Мы все пополним маломобильные категории населения

Мы все пополним маломобильные категории населения
Интервью

5 мая 2016, 13:04
Улицы наших городов за редким исключением, которое только подтверждает общую тенденцию, не приспособлены для инвалидов. В то же время к этой категории, по данным экспертов, сегодня относится каждый десятый житель страны. О том, что такое «Доступная среда» и почему она необходима абсолютно всем, рассказал в интервью NewsTracker предприниматель, реализующий проекты в этой сфере, кандидат экономических наук, доцент Станислав Кочергин.

Улицы наших городов за редким исключением, которое только подтверждает общую тенденцию, не приспособлены для инвалидов. В то же время, к этой категории, по данным экспертов, сегодня относится каждый десятый житель страны. О том, что такое «Доступная среда» и почему она необходима абсолютно всем, рассказал в интервью NewsTracker предприниматель, реализующий проекты в этой сфере, кандидат экономических наук, доцент Станислав Кочергин.

Проблемы примерно одни и те же не только в Ставрополе, но и во всей стране. Самая большая - никто из тех, кто ее инсталлирует, толком не понимает, что такое доступная среда. Также большая часть руководителей учреждений не понимает, для чего она нужна. Их обязывают ее создавать, а они говорят, что к ним не ходят инвалиды... И не придут, пока не произойдет изменение среды и отношение к ней.

Чем обусловлена необходимость создания доступной среды? 

Доступная среда нужна не только инвалидам, которых по общемировой статистике десять процентов от населения. Как элемент городской инфраструктуры, она необходима также пожилым людям, беременным женщинам и мамам с коляской, людям с временными травмами или проблемами со здоровьем. Сейчас понятие «доступная среда» расширяется, как универсальный дизайн. Но одна из российских особенностей состоит в том, что никто до последнего времени не думал о правах инвалидов. Инвалидности могут быть разные - опорно-двигательного аппарата, нарушения слуха, зрения, ментальные инвалиды. Доступная среда должна снимать их ограничения по передвижению и, главное, по получению услуги. Этого, по сути, никто сейчас не делает. Ни одно из зданий, даже поликлиники, которые были построены в 80-х годах, не приспособлены. Лифты, входы, лестницы. Инвалиды всегда были изолированной категорией граждан, которые проживали либо в стационарах, либо получали услуги только на дому. 

Можно сказать, кто из инвалидов сталкивается с большим количеством проблем? 

Это колясочники и слепые люди. Если с глухими и ментальными инвалидами ситуация достаточно понятна, и навыки их социализации давно уже отточены, то людям, которые не передвигаются самостоятельно, испытывают серьезные проблемы. Можно глянуть вокруг. Вроде кафе на первом этаже. Но санузел на втором после крутой лестницы. В этом не вина арендаторов. Здание было построено в 50-х годах, когда район только обустраивался. А если посмотреть шире? Это лестница, ограды. Будут ли двух-трехлетние дети безопасно себя чувствовать тут? Они с нее могут кувыркнуться так же, как и слепой человек. Абсолютно здоровых людей мало, и те здоровыми относительно своей жизни остаются непродолжительный период. Активная часть – с 14 до 50 лет. Труднее всего приходится колясочникам, так как инвалид по зрению, используя технические вспомогательные средства, может ходить по Ставрополю, а колясочник передвигаться по подземным переходам в городе сможет вряд ли. 

Как меняется ситуация сейчас? 

Конвенцию о правах инвалидов ратифицировали 3 мая 2012 года. Программа «Доступная среда», которая была принята в 2011 году и продлена до 2020 года, открыла новые возможности для бюджетных учреждений по адаптации своей инфраструктуры для инвалидов. Но проблемы остаются. Например, хроническое недофинансирование. Многие школы и больницы тратят деньги, выделяемые на доступную среду, неэффективно. Не потому, что они плохие и пилят бюджет. Просто у них недостаточно знаний о том, как это должно быть. Некоторые школы по программе «Доступная среда» меняют окна, делают какой-то текущий ремонт, занимаются тем, на что не хватает обычного финансирования. Мешают и особенности нашего бюджетного финансирования, когда учреждению в конце года выделяются деньги, и им нужно провести все конкурсные процедуры не нарушив закон, провести закупку. Как это сделать эффективно? Можно, но сложно. Заранее должен быть план и каждые два-три месяца надо запрашивать коммерческие предложения. Это громоздкий механизм. 

А где могут получить руководители организаций нужный опыт? 

Лично про себя могу сказать, где я учился. С проблемами доступной среды столкнулся, когда стал директором социального университета. Я посещал выставки, профильные форумы. Мне это было интересно, но я делал это за свои деньги. Ездил в Германию, Финляндию, Москву. Одним из образцовых городов в плане среды сейчас сделали Сочи. Курортная часть обустроена эффективно. Расходование средств не знаю, но по передвижению все достаточно комфортно. 

В целом, в стране сейчас создана вся необходимая нормативная база, но строители и подрядчики исполняют все так, как представляют правильным. Как пример – одна из аптек на улице Льва Толстого в Ставрополе. У них пандус практически упирается в стену. Но он есть, прокуратура и проверяющие органы по сути с этим соглашаются. И таких примеров много. В комиссию по приему объектов обязательно должны входить организации, связанные с инвалидами, но часто они ставят подписи, не выезжая на объект. В остальном главная проблема с нормативами и правилами – непонимание, как их применять. Но ведь закон не должен обращать внимание на чье-то понимание. Если бы он работал, тогда бы проблем не возникало? 

Закон это всего лишь буквы. За его исполнением следит надзорный орган. Например, прокуратура. Получается, что сотрудники прокуратуры должны быть экспертами в области доступной среды, либо их привлекать. Но, насколько мне известно, в России не так много специалистов, которые могли бы разложить все по полочкам. И ограниченность в бюджете дает о себе знать. Приведем простую арифметику. Предприниматели – люди, которые умеют считать деньги. Что им даст создание доступной среды? Какую они получат выгоду? За сколько это окупится? При том, что на адаптацию аптеки необходимо затратить, предположим, триста тысяч рублей. Сколько людей придут к ним, которые до того не пришли бы? Этот процент будет незначительный. Но удовлетворенность клиента, который посещает такое помещение, возрастает. Надзорные органы есть, есть и добровольцы, которые ходят сами и проводят экспертизу среды. Кажется, Оксана Пушкина сейчас катается по Москве в инвалидном кресле, пытаясь попасть в заведения. Социальный разворот общества произошел, люди начали обращать на это внимание. Теперь необходимо показать предпринимателям, что это окупается. Не за год и не за два, к сожалению. 

В Ставрополе в 2015 году было выделено 24 миллиона для создания доступной среды. Если мы говорим про целый город, достаточно ли этих денег? 

Это, конечно, капля в море. Мы сейчас можем видеть реконструкцию подземных переходов на улице Ленина, где стоят мобильные подъемники, остановки с информационными табло, с помощью которых можно вызвать помощь или полицию, тактильно прочитать, что это за остановка. Это знаковые моменты, позитивные сдвиги есть, но пока не системные. 

Если говорить про доступность услуг как часть доступной среды, то какие услуги сейчас более доступны, а какие – менее? 

Многое сделано в транспортной системе. Есть распоряжение сделать все транспортные узлы более доступными, однако тут остается еще много работы. Кроме того, государство вводит обслуживание по принципу одного окна, вводится много МФЦ. Те здания, которые отстраиваются заново, делаются по всем необходимым нормативам. Но там, где МФЦ организованы в старых зданиях, есть свои нюансы. 

Тут мы страдаем от наследства прошлого? 

Да, это наше прошлое. Если сгруппировать вместе социальные объекты - аптеки, больницы, школы – их можно разделить на новые и старые строения. 

Если уж стоит серьезный вопрос финансирования, может ли бизнес стать двигателем развития доступной среды? Насколько возможно такое сотрудничество с государством? 

Строительные компании – крупнейший бизнес - безусловно занимаются доступной средой на своих объектах. Много это или мало? Не мне судить. В новых микрорайонах проживают 20 тысяч населения, это локальное сосредоточение доступной среды. Если взять бизнес, который имеет широкое распространение, магазины, например, то сейчас очень сложное время для лишних трат. Когда идет сокращение по всем статьям расходов бюджета, это будет накладно и губительно, если его обяжут что-то приобретать. 

Для чего вообще создавать в городе доступную среду? 

Потому что рано или поздно мы все будем относиться к маломобильным категориям населения.


Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter