Текст: Екатерина Нерозникова, Рамазан Магомедов
Кавказ теряет малый бизнес
Доля малого и среднего бизнеса в экономике СКФО продолжает неуклонно снижаться, сообщает официальная статистика Росстата.

Развитие малого и среднего бизнеса, поддержка предпринимательства, «наведение мостов» между властью и бизнесом, создание привлекательной инвестиционной среды – эти задачи постоянно ставит правительство перед различными ведомствами, занимающимися развитием экономики Северного Кавказа. Сообщения о выработке неких механизмов поддержки, об успешной работе бизнес-площадок, о круглых столах и конференциях, посвященных проблемам малого и среднего предпринимательства, - все это в регионе в избытке. Однако реальных фактов, говорящих об эффективности всех этих мер, почти не наблюдается. Проблемы малого и среднего бизнеса на Кавказе не меняются из года в год, субсидирование снижается, а характерные для региона особенности и риски, кажется, не берутся в расчет федеральным центром. Как результат, в недавно опубликованном рейтинге эффективности господдержки малого бизнеса портала «Все выборы» семь из семи регионов СКФО попали в число неэффективных.

Неумолимая статистика
Росстат постоянно ведет учет предприятий малого и среднего бизнеса (в том числе и микробизнеса) в регионах страны.
234,3 тысячи
Субъектов малого и среднего предпринимательства осуществляли свою деятельность на территории СКФО
63%
от общего числа организаций
и предприятий региона
*По данным на 1 января 2015 года
Но в динамике дела у предпринимателей в СКФО не так хороши.
В 2016 году Росстат представил новую статистику, согласно которой число малых и средних предприятий в СКФО продолжило падать.

На 1 августа прошлого года количество предприятий малого, среднего и микробизнеса в Северо-Кавказском федеральном округе составляло 188631 единицы. Трудно поверить, что малый бизнес, по словам властей, является основой основ экономики Северного Кавказа. Можно лишь догадываться, сколько реально действующих предпринимателей в регионе работают вообще без какой-либо регистрации.

Именно программы господдержки МСП на Кавказе были призваны вывести этот сегмент из тени.
Реальные проблемы
В 2010 году на реализацию программы поддержки малого и среднего бизнеса в регионах СКФО планировалось потратить более 1,1 млрд рублей, сообщало Минэкономразвития РФ. Со временем эта цифра только снижалась. В 2016 году правительство приняло решение о выделении порядка 650 млн рублей в качестве субсидий на развитие малого и среднего предпринимательства в СКФО. В 2017 году на это планируется потратить больше - 778 млн рублей, однако в реальном выражении, с учетом факторов девальвации рубля и инфляции, это гораздо меньше, чем на момент образования СКФО в 2010 году.

Основные проблемы, с которыми сталкиваются субъекты МСП, с годами не меняются. Это и нарушение сроков предоставления государственных и муниципальных услуг, и отсутствие положительных изменений в сфере финансирования долгосрочными кредитными средствами с низкой процентной ставкой, а также проблемы с земельными участками.

Заместитель полпреда президента в СКФО Олег Фадеев весной отмечал в своём выступлении, что в отдельных случаях имеет место прекращение финансирования со стороны региональных банков, снижение доступности и недостаточный размер микрозаймов, ориентированность контрольно-надзорных органов на применение в отношении бизнеса штрафных санкций, а не предупредительных мер.
Основная проблема МСП на Северном Кавказе – это высокие риски. В значительной степени они связаны с административным давлением на бизнес. Многие предприниматели, особенно в республиках СКФО, пытаются решить эту проблему путем ухода в тень, но тем самым увеличиваются другие риски, в том числе криминальные

Моисей Фурщик
управляющий партнер компании «Финансовый и организационный консалтинг» (ФОК)
Еще один риск – это слабый и нестабильный спрос на продукцию и услуги МСП, который является отражением общего депрессивного состояния российской экономики, считает Фурщик.
Этот фактор особенно смущает начинающих и потенциальных предпринимателей, то есть тех, кто не имеет своей устоявшейся потребительской ниши.
По словам эксперта, огромной проблемой для многих предпринимателей является получение банковских кредитов, так как у них нет необходимых залогов. Государственная поддержка в этом отношении является не очень эффективной - многие предприниматели плохо информированы о ее условиях, а пытающиеся получить такую поддержку сталкиваются с избыточными бюрократическими препонами и рисками дополнительных проверок, добавляет Фурщик.

Кроме того, по словам собеседника, остается не слишком привлекательным имидж малого бизнеса, что сказывается не только на желании начинать предпринимательскую деятельность, но и на возможностях привлечения квалифицированных кадров.

Еще одна причина – постепенная монополизация, особенно в сфере розничной торговли. Это не только уменьшает число торговых малых предприятий, но и затрудняет доступ к потребителю производственных МСП
- продолжает Фурщик
Такое положение дел приводит к замкнутому кругу. Предприятия малого бизнеса, которые на Кавказе должны вносить максимальный вклад в обеспечение занятости населения и рост экономики, не набирают новых сотрудников и не увеличивают выручку. Происходит сокращение численности субъектов МСП. Этому способствует сжатие потребительского спроса и сложности с доступом к финансовым ресурсам, без которых обеспечить заметный рост не очень реально.
Государство против бизнеса
Основная проблема, с которой сталкивается малый и средний бизнес в регионе – это незаконное уголовное преследование, отмечает уполномоченный по защите прав предпринимателей в Ставропольском крае Кирилл Кузьмин.

«Мы часто слышим с высоких трибун призывы прекратить давление на бизнес, но правоохранительные органы эти сигналы трактуют по-своему. Очень много уголовных дел, на наш взгляд, возбуждаются незаконно, оказывают давление на субъекты малого и среднего бизнеса. По экспертным оценкам, из-за незаконного преследования бизнеса теряется три процента экономики страны», - говорит омбудсмен.

Что касается контрольно-надзорной деятельности властей, то сейчас количество проверок, по его словам, сокращается, хотя происходит большой рост внеплановых проверок.

В Ставропольском крае в прошлом году было проведено около 24 тысяч проверок, три четверти из которых - внеплановые. А что такое внеплановая проверка? Ее не нужно согласовывать с прокуратурой, она проводится на основании какого-нибудь заявления. Этот механизм используется в конкурентных войнах между разными субъектами рынка. Также они часто инспирируются самими проверяющими – либо ради отчетности, либо с целью заработать денег

Кирилл Кузьмин
Уполномоченный по защите прав предпринимателей в Ставропольском крае
Еще одна старая и нерешаемая проблема МСП - недостаток кредитных ресурсов.
«Пока ЦБ удерживает высокую ключевую ставку, кредиты продолжат быть недоступными, какие бы инструменты бизнесу ни предлагались. Бизнес страдает, потому что деньги дорогие, а кредитный ресурс – ключевой элемент развития», - говорит ставропольский уполномоченный по правам предпринимателей.

Правда, последняя проблема, по словам собеседника, касается всех без исключений малых предприятий страны, а вот большой блок нерешенных земельных вопросов, а также увеличение неналоговых платежей, весьма характерны именно для Ставрополья, полагает Кузьмин.

К сожалению, федерация все больше денег забирает из регионов в виде налогов. Региональные власти подстегивают муниципалитеты к наполнению своих бюджетов, говоря, что дотаций в том формате, в котором они были раньше, не будет. Что делают муниципалитеты? Они увеличивают ставки по платежам, по налогу на землю и платежам за аренду, что напрямую негативно влияет на бизнес
- констатирует собеседник
Институты недоразвития
Настоящее положение дел в области поддержки малого и среднего предпринимательства на Северном Кавказе становится понятно, если обратиться к практическим результатам различных «институтов развития», созданных в регионах под патронажем местных властей. В последние годы эти структуры открываются на Кавказе с частой периодичностью, однако пока их вклад в становление местного бизнеса трудно оценить.

Самым скандальным субъектов СКФО в этом плане является Дагестан. Местная корпорация развития с уставным капиталом в 5 млрд рублей, в обязанности которой входила, среди прочего, и помощь дагестанским предпринимателям в реализации их инвестпроектов, за три года своего существования не только не довела до результата ни одной из заявленных инициатив, но еще и оказалась на грани банкротства. Какого-то иного результата было сложно ожидать, потому что во главе Корпорации развития оказался Александр Иванченко – человек, чье имя давно связано в Дагестане с процедурами банкротства.

В октябре прошлого года он был отправлен в отставку, однако новое руководство Корпорации развития Дагестана закрыло глаза на его деятельность без результатов.

В соседней Чечне с поддержкой малого бизнеса, на первый взгляд, все благополучно – в 2016 году республика даже вошла в топ-20 Национального рейтинга инвестиционного климата в регионах по версии Агентства стратегических инициатив. Результат отчасти прогнозируемый, поскольку это исследование в значительной степени основано на опросах предпринимателей. Однако есть и другие оценки, больше похожие на реальные.

В рейтинге портала «Все выборы», оценившего эффективность государственной поддержки малого бизнеса в 2017 году (уже в третий раз), Чечня возглавила пятерку самых неэффективных регионов по этому направлению. По данным рейтинга, в малом бизнесе республики занято всего 4,95% ее населения (для сравнения, в Москве это 20,66%), действует всего семь программ поддержки предпринимателей.

В пятерку наименее эффективных регионов по поддержке малого бизнеса попала и Карачаево-Черкессия, где в малом бизнесе заняты 5,93% жителей. В целом по СКФО этот показатель находится на уровне 6,7% - довольно мало в сравнении с другими федеральными округами.
Для сравнения, в соседнем ЮФО в малом бизнесе, по данным портала «Все выборы», заняты 12,7% населения. Еще хуже выглядит показатель доли малого бизнеса в экономике СКФО – всего 39% (в ЮФО – 69,5%, это самый высокий объем по стране), и это при наличии 26 программ его господдержки.
В действительности очевидно, что доля малого бизнеса на Северном Кавказе существенно выше – каждый, кто приезжает в этот регион, может заметить, что почти все люди здесь при деле, толп безработных по улицам городов и сел не ходит. Однако значительная часть этого малого бизнеса годами находится в тени, и государство пока никак не может повлиять на эту ситуацию.
Приведенная статистика говорит об одном: программы господдержки малого и среднего бизнеса в СКФО попросту неэффективны, причем неэффективность эта имеет разные аспекты. Некоторые предприниматели вообще не знают о наличии таких программ, а другие знают, но не могут получить по ним средства.

Надежды на улучшение нет

Проблемы в сфере МСП связаны, прежде всего, с падением финансирования из федерального бюджета, и надежды на то, что выделяемые суммы вырастут, нет, заявили практически все эксперты из республик СКФО.

Если говорить о ситуации финансирования МСП, ситуация, конечно, во многом определяется возможностями как федерального бюджета, так и регионального. В целом обнадеживающего ожидания, что все будет хорошо, пока нет. В этой связи, снижение средств, выделяемых на МСП, продиктовано финансовыми сложностями как на региональном, так и на федеральном уровнях.
-
считает экономист и независимый эксперт из Чечни Рашид Абаев.

По словам собеседника, отсталость в развитии МСП в республике Чечня связана с тем, что эта сфера в республике слишком молодая и уязвимая. В 2007-2008 годах начала вырисовываться среда экономическая в республике, которая, считает Абаев, более-менее понятна для предпринимателей Чеченской республики. В этой связи и колебания могут быть более существенные, потому что среда более молодая и более уязвимая.

В Ингушетии проблемы МСП эксперты связывают с высокой налоговой нагрузкой, большим количеством бюрократических процедур и коррупцией во всех органах власти на всех уровнях, а также с сокращением выделяемых денег из федерального бюджета.
До кризиса 2014-2015 года не все богатые регионы участвовали в получении субсидий из федерального бюджета на развитие МСП - хватало своих средств. Начиная с 2015 года произошло резкое сокращение федерального бюджета и сокращение сумм, выделяемых на МСП. Так что все связано, в первую очередь, с этим.

Как результат, богатые регионы (как и все остальные) "не дополучили" средств по другим статьям и начали участвовать (выбирать свои квоты, подавать заявки) и в этой статье расходов, что привело (вкупе с общим сокращением сумм) к резкому снижению выделяемых на развитие МСП средств в СКФО

- пояснил руководитель отделения «Опоры России» в Ингушетии Магомед Оздоев.
По словам собеседника, в республике нет какого-то явного давления на бизнес, но и достаточных условий для развития МСП тоже нет. За последнее время, по словам эксперта, в Ингушетии закрылось большое число «мелких бизнесов» - магазины, кафе и столовые, мелкие ремесленники. Закрытие произошло из-за сильного падения покупательной способности населения.

Из-за нехватки региональных бюджетов предпринимательство финансируется по остаточному принципу – одним из последних, считает представитель «опоры России» в Кабардино-Балкарии Альберт Кильчуков.


«Любая программа требует софинансирования субъектов, соответственно бюджеты сейчас упали и поэтому предпринимаетльство финансируется в последнюю очередь. Как бы всегда финансирование социальных программ на первом месте, а предпринимательство всегда финансируется по остаточному признаку. Однако сокращение финансирования у нас остановилось, уже в этом году потихоньку идет рост. Но он больше связан с тем, что происходит рост предпринимательства как такового и выход из тени определенных сегментов предпринимательства»,
- сообщил Кильчуков.


Представитель «опоры России» в Кабардино-Балкарии Альберт Кильчуков (справа на фото).
По словам собеседника, самая большая головная боль республики – доступность финансовых ресурсов.

«Огромное количество сейчас институтов развития, механизмов содействия корпораций МСП, и прочее. Много на федеральном уровне выстроено механизмов. Мы, именно СКФО, пока что плохо научились взаимодействовать вместе с финансовыми институтами по этоим вопросам», - добавил эксперт.

Кильчуков так же, как и все эксперты, пояснил, что официальная налоговая нагрузка на бизнес становится неподъемной.

«Человек должен платить больше, чем он может заработать, естественно все это не способствует выходу из тени. Однако сами по себе органы власти благодаря кризису поняли, что МСП обеспечил какую-то устойчивость. И власти сейчас относятся к МСП не только как к поставщику налогов, но и как к социальному явлению, но чтобы все было легально и бизнес вышел из тени, необходимы изменения и законодательные, и снижения налоговой нагрузки», - сообщил Кильчуков.

Еще одной препоной бизнеса можно считать действия субъектов монополий, считает уполномоченный по защите прав предпринимателей РСО-Алания Тимур Медоев.

Что касается основных проблем, с которым бизнес сталкивается, эти проблемы не уникальны. Они присущи всем бизнесменам РФ, и это безусловно действия субъектов монополии. То есть подключение к газу, электричеству, к воде. - сообщил Мадоев


По словам эксперта, субъекты монополий злоупотребляют своим доминирующим положением и создают трудности для бизнеса.

«У нас такие факты есть, и на ближайшем заседании совета эти факты будут выноситься для обсуждения. В частности, из последнего, это отключение от газа бесланского хлебозавода», - добавил эксперт.

Главной проблемой недоразвитости бизнеса в СКФО, и в КЧР, в частности, считают полное непонимание региональной властью того, что субъекты малого бизнеса не являются основной налоговой базой региона и в первую очередь, они призваны решать важнейшие для страны вопросы занятости, экономической и общественно-политической стабильности, считает руководитель представительства международной ассоциации исламского бизнеса (МАИБ) по КЧР Руслан Камбиев.


«Существует ряд хронических проблем, пронизывающих малый и средний бизнес не только в Карачаево-Черкессии, но и на всём Северном Кавказе. Это снижение доступности заемных средств, отсутствие доступа к микрофинансированию и другим финансовым инструментам, также сложившийся имидж нестабильности, отпугивающий потенциальных инвесторов», - сообщил Камбиев.
По словам собеседника, власть уже обозначала ключевыми вопросами для себя снятие административных барьеров, ограничение налоговой нагрузки и упрощение различных разрешительных и согласовательных процедур и многое другое. Но основные проблемы, считает эксперт, так и остаются нерешенными.
Руководитель представительства международной ассоциации исламского бизнеса (МАИБ) по КЧР, Руслан Камбиев.
«Бизнес все также выживает в условиях отсутствия доступа к финансовым ресурсам, избыточного налогового давления, а также испытывает контрольно-надзорный и административный пресс. И это несмотря на то, что президентом РФ давно уже было обозначено, что эффективность развития предпринимательства в регионах будет является основным индикатором работы местных органов власти», - добавил Камбиев.

Собеседник считает, что в регионе наблюдается низкая инициативность и незаинтересованность органов местного самоуправления в реальном развитии малого и среднего предпринимательства. С целью успешного преодоления многочисленных барьеров при реализации бизнес проектов, по словам руководителя ассоциации бизнеса, крайне необходимо максимально сократить количество административных процедур.

Неблагополучный предпринимательский и инвестиционный климат, а также частое изменение «правил игры», инициируемое контролерами всех уровней, по мнению эксперта, снижают горизонт планирования предпринимателей, их мотивацию к проявлению инвестиционных и, тем более, модернизационных инициатив.

«Серьезным негативным воздействием на бизнес остается избыточное налоговое бремя. Значительная часть предпринимателей в сложившихся условиях вынуждена «уходить в тень» и преодолевать фазу выживания с неугасающей надеждой на государственную поддержку малого и среднего предпринимательства», - добавил Камбиев.

Что касается системы финансирования еще в одном субъекте СКФО – Ставропольском крае – здесь меры «поддержки МСП» и прочего «инновационного развития» не так уж сильно выделяются на фоне привычных для современной России схем распределения бюджетных денег среди приближенных к регуляторам этого распределения подрядчиков и оффшоров на теплых островах.

В ближайшее время Newstracker планирует провести подробное исследование системы поддержки малого предпринимательства на Ставрополье
Site logo menu