Дагестанский клан «неприкасаемых»
Аналитика

Дагестанский клан «неприкасаемых»

21 мая, 18:02Photo: flickr.com
В прошлом месяце NewsTracker опубликовал материал о бессменном руководителе Роспотребнадзора по РД Элеоноре Омариевой и ее «антисанитарном» бизнесе. Теперь в распоряжении редакции появилась документально подтвержденная информация о ее муже, бывшем гендиректоре «Авиалиний Дагестана» Мирзе Омариеве.

В январе 2006 года во дворе своего дома в Махачкале был убит декан медико-профилактического факультета ДГМА Рамазан Рамазанов. В то смутное для Дагестана время преступление не стало чем-то неординарным. Путем недолгих разбирательств оно перешло в разряд «висяков» и было списано на «обиженных» Рамазановым студентов, которых, к слову, так и не нашли. Никто из следственно-оперативной группы не обратил (или не захотел обращать) внимания на тот факт, что Рамазанов был одним из потенциальных и явных кандидатов на должность руководителя республиканского Роспотребнадзора. А это ведомство, как мы уже знаем, давно возглавляла Элеонора Омариева.

Элеонора Омариева
Photo:05.rospotrebnadzor.ru

Нельзя утверждать, что она или ее муж — Мирза Омариев, занимавший на то время должности генерального директора «Дагестанских авиалиний» и руководителя Махачкалинского аэропорта, были непосредственно причастны к убийству Рамазанова, конкурента на «золотой» санитарный трон. Но то, что оно было на руку — не вызывает сомнений.

«Генеральный» мошенник

До некоторых пор Мирза Омариев, находившийся в должности гендиректора «Авиалиний Дагестана» с 2003 по 2011 годы, считался «неприкасаемым». Несмотря на многочисленные нарекания к деятельности дагестанской авиакомпании со стороны надзорных ведомств и пассажиров, ее гендиректор не становился фигурантом уголовных дел.

Мирза Омариев
Photo:respublic.net

Руководство «Авиалиний Дагестана» фактически использовало монопольное положение своей компании, которая в течение продолжительного времени была единственным перевозчиком на маршруте Махачкала — Москва и одновременно контролировало махачкалинский аэропорт «Уйташ», не допуская туда другие авиакомпании.

Омариев установил кабальные тарифы перевозки пассажиров. В его бытность во главе авиакомпании перелет из Москвы в Приморье и Хабаровский край были раза в 2 меньше чем перелет в Махачкалу.

Вот одно из типичных высказываний на авиационном интернет-форуме по поводу тарифной политики «Авиалиний Дагестана» в период, когда компанию возглавлял Мирза Омариев: «Билеты всегда забронированы какими-то турфирмами, и пока не достучишься до шефа авиалиний, подключив весомого чиновника республики, останешься в лопухах». А по поводу сервиса на борту другой пользователь форума лаконично заметил, что это был «плацкартный вагон на крыльях».

В 2007 году, приобретя два самолета марки ТУ — 154 по завышенной стоимости — около 50 миллионов рублей (реальная стоимость составляла порядка 12 миллионов рублей каждый), Омариев присвоил себе государственные средства в размере свыше 20 миллионов рублей.

По сообщению правоохранительных органов, в целях хищения денежных средств с поставок авиатоплива для нужд предприятия, Омариев создал собственную топливозаправочную компанию ООО «Авиалинии Дагестана».

Фирма-посредник закупала керосин у нефтяных компаний, а затем продавала его «Авиалиниям Дагестана» по завышенной цене. Разница поступала руководителям компании. По данным следствия, с января 2009 по июль 2011 года, Омариев присвоил 198,5 млн рублей, а его заместитель Жабир Абакаров, ставший преемником Омариева, с августа по декабрь 2011 года — более 33 млн рублей.

Используя мошенническую схему по сбору 5% налога с продаж со всех билетов, вместо положенных салонов «бизнес» и «первого класса» через аффилированные структуры, такие как ЗАО «Восток-М», Омариев, по фиктивным документам «Авиалинии Дагестана» и снимал деньги со счетов и присваивал их себе.

Правоохранительная проверка деятельности «Авиалиний Дагестана» была запущена в начале 2011 года, сразу после того, как Росавиация отозвала у компании свидетельство эксплуатанта, дающее право на выполнение пассажирских перевозок. Назревала эта мера давно — дагестанский перевозчик-монополист по количеству авиапроисшествий считался одним из самых небезопасных в России, часто задерживал рейсы и не прилагал никаких зримых усилий к модернизации авиапарка. А конфликт авиакомпании с ФАС по поводу нарушения закона «О защите конкуренции» вообще имел хронический характер. Последней каплей для контролирующих органов стала аварийная посадка Ту-154 «Дагестанских авиалиний» в московском аэропорту «Домодедово» в декабре 2010 года после грубой ошибки экипажа при наборе высоты. В результате этой катастрофы погибли брат президента Дагестана Гаджимурад Магомедов и мать одного из судей Конституционного суда Роза Гаджиева. Несколько десятков человек получили тяжелые травмы. При расследовании выяснилось, что на самолет устанавливались контрафактные детали.

Свою лепту внес и бывший на то время глава республики Магомедсалам Магомедов, заявивший в одном из интервью, что в нынешнем виде самолеты «Авиалиний Дагестана» эксплуатировать нельзя. Практически сразу после этого Мирза Омариев ушел в отставку с поста директора компании.

Следствие без последствий

Начатое полицией расследование деятельности Мирзы Омариева свидетельствовало о начавшемся изменении правил игры в аэропорту Махачкалы, самом закрытом из региональных аэропортов России.

В июле 2012 г. Следственное управление ГУ МВД России по СКФО возбудило уголовные дела по статье «злоупотребление полномочиями» в отношении бывшего гендиректора ОАО «Авиалинии Дагестана» Мирзы Омариева и его преемника, бывшего заместителя Жабира Абакарова. Им вменялся в вину ущерб в размере более 231 млн рублей, нанесенный в результате финансовых махинаций при закупке авиационного керосина. Кроме того, возбуждено уголовное дело по статье «мошенничество» в связи с выявленным фактом продажи двигателя самолета ТУ-154 «Авиалиний Дагестана».

Photo:Медиахолдинг1Mi

Однако, 28 августа 2012 года Карабудахкентский суд отменил решение о возбуждении уголовного дела в отношении гендиректора «Авиалиний Дагестана» Жабира Абакарова. А дело Омариева было выделено в отдельное производство. Решением суда с Мирзы Омариева были сняты все обвинения относительно подозрений в превышении полномочий. Более того, Омариев был восстановлен в должности генерального директора компании. Помимо восстановления суд постановил взыскать с ОАО «Авиалинии Дагестана» в качестве компенсации за ущерб Омариеву порядка 3 миллионов рублей.

На этот момент, ОАО «Авиалинии Дагестана» уже было лишено сертификата эксплуатанта. Компанию из федеральной передали в республиканскую собственность. Далее планировалось передать наземные объекты аэропорта инвестору, а именно структурам Сулеймана Керимова. Но передача не состоялось. Одной из причин, как было отмечено на собранной по случаю пресс-конференции, стали около 700 млн долгов по налогам, кредитам, которые числятся за предприятием. Здание аэровокзала заложено в банке «Витас», у которого еще летом 2010 года отозвали лицензию.

Сумев обанкротить «Авиалинии Дагестана», так и не понеся заслуженной кары от правоохранительных органов, Омариев благополучно отошел от крупных официальных дел, но неофициальных у него оказалось невпроворот.

От контрабандиста до охранника

По информации от источника в правоохранительных органов, в период нахождения на должности руководителя «Авиалиний Дагестана» и махачкалинского аэропорта Омариев, используя свое положение, осуществлял нелегальную транспортировку наличности за 1% от перевозимой суммы.

Photo:bearfotosfreepik.com

Денежные средства поступали со всего Северо-Кавказского региона, переводились по поддельным платежным поручениям и мнимым сделкам на счета фирм-однодневок, обналичивались через дагестанские банки и далее через подконтрольную авиакомпанию доставлялись из Махачкалы в Москву.

Одновременно Омариев, осуществлял незаконные перевозки золота и иных драгоценных металлов, а также иной регламентированный к строгому контролю и учету груз по территории России и за ее пределами, задействовав для этого свои родственные связи, а также все направления «Авиалиний Дагестана».

Указанное маскировалось под различные товары народного потребления, прибывающие без таможенного оформления и расфасованные на мелкие партии, с последующим вывозом с территории аэропорта.

Всего, по заявлению МВД РФ, за семь лет преступной деятельности, участники группы обналичили более 100 млрд. рублей.

Но, что-то пошло не так и, после возникших с партнерами по «бизнесу» разногласий, Мирза Омариев, через подставных лиц, раскрыл сотрудникам правоохранительных органов контрабандный канал переправки наличности.

28 марта 2013 г. в аэропорту Внуково г. Москвы сотрудники ФСБ и МВД России пресекли деятельность указанной группировки. Были изъяты денежные средства в размере свыше 600 млн. рублей и 12 единиц огнестрельного оружия. Задержаны 20 человек. Как считает следствие, задержанные работали в охранном предприятии «Карат». Они же и перевозили деньги в машинах с дагестанскими номерами. В Москве развозили заказчикам. Среди них банки, частные лица, девелоперские компании.

«Было установлено, что на протяжение семи лет участники группы занимались незаконными банковскими операциями: например, переводами, по поручению юридических или физических лиц, обналичиванием и нелегальной транспортировкой денег», — прокомментировал тогда Андрей Пилипчук, официальный представитель МВД РФ.

Photo:мвд.рф

В офисах и квартирах подозреваемых прошли обыски. Изъяты еще несколько сотен миллионов рублей, печати, поддельные автономера и пропуска для беспрепятственного проезда во Внуково и аэропорт Махачкалы.

Совершив сделку со следствием, Омариев снова вышел сухим из воды. Отошел от контрабандных перевозок и… совместно со сформированной им службой безопасности возглавил координацию работы уже знакомых нам, и созданных супругой Омариева, Элеонорой — руководителем Роспотребнадзора по РД, ООО «Суперлаб», «Экспертиза», ФГУП «Дезинфекционист» и иных структур, аффилированных с Роспотребнадзором России по РД, расставив на указанные посты свои близкие связи.

Иными словами, Мирза Омариев взял «под крышу» дела своей супруги. В данном контексте «крышевание» не следует трактовать так, как будто криминал негласно контролирует их деятельность. Нет. Он ее охраняет от посягательств кого бы то ни было: от конкурентов до правоохранительных органов.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter