"Нет смысла снимать в России дорогие фильмы"

"Нет смысла снимать в России дорогие фильмы"
Интервью

24 мая 2016, 13:35
Известная далеко за пределами России актриса, певица, композитор и продюсер Марина Орлова родилась и выросла в Пятигорске. Она с детства шла к цели – в 15 лет уехала на учебу в Москву, в 2008 году стала известна по всей России, а с 2012 года снимается в Голливуде, Китае, Франции. На ее счету более 40 художественных и телевизионных фильмов. О первых шагах на пути к славе, особенностях российского и мирового кинематографа, а также о своем отношении к звездам Голливуда Орлова рассказала в интервью корреспонденту NewsTracker Дарье Куличенко.

Как начался ваш творческий путь и когда вы поняли, что уже стали актрисой?

Мой творческий путь начался намного раньше, чем я стала актрисой. Мне было года три. Мы тогда с семьей ехали в поезде на Украину, и бабушка меня попросила что-то спеть. Я долго отказывалась, но потом спела, и произошел какой-то фурор, люди стали подтягиваться с других вагонов, мне стали дарить игрушки, конфеты и прочие детские радости. Тогда поняла, что вот оно – счастье. Потом мои родители не могли со мной проехаться даже в автобусе, потому что я тут же начинала громко и выразительно что-то вещать. И никогда даже и не думала о том, чтобы стать доктором, учителем или космонавтом – я всегда твердо и четко шла к цели. Причем, не только быть актрисой, но вообще заниматься творчеством.

А по-настоящему, как-то по-взрослому, ощутила себя актрисой, уже после института, когда вышел сериал «Родные люди». Тогда наш нынешний премьер-министр Медведев, когда он еще был президентом, навещал в госпитале старушек и они ему сказали, что смотрят сериал «Родные люди». На что Медведев им ответил, что это любимый сериал его мамы и что она очень любит Марину Орлову. После этого наши продюсеры дописали еще 200 серий и повесили в каждую комнату главных героев его портрет. С того момента моя карьера очень быстро пошла вверх. И вот тогда я подумала: «Хм, я, наверное, актриса».

Марина Орлова в роли Оли Кузнецовой в сериале "Родные люди", реж. Игорь Шкурин, Владимир Дощук, Олег Масленников

На ваш взгляд, какие есть слабые места в подготовке актеров в Ставропольском крае? Чего не хватает периферии и чтобы вы в данном случае могли посоветовать молодым актерам?

Проблема, на мой взгляд, не только на периферии, но и в Москве. Это когда с абитуриента, который всем нравится своей индивидуальностью, пытаются ее стереть. И, когда он выходит из института, становится абсолютно нейтральным. В России часто говорят, что актер должен быть губкой, уметь впитать в себя все на свете, чтобы сыграть кого угодно, а в жизни должен быть серой мышкой. Я так не думаю. Думаю, что актеру обязательно нужна индивидуальность, и никогда нельзя от нее отказываться. Конечно, у него должны быть не только его амплуа, он должен уметь играть разные роли, безусловно, но при этом нужна своя фишечка. Я, например, в институте во время учебы заработала много комплексов.

То есть это проблема общероссийской школы?

Да, она очень театральная. Считается, что именно в театре актер должен играть все роли. Но мне кажется, что одно другому совершенно не мешает. Когда я приехала поступать, мне было всего 15 лет, но у меня было так много индивидуальности, что меня приняли во все институты. И потом им прямо  хотелось меня сломать и «сделать из меня человека». Я не поддавалась и меня отчислили из МХАТа. Конечно, когда я поступила в «Щуку» (Щукинское театральное училище), там я была уже более послушная. Но после того как из нее вышла, сама лично поняла, что не нужно быть очень правильной и такой, как все.

И еще есть одна проблема – перед подготовкой к институту многие готовятся с профессиональным педагогом. Но за этой подготовленностью совершенно не видно человека. Видно, что там работал педагог. У меня вот родители не участвовали в моей подготовке к институту, потому что это была тайна.

Они были против?

– Они просто в это не верили. И их можно понять. Я бы сейчас их поняла. Но когда я была еще подростком, максимализм играл, мне хотелось всем все доказать. И всем можно все доказать, когда есть внутренняя уверенность. А тогда, да и сейчас, конечно, очень сложно было куда-то пробиться без связей. Хотя есть и исключения. Мне всегда нравилось быть исключением.

А за рубежом есть такая проблема в подготовке актеров?

За рубежом этого нет. Там как раз пытаются вырастить индивидуальность. Но это из-за кино больше. У нас просто театр лучше, а у них кино, в этом проблема. Для кино самое главное найти характер. Есть, например, Том Круз. Хотя мне он не нравится. Он, конечно, красивый мужчина, но во всех своих фильмах он Том Круз, просто куртки меняет. Такое впечатление, что это длинный сериал, разные фильмы, а он всегда одинаковый. Хотя в Голливуде такое тоже приветствуют: найдите себя, а дальше вас пригласят такого, какой вы есть. Но есть и такие актеры, как Джонни Депп и Леонардо ди Каприо, которые меня удивляют. И при этом у них есть стержень, есть своя индивидуальность.

Джонни Депп и Леонардо ди Каприо в фильме "Что гложет Гилберта Грейпа?", реж. Лассе Халльстрём

Российская школа как-то помогла пробиться в Голливуд?

– Российская школа вообще самая сильная, но у нас она театральная. За все 4 года обучения актерскому мастерству нас не учили ни разу, как работать с камерой, как работать со светом, потому что это не кино и оно нам не нужно. И в России у актеров есть привычка переигрывать, потому что все идет от театра. Поэтому пришлось учиться за рубежом в «Институте театра и кино Ли Страсберга».

Получается, в России нет серьезной киношколы для актеров?

У нас есть один единственный ВГИК. Мне кажется, их должно быть, во-первых, больше. А во-вторых, я даже не думаю, что во ВГИКе есть такой предмет для актеров, как работа с камерой.

Значит, если кто-то хочет стать киноактером, нужно получить и российское образование, и зарубежное?

Это очень сложно. Я не вправе говорить, что и кому нужно сделать, и могу рассказывать только о своем опыте. Хотя, по-моему, нужно просто брать и делать все самому: отснять и посмотреть, как это выглядит, понять, что это плохо и переснять, переснять еще раз. Сейчас в наше время, мне кажется, очень легко стать и актером, и вообще знаменитым, даже не выходя из своей комнаты.

А принцип работы в кино в России отличается от зарубежного?

Смотря где. Потому что я много за рубежом снималась - и в Европе, и в Азии, и в Америке. В Америке кино снимают хорошо. Я знаю, что мы сейчас не любим Америку, но признать какие-то хорошие стороны тоже следует. В Америке сейчас большая конкуренция. Если в Москву съезжаются лучшие со всей России и из стран ближнего зарубежья, то в Америку, в Голливуд, съезжаются лучшие со всего мира. Безусловный плюс в том, что у них в кинопроцессе все идет четко, без опозданий, потому что у фильмов есть тайминг. В этом есть и свои плюсы, и свои минусы. Например, Эмир Кустурица не смог работать в Голливуде именно по этой причине - все было слишком технично. А ему не хватало души. Как они в Сербии снимают: сняли сцену, потом поиграли в футбол, потом продолжили съемки. Вообще кино есть во всех странах. Отличаются только какие-то нюансы. В этом году я познакомилась с Вуди Алленом и была у него на съемках. Мне было интересно, как он снимает кино. Он как режиссер никогда не кричит на площадке, его вообще не видно, не слышно, он просто тихо работает с актерами, тихо говорит оператору, что ему нужно. Остальные все делают. И еще в Америке бюджеты для фильмов больше, чем в России. А у нас часто пытаются сэкономить. По понятным причинам: у нас фильмы не отбиваются в кинотеатрах, нет смысла их снимать дорого. Наши люди не готовы платить столько денег, чтобы посмотреть фильм. У нас любят подождать, когда это появится в Интернете, и можно посмотреть бесплатно. Это общенациональная проблема для кино в России.

У нас такая проблема только с российскими фильмами или с зарубежными тоже?

Зарубежные, как ни странно, что-то зарабатывают. Почему? Потому что до сих пор, если мы видим на афише, что будет Анджелина Джоли или какая-то малоизвестная русская актриса, то люди скажут: ладно, если я потрачу свои 300 рублей, то лучше я посмотрю на Анджелину Джоли. Но может быть, скоро все изменится. При этом никто не отменял тот момент, что все хотят заработать на фильме до его выхода  – вторая проблема России. Это когда появляется бюджет, все думают, что надо как-то незаметно его уменьшить, где-то сэкономить и купить жене шубу. Все покупают шубы, бюджет в итоге становится еще меньше, экономить приходится еще больше.

А как обстоят дела с авторским правом?

В Америке актеры получают проценты за фильм, в котором они снялись, в течение всей жизни. И неважно, где его посмотрели: в Интернете, по телевизору. Им каждый раз что-то капает. Если бы я в своих 35-40 фильмах снялась в Голливуде, то я бы уже была мультимиллиардершей. У нас актеры, конечно, получают хорошо, если сравнивать с общестатистическими зарплатами. Но сегодня у актера есть работа, а потом ее может не быть год. Нужно постоянно находиться в поиске работы. Поэтому российские артисты так любят сериалы, в них хотя бы есть стабильность. Ты каждый день ходишь на работу.

То есть актеры у нас не защищены законодательно?

А кто у нас защищен законодательно? У нас совершенно нет защиты авторских прав актеров. Ее просто не существует. И сколько ни пытались что-то сделать, но это никогда не работает. Перед съемками каждого фильма мы подписываем контракт, в котором отказываемся от своих прав. А если не подписываем, то роль мы не получаем. Европа тоже не так сладко живет в плане кино. У них тоже нет больших бюджетов, нет пожизненных процентов, их зарплаты не намного отличаются от наших. Но у них есть и другие проблемы – большие налоги. В Италии это вообще 50%. Но при этом у них очень хорошая государственная поддержка и поддержка банков, потому что, когда есть высокие налоги, всегда есть способ их избежать. Например, для крупных компаний, очень выгодно вкладывать деньги в кино. Они могут вложить в съемку фильма ровно столько, сколько отдали бы налоговой службе. И государство возвращает им эти деньги, а еще у них есть возможность вернуть средства, если фильм продается. Помимо этого, государство поддерживает начинающие таланты. Если у человека это первый фильм, ему дают половину суммы для его реализации. В России вроде бы и есть конкурс, когда государство выделяет какие-то средства, но получают их почему-то всегда одни и те же люди. У нас уже был такой казус со Звягинцевым, которому дали денег на «Левиафана», а потом министр культуры долго сокрушался, почему государство выделяет деньги на фильм, в котором так осуждается Россия. Мне сразу стало интересно, а он не читал перед этим сценарий? Получается, что просто дают деньги людям, которых знают.

Министр культуры РФ Владимир Мединский

А как вы относитесь к этому фильму?

Фильм хороший, сильный. Но я люблю те фильмы, которые мне создают хорошее настроение, а не плохое.

Вы говорили, что снимались и в Азии? Как там происходит съемочный процесс? Легко получить деньги на фильм?

Я никогда не снимала там своих фильмов, но снималась в китайском сериале. Там есть свои нюансы, например, экономия электричества. В кино очень важен свет, и за кадром обычно стоит много ламп, правильно освещающих сцену. Даже есть такая профессия – осветитель. А в Китае используют один осветительный прибор и много зеркал.

Что вы можете сказать о качестве российского кино, стоит ли запрещать какие-то фильмы, идеи?

Чтобы я запретила, так это снимать всякую ерунду. В этом плане я на стороне нашего советского прошлого, когда в год снималось 5 фильмов, но мы до сих пор эти пять фильмов смотрим. Был какой-то государственный контроль, цензура, может, она была слегка преувеличенная, но мне кажется, что все лишние люди сразу бы ушли. Насчет зарубежного кино я вообще не считаю, что нужно что-либо запрещать людям, потому что когда запрещаешь, этого хочется еще больше, тогда начинаются фантазии, что там все намного лучше, раз нам это запрещают. Просто люди должны быть эрудированы, должны знать, что происходит в мире, иметь возможность сравнивать. Зачем же запрещать информацию?

Как повлияла политическая обстановка на индустрию?

Я стараюсь держаться как можно дальше от всех этих ситуаций и вопросов и верить в то, что искусство спасет мир, и что нас это не касается. На открытии нашего московского кинофестиваля Михалков с этих слов и начал, потому что фестиваль был интернациональный. Когда кто-то начинает заводить со мной такие разговоры, я стараюсь от них уходить и не продолжать их. Я не хочу ненавидеть Европу или Америку из-за каких-то политических ситуаций, если в моей индустрии кино мне нравится тот же Вуди Аллен, и он американец, почему я должна его ненавидеть? Он мне ничего плохого не сделал. Он никак не связан с политикой, он снимает классное кино, и мне хочется продолжать его смотреть. В профессиональной сфере более интеллектуальные люди работают. Они тоже понимают это.

Вуди Аллен

Финансовый кризис отразился на киноиндустрии?

На российской – очень. Урезали зарплаты всем. В первую очередь актерам. У нас раньше актер «класса А», такой как Машков, получал 500 тысяч за съемочный день. После встречи наших глав индустрии, телеканалов и Мосфильма решили, что самая большая зарплата не может составлять более 100 тысяч за съемочный день. А средним, начинающим актеры стало еще хуже. Есть такой сериал «След». Он славится низкими зарплатами. Туда чаще приглашают играть друзей, потому что на нем ничего не заработать. Актерам платят 6 тысяч рублей за съемочную смену. Причем смена может быть очень тяжелая: 24 часа работы и при любых погодных условиях – снег, ветер, мороз.

На каком уровне, на ваш взгляд, сейчас находятся российские сериалы?

У нас в последнее время очень поднялись ситкомы (веселые семейные сериалы). И они резко поднялись на высокий уровень, стали такими же, как в Америке и даже лучше, чем в Европе. Почему они так выросли? Мы часто выкупаем права на сериал, который уже известен, скажем, в Америке. И когда это происходит, весь процесс подготовки к съемкам в России контролируют зарубежные специалисты. И мы так хорошо научились копировать, что наши сериалы, которые не купленные, а оригинальные, стали по качеству ровно такими же, при этом с индивидуальной идеей. Но только ситкомы. «Мыльные оперы» оставляют желать лучшего. И опять же из-за экономии. Это заметно даже на стадии написания сценария. Я часто получаю сценарии и они все про деревню. Потому что легче снять.

Влияют ли «мыльные оперы» на профессионализм актера?

Один мой друг-актер считал, что сериалы это глупости, бред, что их никто не смотрит, и что нам просто надо этим зарабатывать на жизнь, а вот большое кино – другое дело. И он говорил: «Когда я буду сниматься в большом кино, тогда я выложусь на 100%, а здесь все посмотрят и забудут». Через пару лет я с этим же актером играла в большом кино. После того, как он 200-300 серий в сериале играет не на 100%, это превращается в привычку. И потом в большом кино ему хочется выложиться на 100%, а он не может. Актера не должно интересовать, где он играет: в сериале, в кино, в театре. Какая разница? Вот есть у тебя роль, ты должен ее сыграть правдоподобно. На какую камеру тебя снимают и где это покажут, это не должно тебя интересовать.

С какими режиссерами, русскими и зарубежными, вам больше всего понравилось работать?

Со Станиславом Сергеевичем Говорухиным. Мне он очень нравится, нравится его атмосфера на съемках, так все гладко, все работает как швейцарские часы, при этом с душой. У него очень приятно сниматься, я у него была в двух картинах и хочу еще.

Предвзято ли вы относитесь к отрицательным или положительным ролям?

Нет, не отношусь предвзято. У нас нет ни одного идеально хорошего человека в мире и нет абсолютно плохого. Сейчас, когда снимала свой первый фильм в Италии, я добивалась, чтобы было такое завершение, когда в конце фильма зритель поменял бы отношение к герою, потому что у всех людей есть свои пороки.

Насколько легко вам переключаться между странами?

Я везде провожу много времени. Мне очень нравится то, что я русская, и мой менталитет никогда мне нигде не мешает. Но и не только менталитет, наверное, еще и характер. Я себя везде чувствую довольно комфортно. Мне радостно и приятно рассказывать про Россию, про то, что здесь происходит. Я всегда с большой гордостью рассказываю о том, откуда я.

Есть ли вероятность того, что вы когда-нибудь вернетесь жить в Пятигорск? Какие проблемы есть у этого города?

Я не знаю, что должно случиться, чтобы я жила только в одном месте, что может случиться, чтобы я приехала на длительный период в Пятигорск. Если, может быть, там что-то снять. Но для меня, в принципе, тяжело жить в одном городе. Хотя там здорово проводить детство, а потом старость. Для детства это самое идеальное место.

Какие у вас планы на будущее?

Планирую пойти на режиссерские курсы. Мне в данный момент уже интересен процесс создания кино. Я была в стольких фильмах как актриса, но никогда не вдавалась в нюансы. Вообще кино очень многогранно. А сейчас я написала сценарий, снялась, спродюсировала и написала музыку для своей короткометражки «Здравствуйте! Я продюсер Вуди Аллена». У него состоялась премьера на Каннском кинофестивале.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter