Матери против Минздрава Ставрополья. Жертвы акушеров требуют отставки министра
Аналитика

Матери против Минздрава Ставрополья. Жертвы акушеров требуют отставки министра

23 февраля , 20:44Photo: Медиахолдинг1Mi
В ставропольских роддомах за последние 6 лет произошла череда смертей, в которых обвиняют врачей. Пострадавшие потребовали наказать виновных, по их мнению, министра здравоохранения края и двух его подчиненных. В ситуации разбирался NewsTracker. 

Пострадавшие написали коллективное обращение с описанием всех известных им случаев, когда врачебная ошибка привела к смерти ребенка или роженицы. Таких историй с 2014 года набралось около десяти. В большинстве случаев смерть младенцев и рожениц связана с кесаревым сечением.

Письмо еще в декабре получили Минздрав России, глава федерального управления Следственного комитета, генпрокурор, детский омбудсмен, комитет Госдумы России по охране здоровья и губернатор Ставропольского края.

«Перед нами за месяц умерла Лучина и ее ребенок. В нашей же больнице Токаева пострадала — за полтора месяца просили врача устранить и навести порядок в больнице. Потом Диана умерла. Последняя была Наталья Земцова. Потому что замминистра и министр здравоохранения не реагируют», — рассказала NewsTracker мать одной из пострадавших Вера Келасова.

Ей как представителю потерпевших 13 февраля удалось попасть на личный прием к губернатору Ставрополья. По словам Келасовой, губернатор назначил внутреннюю проверку в Минздраве Ставрополья. Ниже только некоторые истории пострадавших.

Photo:Медиахолдинг1Mi

Пришлось делать эксгумацию

Дочь Келасовых умерла летом прошлого года, девушке было всего 24 года. Ее муж остался отцом-одиночкой.

В августе прошлого года Диане Келасовой провели операцию «кесарево сечение». Девушку прооперировали врачи Андроповской центральной районной больницы. По свидетельствам родственников, причина была во врачебной ошибке. Обстоятельства гибели девушки изучает Следственный комитет.

«Она не просто умерла, а потому что врачи проявили халатность и бездействовали. Крови в больнице не было, аппаратура ИВЛ (искусственная вентиляция легких) не работала, они ее не спасали — исследование показало», — утверждает мать потерпевшей Вера Келасова.

Оперативное вмешательство, по ее словам, с самого начала не планировалось. «До последнего никто не знал, что будет назначена операция “кесарево сечение”, это решилось за 30 минут до самой операции», — рассказывает мать роженицы.

Поначалу ничего не предвещало беды, о трагедии стало известно спустя . «В 15.35 началась операция, в 15.53 нас поздравили с внучкой, но в 16.40 нас попросили подняться в операционную, со святой водой и молиться. После этого нас оставили в коридоре, и мы видели, как врачи бегали с тазиками крови, уходили на капельницы. А нам сказали надеяться на чудо: “молитесь, поцелуйте, говорите с ней и может случится чудо”. Только это мы и слышали все время нахождения в стационаре», — пояснила собеседница агентства.

Позднее, чтобы доказать вину врачей, родные Келасовой были вынуждены согласиться на повторный забор ДНК, для этого пришлось провести эксгумацию тела через пару месяцев после похорон.

«Мы эксгумацию делали из-за них. Когда сделали первоначальное вскрытие, нам рассказали, что взяли материал на 5-6 экспертиз (мы не провели еще ни одной экспертизы). Мы отправили в Москву на ДНК. Следователи сказали, что не могут провести экспертизу, потому что якобы недостаточно генетического материала. Взяли на 5-6 экспертиз, не провели еще ни одной… Прошло 2 месяца и 10 дней, нам пришлось сделать эксгумацию, чтобы изымать у Дианы органы, потому что без органов отправлять и без ДНК смысла никакого нет», — пояснила Вера Келасова.

Photo:Медиахолдинг1Mi

Три года до уголовного дела

Жительница Ставрополья Виктория Бастрыкина скончалась после тяжелых родов в марте 2017 года, роды принимали врачи краевого перинатального центра. Почти 3 года понадобилось Следственному комитету Ставрополья, чтобы возбудить уголовное дело о смерти роженицы.

После тяжелых родов у пациентки остановилось сердце, врачам удалось ее реанимировать. Женщину прооперировали в тот же день, она потеряла около 5 литров крови. Около 10 дней она была подключена к аппарату искусственной вентиляции легких и 10 марта скончалась в перинатальном центре

Супруг Бастрыкиной был уверен в виновности врачей, он обращался в правоохранительные органы с жалобой на действия медиков, однако тогда оснований для возбуждения уголовного дела Следком не нашел, следователь несколько раз отказывался возбуждать уголовное дело.

Расследование началось только в январе текущего года, когда к делу подключилась представитель потерпевшего, общественный защитник Наталья Чихладзе.

«По заявлению Бастрыкина в 2017 году Следственным комитетом тогда проводилась экспертиза и не была установлена причинно-следственная связь между действиями врачей и смертью пациентки. Оснований для возбуждения уголовного дела следователями не было установлено», — пояснила собеседница агентства.

Сроки уголовной ответственности по статье о причинении смерти по неосторожности уже прошли, теперь медикам грозит более серьезная ответственность до 6 лет лишения свободы по статье о предоставлении медицинских услуг с нарушением требований безопасности, отметила Чихладзе.

«ДНК человека отсутствует»

В январе к группе пострадавших присоединился Максим Тарабаев. Его новорожденный сын умер, но эксперты не смогли даже доказать родство умершего мальчика с его матерью.

Новорожденный умер 10 мая после операции кесарева сечения. «Ребенок умер 10 мая 2019 года. У них провели судебную медэкспертизу — человеческое ДНК отсутствует», — вспоминает представитель пострадавших Келасова.

Те же специалисты краевого бюро судмедэкспертизы пришли к выводу, что ребенок погиб не по вине врачей, а от врожденной патологии плода.

Расследование дела продолжается с июня прошлого года, и назначена новая экспертиза, которую проведут московские эксперты.

Photo:Медиахолдинг1Mi

Требования пострадавших

Пострадавшие настаивают на том, что все случаи смертей в роддомах Ставрополья Минздрав рассматривает необъективно.

«Козлова куратор по всем больницам. Ни в одном случае вина врачей не доказана. Следствие выявляет только причинно-следственные связи.

Родственники пострадавших рассчитывают доказать вину врачей и отстранить их от работы, чтобы не допустить новых трагедий.

«Мы не выходим с гражданскими исками. Мы уже родных не вернем. Мы требуем того, чтобы объективно разобрались в ситуации и отстранили врачей или переквалификацию дали, или порядок в больнице навели. С этими предложениями у нас и организовалась коллективная жалоба», — пояснила Вера Келасова.

Семья Келасовых также требует привлечь министра здравоохранения Ставрополья за клевету. В комментарии СМИ по этой ситуации Виктор Мажаров заявил, что Диана не обращалась за медицинской помощью до начала родов. Родственники считают иначе.

«Эти заявления министра здравоохранения являются враньем и клеветой, порочащей достоинство и честь моей погибшей от рук медиков дочери. Она с 6 недель беременности наблюдалась у специалистов, в 12 недель встала на учет в женскую консультацию. Все это зафиксировано в ее медицинской документации», — утверждает мать Дианы в своем заявлении в Кочубеевский межрайонный следственный отдел.

Разбираться с многочисленными жалобами родственников пострадавших пришлось губернатору.

«Мы 13 февраля были на приеме у губернатора. Он попросил месяц и обещал сейчас разобраться со всей ситуацией. Я знаю, что сейчас во всех больницах в Шпаковке, в Андроповке идут проверки. Мы договорились с ним, что через месяц он запишет нас на прием. Он дал свой номер телефона, я ему скинула всю информацию из надзорных органов. Для него немножко было удивлением то, что он услышал от нас, и то, что он слышал от министра. Через месяц он должен нас позвать и рассмотреть каждый случай в отдельности. 15 марта, он говорил», — рассказала Келасова.

Следующая встреча представителей пострадавших с главой регионов назначена на 15 марта.

Минздрав Ставрополья на официальный запрос NewsTracker о ситуации с младенческой смертностью в крае пока не ответил.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter