьесе Шекспира года три назад. Участвуя в Международном конкурсе Арт-Агентства ArtUniverce при поддержке лондонского театрального агентства University Global Theatre Experience, театр выиграл грант на эту постановку международной режиссерской группой. Этот проект был с успехом представлен на ХIХ международном фестивале в Анкаре (Турция). Это был необычный интересный опыт для театра, и хотя сюжет был строго выстроен, главное для режиссера была актерская пластика, а не слово, и основной упор был сделан на движения актеров. А для драматического театра главное и основное - это слово.

Репетиция сцены из спектакля «Колыбельная для Гамлета».
Репетиция сцены из спектакля «Колыбельная для Гамлета».
Photo:Ольга Метелкина / youtube.com

Вы раньше занимали пост министра культуры. Можете сказать, что было, на ваш взгляд, на этом посту сделано правильно, а что можно было бы поменять?

Что было сделано правильно? Ну, во-первых, мы сохранили сеть культуры во всех районах края. И наша инициатива вышла практически на Россию. Мы очень много спорили по некоторым аспектам 131 закона («Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации») и у нас это получилось. В крае только 2 или 3 района остались без отдела культуры. А что такое, если нет в населенном пункте отдела культуры? Это все равно, что нет медпункта и какой-то медицинской лаборатории для того, чтобы помогать людям. То же самое и с культурой.

Планируется ли строительство нового здания или реконструкция?

Нет, строительство не планируется. А насчет реконструкции, это надо смотреть на ситуацию в стране. Хотелось бы, конечно, чтобы хотя бы сделали капитальный ремонт. В театре 50 лет не было капитального ремонта, но мы его поддерживаем в хорошем состоянии, и министерство культуры помогает нам в этом.

Как считаете, какие новые технологии можно использовать в театре?

Это свет, звук. Сейчас настолько ушла вперед сценическая технология, что радуешься тому, что есть у других театров. Мы тоже стараемся по мере возможностей что-то приобретать именно для сцены, чтобы удивлять зрителей.

Что недавно было приобретено?

Из существенного – мы приобрели видеопроектор. С его помощью можно создать необычайную атмосферу, сделать такие проекции на сцену гораздо быстрее, лучше и качественнее, чем это было раньше.

Что еще хотели бы приобрести для театра? О чем мечтаете?

Световой пульт. Мы недавно были в Ростове на демонстрации техники, туда приезжали из-за рубежа специалисты и показывали, как далеко ушли театральные технологии. Конечно, это все стоит денег и больших. Возможно нам удастся приобрести уникальную систему управления светом по целевой программе «Культура России (2012-2018 годы)» на 2018 год как участнику этого проекта.

Какие планы на будущий сезон?

У нас обменные гастроли с Минским Академическим музыкальным театром с 28 сентября по 8 октября. Мы откроемся в Минске, а они в это время откроются у нас. Нами в Минске будет сыграно около 10 спектаклей для взрослой аудитории. Детям тоже будут представлены наши лучшие работы. А минчане, в свою очередь, порадуют ставропольских зрителей, потому что это прекрасные спектакли с потрясающими солистами, и замечательным балетом и музыкой.

В планах театра постановки новых спектаклей с новыми авторскими именами, а также приглашение известных режиссеров и художников на разовые постановки.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter