Утечка предпринимательской активности. Как бизнес Ставрополья реагировал на пандемию

Аналитика
Утечка предпринимательской активности. Как бизнес Ставрополья реагировал на пандемию
Утечка предпринимательской активности. Как бизнес Ставрополья реагировал на пандемию
20 декабря 2021, 17:10Юрий СлинькоФото: benzoix/freepik.com / pixabay.comколлаж
Период пандемии обернулся падением доходов и уровня жизни населения. Это не могло не отразиться на состоянии бизнеса. Как повлиял коронакризис на предпринимательскую активность в Ставропольском крае, выяснял корреспондент NewsTracker.

Разгар пандемии совпал с заменой налогового режима для малого бизнеса. Резкий переход на патентную систему налогообложения затронул около 56 тысяч предпринимателей на Ставрополье.

Минфин края справедливо ожидал сокращения налоговых поступлений на четверть. Однако 2021 год все равно оказался прибыльным для государства с точки зрения уплаты налогов. Несмотря на кризис, налоговых поступлений оказалось больше, чем ожидалось, на 1,3 миллиарда рублей.

Официальная статистика не заметила скачков предпринимательской активности в столь тяжелое время. После пика в 2017 году (было зарегистрировано более 102 тысяч ИП и юрлиц), далее происходило в основном плавное сокращение. Резкое падение произошло по итогам 2020 года (-5%), тогда были ликвидированы более 5 тысяч компаний и ИП.

Перетекание кадров

К началу пандемии в Ставропольском крае насчитывалось более 100 тысяч предприятий и субъектов малого бизнеса, которые давали работу для 213 тысяч человек.

Численное преимущество естественным образом сохраняется за малым бизнесом (более 76 тысяч ИП и 23 тысячи юрлиц). При этом масштабы крупного бизнеса намного выше даже по косвенным признакам. Если на ИП работали более 57 тысяч человек, то в крупном бизнесе насчитывалось свыше 155 тысяч сотрудников.

Фото:peoplecreations/freepik.com

С начала пандемии официальная статистика регистрирует сравнительно небольшое сокращение предпринимательской активности. За полтора года на Ставрополье стало на 6 тысяч предприятий меньше (-6,2%).

Среди индивидуальных предпринимателей потери составили чуть более 5%. В крупном бизнесе перемены гораздо заметнее — число предприятий сократилось на 9,7%.

Штат сотрудников крупных организаций сократился на 8,8% (работы лишились 13,7 тысячи человек). Вероятно, часть безработных перешла в малый бизнес. Здесь наоборот статистика по количеству сотрудников выросла. С начала пандемии штат сотрудников у индивидуальных предпринимателей вырос на 2,4 тысячи человек (+4,2%).

Последствия пандемии

Чтобы проверить реальность официальной статистики, сравним данные налоговой службы с отчетностью компаний. По сведениям «Спарк-Интерфакс», с начала пандемии в Ставропольском крае закрылись 6,5 тысячи организаций (это немного больше официальных данных). Темпы ликвидации бизнеса выросли на 30% по сравнению с 2019 годом (тогда закрылись почти 5 тысяч ИП и юрлиц).

В подавляющем большинстве случаев в пандемию закрываются не фирмы-однодневки, а состоявшийся бизнес, который существовал многие годы. Около половины (44%) фирм, закрытых в пандемию, создавались в девяностые и нулевые. То есть бизнес существовал от 10 лет и дольше. И почти все ликвидированные за это время организации (94%) старше двух лет.

Некоторые из закрытых теперь предприятий начинали еще в СССР и в период перестройки (75 организаций). Среди таких «ветеранов» особенно чувствительными к кризису оказались кооперативы по управлению недвижимостью (15 объединений). На втором месте в списке потерь — производители и оптовые перекупщики зерна (ликвидировано 7 организаций, в их числе фермерские хозяйства).

Фото:picryl.com

В общем зачете наибольший урон понесла отрасль торговли — закрылись 2,4 тысячи организаций. Больше всех пострадали оптовики, в этом сегменте ликвидировано более 1,5 тысячи фирм. Среди них реализаторы зерна (209 фирм), леса и стройматериалов (180 фирм).

Пятая часть торговых предприятий (450 организаций) занималась реализацией продуктов питания. Еще около 200 предприятий были связаны с торговлей зерном.

Ликвидация не всегда означает полную остановку производства. Одно из таких предприятий-старожилов ООО «Агрохолдинг «Энергомера”». Компания ликвидирована в феврале текущего года. По меньшей мере последние пять лет агрохолдинг стабильно демонстрировал убытки. Несмотря на отсутствие доходов, предприятие продолжает функционировать и по-прежнему входит в структуру концерна «Энергомера». Производство сменило организационную форму и получило право привлекать деньги акционеров.

Ровно наоборот поступило руководство предприятия ОАО «Ставропольский мукомольный завод». Фирму ликвидировали в августе и тут же перерегистрировали в общество с ограниченной ответственностью.

Неурожайный ноябрь

В последний месяц тенденция на закрытие бизнеса сохранилась. В ноябре текущего года закрылись 769 компаний, которые работали в Ставропольском крае.

Больше всего пострадала сфера торговли, здесь закрылись 297 организаций. Треть из них — это розничные магазины по продаже свежих и замороженных продуктов, одежды, деталей для авто, компьютерных комплектующих. Пострадали также оптовые перекупщики в сегментах пищевых продуктов, зерна, электрооборудования, бытовых товаров.

Фото:mshsk.ru

На втором месте в статистике потерь — строительный бизнес. За месяц закрылись 102 строительные фирмы, проектировочные организации и архитектурные бюро. Ликвидированы также больше 20 транспортных компаний.

Сфера общепита тоже понесла заметные потери. В ноябре закрылись 26 столовых, ресторанов, которые параллельно занимались доставкой продуктов. Обычно причиной ликвидации бизнеса здесь становились долги за коммунальные услуги либо резкое падение выручки.

Одновременно открылась всего 121 новая организация. Статистика регистрации нового бизнеса примерно повторяет отраслевую структуру ликвидированных предприятий. Похожа в процентном соотношении доля новых магазинов, стройфирм, заведений общепита и грузоперевозчиков.

Временное затишье

Ускорение темпов ликвидации бизнеса, низкий процент восстановления экономики за счет новых организаций — для начинающих предпринимателей это тревожные сигналы, которые являются отражением сложной экономической ситуации.

«Когда закрывается больше, а открывается меньше, это показатель экономических условий — они таковы, что не стоит сейчас идти в бизнес. Почему? Потому что ситуация очень непредсказуемая. Плюс, очень сложные условия — сразу и рост тарифов, и усиление контроля налоговых органов (маркировка, кассовые аппараты)», — считает сопредседатель регионального отделения «Опоры России» в Ставропольском крае Павле Мрвалевич.

Павле Мрвалевич
Фото:мрвалевич.рф

С началом пандемии поддержку от государства на Ставрополье получили 35 тысяч малых предпринимателей — многим пришлось заняться официальной регистрацией сотрудников, чтобы получить безвозмездные выплаты на каждого, объясняет Мрвалевич.

«Произошла легализация сотрудников, которые раньше никак не были оформлены. Так же и с налогами — объемы производства не выросли, а налоги на 37% в России увеличились. Это как раз за счет сокращения теневого оборота, который стал облагаться налогами», — заключил эксперт.

Однако актуальная статистика, по его мнению, может не отражать реальной картины бедствия в предпринимательской среде. Итоги текущего года будут ясны только по окончании декабря, после завершения контрактов, подписанных в течение 2021 года.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter