Фермеры против холдингов.
Кого поддерживают власти Ставрополья?
Рынок сельхозпродукции на Ставрополье контролируют крупные холдинги, они производят около 90% всех товаров АПК в крае. Но без фермеров не обойтись.
Рынок сельхозпродукции на Ставрополье контролируют крупные холдинги, они производят около 90% всех товаров АПК в крае.
Но без фермеров не обойтись.

Сколько господдержки в АПК Ставрополья?
Сколько господдержки в АПК Ставрополья?
Власти Ставрополья выделили более 6,3 миллиарда рублей
в виде субсидий на развитие сельского хозяйства.


В прошлом году эти деньги делили между собой 1,5 тысячи фермеров и более 440 сельхозпредприятий. Такие данные приводит Минсельхоз Ставропольского края
по итогам прошлого года.

При этом господдержка сельского хозяйства традиционно убыточна для бюджета. Предприятия не способны вернуть в бюджет все деньги, которые правительство вкладывает в программы господдержки. В ближайшие 5 лет власти Ставрополья готовы отказаться от доходов почти на полмиллиарда рублей.

Субсидии комплекса АПК
Субсидии комплекса АПК
Основная доля господдержки
уходит крупным предприятиям.
Фермерам остается только пятая часть.
Основная доля господдержки
уходит крупным предприятиям.
Фермерам остается только пятая часть.
Фермеры получили в прошлом году бюджетные субсидии
на общую сумму более 1 миллиарда рублей.


По данным Минсельхоза Ставрополья это около 18% всех субсидий
в АПК края за прошлый год.
Однако и возмещение расходов бюджета на господдержку ложится
в основном на плечи крупных предприятий.

Аграрии в прошлом году заплатили больше 12,5 миллиарда рублей налогов. Фермерские налоги составили только 5% этой суммы —
порядка 630 миллионов рублей.
Больше всего субсидий выделяют на выращивание зерна, садоводство, племенное животноводство, по данным отчета Минсельхоза за прошлый год. Степень поддержки отдельных сегментов АПК, по данным министерства, больше зависит от рынка, чем от правительственных планов, поскольку субсидии выдают хозяйствам, которые ее запрашивают.

«Нормативные документы, определяющие выплаты субсидий, не разграничивают сельскохозяйственных товаропроизводителей. Все субсидии носят заявительный характер и выплачиваются при соблюдении условий их предоставления, независимо от того крупное это предприятие или небольшое фермерское хозяйство», —
Министерство сельского хозяйства Ставропольского края
В Министерстве поясняют, что в приоритете все-таки более опытные сельхозпроизводители.
Хотя существуют и отдельные программы для начинающих фермеров.
В приоритете
более опытные
производители.
Хотя существуют
программы для
начинающих
фермеров.
Минсельхоз уверен — объемы господдержки фермеров соответствуют
их вкладу в валовый региональный продукт.


«Конкурсные отборы… предназначены для отбора получателей грантов, имеющих опыт работы в сельском хозяйстве, имеющих производственные базы, умеющих организовать и развить свой малый бизнес, обеспечить создание новых рабочих мест, и ежегодно наращивать производство той или иной сельскохозяйственной продукции», — сказано в информации министерства.

«Анализ последних лет показывает, что уровень государственной поддержки фермерских хозяйств соответствует доле малых форм хозяйствования в валовом производстве продукции (от 10 до 15%)», — сообщили NewsTracker в министерстве.

Чудовищная бюрократия
Чудовищная бюрократия
Несмотря на сравнительно крупные бюджетные дотации,
фермеры не спешат оформлять субсидии и льготные кредиты.


По данным фермерской ассоциации АККОР, субсидиями в крае пользуются не больше 15% фермеров.

Основное препятствие — бумажная волокита. Если холдинги могут себе позволить содержать целые юридические отделы, то фермеры часто работают в одиночку. Чтобы заняться оформлением господдержки, приходится бросать хозяйство и тратить время на подготовку справок.

Больше всего фермеры недовольны порядком оформления льготных кредитов. Частичное субсидирование из федерального бюджета уравнивает для всех фермеров ставку по кредиту до 5% годовых.

«Мы тратим 3-4 месяца на то, чтобы получить этот кредит. Там такая бумажная волокита, так все забюрокрачено. Бумаги здесь собираются, потом отправляются в Москву, в министерство, в банки. Все это тянется месяцами, и многие фермеры только по этой причине не получают кредит»,
— председатель краевого отделения Ассоциации крестьянско-фермерских хозяйств, кооперативов и других малых форм производителей сельхозпродукции Василий Лопатин.
Сложности возникают практически на каждом этапе оформления кредита.


Имущество, которое закладывает фермер, чтобы получить кредит, порой стоит в разы больше суммы кредита. Однако банки несколько раз перестраховываются — запрашивают справки из налоговой, проверяют будущих контрагентов, с которыми фермеры собираются рассчитаться кредитными средствами. В итоге процедура затягивается.

«Все это занимает столько времени. А фермер зачастую в одном лице — ты должен работать в поле, а тебе приходится бросать работу и бегать по этим конторам. Зачем это нужно? Я заложил технику. Там двойной залог — я беру миллион, а техники закладываю на 2 миллиона. Какие проблемы? Ну заберете вы потом технику. И вообще, куда я денусь от своей земли», — рассуждает Лопатин.
Фермеры не верят в господдержку
Фермеры не верят в господдержку
Фермеры, как правило, не знают, что могут закупать сырье
и развиваться с участием бюджетных денег.

Рассчитывая только на себя, они по несколько лет могут ограничиваться небольшими подворьями, потому что не видят возможности заплатить за расширение стада.
Магомед Магомедов из Шпаковского района только в прошлом году стал полноценным фермером. До этого 12 лет работал в сельхозпредприятиях, потом еще 7 лет вел подсобное хозяйство, но заниматься фермерством не решался, поскольку не мог купить скот.

О субсидиях услышал от знакомых и еще несколько лет не решался их оформить. В первый раз, в 2017 году, сдал документы на конкурс по распределению грантов, но никакого ответа не получил.

«Я думал сперва это нереально, а потом знакомые рассказали. Говорят: у тебя земля есть, ферма есть, ты вполне можешь взять. Тогда я подумал — попробую. Начал собирать бумаги. Но в первый раз не получил. Честно говоря, я не ходил, не проверял, чем закончился конкурс»,
— Магомед Магомедов, фермер.
Реальных денег фермеры больше не получают.

Все сделки за счет гранта проходят через Регистрационную палату, где проверяют документы и в случае одобрения напрямую перечисляют деньги контрагенту.
Реальных денег фермеры больше не получают.
Все сделки за счет гранта проходят через Регистрационную палату, где проверяют документы и в случае одобрения напрямую перечисляют деньги контрагенту.
Вся поддержка уходит в ноль
Вся поддержка уходит в ноль
Поддержка в виде льготных кредитов, по мнению крестьян,
неэффективна и оборачивается в ноль.



Официальная пропаганда, по словам Лопатина, доносит крестьянам обещания правительства о планах увеличить возмещение затрат до 20%. В действительности те же льготные кредиты обнуляют господдержку. Получив кредит по льготной ставке, фермер переплачивает контрагентам, считает представитель ассоциации.
«Мы сегодня 5% отдаем банку кредит. И то этот кредит получают не все, там еще такая процедура сложная. Покупаем у перекупщика товар [удобрения], предположим, с наценкой еще на 10%. Вот, 15% мы отдаем тем, которые ничего не производят. А если бы субсидия шла напрямую заводу [удобрений], мы бы эти 15% у себя бы оставили. Да плюс бы еще от субсидий имели 5%. Вот 20% мы бы уже имели цену ниже расходных материалов, оборотных средств, которые мы используем в своем сельхозпроизводстве. Вот как мы по-крестьянски мыслим»,
— председатель краевого отделения Ассоциации крестьянско-фермерских хозяйств, кооперативов и других малых форм производителей сельхозпродукции Василий Лопатин.
Резкое торможение
Резкое торможение
В текущем году Минсельхоз обновил программу развития сельского хозяйства в крае.
Прежняя программа была принята 4 года назад.
За это время, несмотря на инфляцию, бюджетное финансирование
не только не увеличили, но еще сократили на 5%.


В денежном эквиваленте финансирование региональной программы «Развитие сельского хозяйства» уменьшилось на 2,2 миллиарда рублей, без учета инфляции.

Темпы развития в ближайшие 5 лет тоже резко сокращаются по сравнению с благодатным периодом начала продуктового эмбарго. В растениеводстве прирост объемов производства замедлится с 14% до 1,5%. В животноводстве — с 12% до 1%. Замедлится модернизация рабочих мест в агропроме края — в 5 раз по сравнению с предыдущей программой. Производительность крестьянского труда продолжит понемногу расти, но ровно в 3 раза медленнее, чем планировалось еще в 2017 году (на 0,3% к 2024 году).

Остаются нереализованными планы по сокращению проверок сельхозпредприятий. Инвестиций в сельское хозяйство Ставрополья ожидается все меньше. Если еще 5 лет назад планировали прирост объема инвестиций в 1,5 раза, то теперь ожидания тяготеют к нулю. В ближайшие 5 лет запланирован прирост 4%.
NewsTracker
ФОТОГРАФИИ 1Media Invest, Maxpixel.net, Russell Lee/Library of Congress photo/CC0