Засуха или равнодушие: что сгубило ставропольский хлеб?
Аналитика

Засуха или равнодушие: что сгубило ставропольский хлеб?

28 сентября 2018, 19:18Photo: baronus.ru
В этом году власти Ставрополья отчитались о собранных 8,1 тонн зерна вместо поставленного Минсельхозом индекса в 8,5 тонн. Губернатор Ставрополья обвинил в потерях засуху. В реальных причинах сниженных показателей 2018 года разбирался NewsTracker.

Засуху обвинили в срыве плана

Еще в начале июля первый зампред правительства Николай Великдань, спикер Думы края Геннадий Ягубов, депутаты Иван Богачев и Владимир Трухачев совершили облет на вертолете северных и западных районов края для оценки ущерба, причиненного засухой, и перспектив урожая. После облета прошло открытое совещание, на котором Великдань сообщил, что до выполнения плана Минсельхоза осталось немного.

Photo:free-hdwallpapers.com

«Индекс, поставленный Минсельхозом РФ в 8,5 миллионов тонн, почти преодолен. В сотнях территорий Ставропольского края не было ни одного облачка дождя, осадки начались в некоторых территориях только 6 июля. Мы ожидали худшего, но, по предварительным подсчетам, мы потеряли 1 миллион 400 тысяч тонн или 15%. Об этом мы доложили председателю правительства РФ и правительству Ставропольского края», – рассказывал Великдань.

Спустя две недели, несмотря на «почти преодоленный индекс федерального минсельхоза», планка в 8,5 миллионов тонн так и не была достигнута, об этом сообщил официальный сайт губернатора Ставропольского края Владимира Владимирова.

«Аграрии Ставрополья завершили уборку урожая зерновых культур. Валовой сбор зерна (без учета кукурузы) составил 8,15 миллиона тонн при средней урожайности 37,8 центнера с гектара», – указано на сайте.

В конце сентября на международном форуме экспертов в области сельского хозяйства «АгроЮг» губернатор сообщил, что причиной недополучения краем около миллиона тонн зерна стали сразу несколько факторов.

«Самый, наверное, серьезный удар по нам наносила засуха. ГСМ был мощнейшим ударом. И еще удар мы сейчас начинаем уже ощущать, это удобрения», – поделился мнением Владимиров.

Власть перестала контролировать процесс

На июльском совещании директор Северо-Кавказского федерального научного аграрного центра, доктор сельскохозяйственных наук Валерий Кулинцев сообщил, что на поля не было внесено необходимое количество удобрений.

Photo:naturalcave.com

«В этом году под озимую пшеницу было внесено всего лишь 53% от необходимого количества минеральных удобрений. В этом году при условиях засухи удобренные посевы принесли урожай почти в 1,7 раза больший, чем неудобренные», – отметил ученый.

С ним согласился и Великдань.

«В последнее время мы сильно расслабились. Наверное, мы забыли, что мы живем в засушливом крае. И такая ситуация, которая сложилась сегодня, в 2018 году, это есть наша история, это наши нормальные условия», – сообщил зампред правительства.

По словам депутата краевого парламента и председателя комитета Думы Ставропольского края по аграрным и земельным вопросам, природопользованию и экологии Ивана Богачева, за всеми процессами, включая, внесение удобрений, власть должна осуществлять контроль.

«Не может в столь сложное время ничего саморегулироваться, поэтому правительство должно видеть, куда, чего и сколько нужно направить. За последние годы ситуация в отрасли сельского хозяйства значительно улучшилась. У нас почти нет заброшенных земель, но за всем этим необходимо постоянно наблюдать и регулировать», – сообщил депутат.

Земли не восстанавливают, урожайность падает

Ни на июльском совещании, ни на выступлении губернатора не была упомянута проблема восстановления орошаемых земель. По состоянию на 2018 год, по данным краевого Минсельхоза, в Ставропольском крае существует 241 тысяч гектаров орошаемых земель. При этом из них фактически поливается 65,1 тысяча гектаров. Недавно в ведомстве состоялось совещание, на котором было указано, что 43% орошаемых земель не поливаются из-за неисправности насосных станций и внутрихозяйственных сетей. Другими причинами являются отсутствие денег на электроэнергию и оросительную технику.

Photo: hqwallpapers.ru

Богачев уверен, что для успешного развития сельского хозяйства региона необходимо возвращение, как минимум, к советским масштабам орошения.

«В Ставропольском крае было 412 тысяч гектаров орошаемых земель, а что сейчас? Их необходимо восстанавливать, соответствующая программа в крае есть, но, видимо, этих денег недостаточно. Вот так года три прихватит – и мы вспомним, что наши старшие поколения строили орошение не ради потехи. Я об этом постоянно говорю и с губернатором, и с Великданем», – рассказал эксперт.

С Богачевым согласен и глава Совета старейшин Красногвардейского хуторского казачьего общества Ставропольского окружного казачьего общества Анатолий Польской, работавший агрономом многих предприятий с более чем 40-летним стажем на управляющих должностях, а также награжденный Рубиновым Крестом Славы за достижения в сельском хозяйстве.

"Краевые власти говорят, что виновата засуха, но если бы у нас были орошаемые земли, которые по всем нормам должны быть у нас при засушливом климате, то никакая засуха бы нас не коснулась", - прокомментировал Польской.

По его словам, в Привольном, например, где он работал, было 1800 гектаров орошаемых земель, а сейчас там не осталось ни гектара. И такое запустение повсюду.

"Раньше у нас были грунтовые воды в метр восемьдесят сантиметров, мы их подтянули, даже небольшого дождя было достаточно для хорошего питания пшеницы. Влага была постоянная. Посевы не чувствовали засухи. А сейчас грунтовые воды понизились", - рассказал бывший агроном.

По словам собеседника, раньше при орошении грунтовые воды опреснялись, а сейчас вода стала горько-соленой, практически непригодной для растений. Польской уверен, что краевые власти не проявляют рвения и заботы о растениях.

"Я видел несколько раз выступления краевых властей о восстановлении орошаемых земель, но что-то никакого рвения я не вижу. И такое везде. Эти проблемы не новы, они начались в 1990-х годах и продолжались при всех губернаторах. Постепенно орошаемые земли попросту добили. Первое, что я сделал, когда пришел работать в Преградное, это восстановить орошаемые земли. Но первое, с чем столкнулся, это то, что трубы в земле, подходившие к машинам «Фрегат» и «Днепр», были выкопаны и вывезены в Турцию. А они были в отличном рабочем состоянии, их можно было использовать. Но это не было никому нужно и сейчас, видимо, тоже. И такое творится не только в Преградном, но и по всему краю", - подытожил Польской.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter