Фальшивый фасад. Как ставропольские депутаты уводят доходы от публичной огласки

Аналитика
Фальшивый фасад. Как ставропольские депутаты уводят доходы от публичной огласки
Фальшивый фасад. Как ставропольские депутаты уводят доходы от публичной огласки
28 марта, 22:17Фото: freepik.com
Несколько дней остается до конца декларационной кампании. Ставропольских депутатов как всегда приходится поторапливать. Но к чему эта суета, если большинство россиян давно не верят политикам и их отчетам — разбирался корреспондент NewsTracker.

На последнем заседании краевого парламента депутатам снова в назидательном тоне напомнили, что следует поспешить с подачей деклараций. Из года в год за этим следит председатель думской комиссии по контролю за достоверностью сведений о доходах депутатов Дмитрий Судавцов.

На федеральном уровне уже звучат призывы отменить эту ежегодную «нервотрепку».

«У нас арестовывают губернаторов с великолепными декларациями о доходах. И министры, у них у всех все в полном порядке. Давайте уберём этот лишний документ. Мы их дважды в год сдаем, а для чего? Все спрячут кому надо», — заявил в Госдуме РФ депутат Владимир Жириновский.

Ошибки и их последствия

Цифры подтверждают, что для большинства чиновников заполнение деклараций действительно та еще нервотрепка.

Подавляющее большинство ошибок в декларациях, как подсчитала федеральная прокуратура, связано с банальной невнимательностью либо с попыткой скрыть реальные объемы доходов.

«Наиболее распространены нарушения, связанные с ненадлежащим исполнением обязанности по представлению достоверных и полных сведений о доходах, расходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера», — говорится в материалах семинара Генпрокуратуры России на тему декларационных кампаний, проведенного в 2017 году.

Такие нарушения тогда составили 80% от всех дел по нарушению антикоррупционного законодательства. Причем мелкие ошибки и опечатки встречаются все реже, зато участились случаи, когда часть имущества умышленно пытаются скрыть и не указывают в декларации.

«Умышленное сокрытие серьезных объектов имущества выявляется практически в каждом случае прокурорской проверки», — сказано в материалах ведомства.

Таким фокусом прославился беглый экс-министр экономики Ставрополья Андрей Мурга. Его проблемы с законом начинались в 2016 году, когда он забыл указать часть доходов супруги. Через год Мурга уволился с поста министра, ненадолго сохранив должность зампреда правительства. С тех пор супругу он вообще исключил из своей декларации.

В 2019 году был объявлен в международный розыск, но по другому поводу — его заподозрили в присвоении 3,5 миллиона рублей при разработке сайта для бизнесменов.

Несметные богатства

Такие скандалы серьезно подрывают доверие декларированию доходов чиновников, отмечают эксперты. Но реально оценить уровень доверия сложно. Единственный крупный статист (ВЦИОМ) таких исследований не проводит.

Приблизительным ориентиром эксперты предлагают считать уровень доверия к власти. И здесь госаппарат чувствует себя не очень уверенно. Уровень доверия президенту в основном держится на отметке более 60% населения, по данным ВЦИОМ, но периодически падает ниже отметки 30%.

В депутатском корпусе ситуация намного хуже. Партии парламентского большинства, «Единой России», доверяют лишь около 30% россиян.

Объемы серых активов чиновников вообще не поддаются подсчетам. Если оценка теневого рынка, серых доходов еще возможна, то выделить в этой «серой зоне» активы чиновников статистическими методами невозможно.

«Половина российской экономики — это теневой рынок, который не подпадает под контроль государства. Гигантский объем кэша… Коррупция — теневой рынок, это девиантное поведение, которое порицается в обществе и вообще преследуется по закону. Были попытки оценить. Исходя из этого, оценить реально, какой доход чиновников скрыт, разумеется невозможно», — считает гендиректор российского отделения неправительственной международной организации по борьбе с коррупцией «Трансперенси Интернешнл» (организация признана иностранным агентом в РФ) Илья Шуманов.

Фото:Медиахолдинг1Mi

Зачем тогда декларации?

Несмотря на неудобство чиновников и равнодушие россиян, декларационные кампании продолжаются с 2009 года, когда декларации впервые стали публичными. Спустя десятилетие публичные декларации стали фикцией, считают эксперты.

«В России достаточно большое количество фасадных институтов, которые не исполняют свои функции, будь то Конституционный суд или система декларирования доходов, будь то третейские суды. Каждый из этих институтов в случае появления политической воли может наполниться силой и фукнционировать», — отметил Шуманов.

По его мнению, система декларирования нужна для создания образа прозрачной системы госуправления, по сути работая на репутацию власти.

«Очевидно, что система декларирования в настоящий момент является некой подпоркой под систему легитимности и служит для создания искусственного доверия к госаппарату. Несмотря на то, что система декларирования достаточно корявая, она позволяет все равно идентифицировать имущество, активы публичных должностных лиц… Это некоторым образом дисциплинирует чиновников», — считает Шуманов.

Мнение о фасадной функции системы декларирования доходов поддерживают и в научной среде.

«Декларации о доходах чиновников, по сути являются инструментом не контроля, а инструментом репутационным для государства и его институтов. Декларации воспринимаются так, что чиновник в зависимости от своего ранга должен обладать некоторым движимым или недвижимым имуществом. Но вот он этого не скрывает, и все прозрачно», — считает кандидат физико-математических наук, эксперт в области информационной безопасности Валерий Ледовской.

Фото:Медиахолдинг1Mi

Спрятать несложно

Лавируя между интересами общества и госаппарата правительство, очевидно, выбирает себя. Способов избежать декларирования крупных активов достаточно.

Самая распространенная схема — переписывание активов на ближайшее окружение, чаще всего на взрослых детей или супругов. Имущество детей старше 18 лет уже не нужно декларировать. А если активы переписывают на супруга, оформляется фиктивный развод (имущество бывших супругов не подпадает под закон о декларировании).

Отражение в декларациях супружеских отношений чиновников и депутатов показательны для всей системы декларирования. Анализ деклараций депутатов парламента Ставропольского края показывает, что у самых богатых депутатов чаще всего самые бедные супруги. И наоборот, у самых бедных депутатов — супруги из самых богатых.

Похоже, что разделение семейного кошелька между супругами очень условное. И это косвенно характеризует вообще отношение чиновников к декларациям.

Другой распространенный вариант ухода в тень — открытие коммерческих компаний с доверительным управлением, на которую оформляются активы.

«Так, из публичной части декларации такое имущество и активы попадают в непубличную, поскольку принадлежат человеку в коммерческой компании, а коммерческая компания указана в закрытой части декларации», — отметил Шумаев.

Отчитываться о доходах и расходах чиновников обязали еще в 1995 году. Тогда ими интересовалась только налоговая служба. Новшеством 2009 года стала публичная часть деклараций, которая стала обязательной к публикации в открытых официальных источниках.

Закрытая часть деклараций до сих пор существует. В ней содержатся данные о банковских счетах, акциях, облигациях, кредитах. Все это скрыто от населения.

«Если гражданин внимательно изучит декларацию муниципального или регионального чиновника, которым интересуется, он может видеть только очень ограниченную картинку с очень ограниченного угла, смотря на которую можно предположить 10 разных гипотез. С уверенностью сказать, что конкретный чиновник бедный или богатый, законно он заработал или незаконно, нельзя», — отмечает эксперт.

Фото:Медиахолдинг1Mi

Чтобы увеличить доверие к декларациям эксперты предлагают опубличивать закрытую часть деклараций. Тем более, что часть госаппарата (депутаты) и так это делают перед каждыми выборами.

Здесь прозрачности сталкиваются с частной жизни. Поэтому не все эксперты поддерживают идею тотальной публичности.

«Можно предполагать, что закрытая часть декларации существует для того, чтобы защитить частную жизнь граждан, если сведения превышают объём необходимого декларирования по закону. Не думаю, что есть смысл ее публичить», — отметил Ледовской.

По его мнению, для контроля за кошельками госслужащих достаточно, что полный доступ имеют надзорные органы.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter