Яблоки России на западной игле: почему «интенсивные» сады Ставрополья переоценены
Аналитика

Яблоки России на западной игле: почему «интенсивные» сады Ставрополья переоценены

19 февраля , 13:32Фото: pexels.comколлаж
Низко-затратная технология, разработанная в регионе в советские годы, по мнению старейшин садоводства, способна изменить ландшафт мирового фруктового рынка в пользу России, выяснил NewsTracker.

Откуда и куда идет новое садоводство

По данным министерства сельского хозяйства Ставрополья, с 2016 года в крае оказываются беспрецедентные меры господдержки на закладку садов и уход до вступления в плодоношение.

В 2020-м году на поддержку садоводства на условиях софинансирования выделено 764,3 млн рублей (в 2019 году 425 млн рублей), в том числе из краевого бюджета 241,14 млн рублей.

Фото:mshsk.ru

За годы действия этой программы в муниципальных округах и районах края в личных подсобных хозяйствах граждан заложено в том числе около 600 малых садовых участков по рекомендованной суперинтенсивной технологии.

«Голландские сады, шпалерные сады, сад на опоре — все это разные названия так называемой суперинтенсивной технологии», — рассказывает директор Ставропольской опытной станции по садоводству (филиал ФГБНУ «Северо-Кавказский ФНАЦ») Виталий Ермоленко.

Низкорослые деревья высокопродуктивных сорто-подвойных комбинаций требуют опоры, поскольку молодые яблони, состоящие из плодовитого привоя на карликовом подвое, имеют плохую "якорность" и склоняются к земле.. Это чудо биоинженерии не может жить само: плодовитость требует минеральной подкормки и химической защиты на разных этапах роста, а еще — воды. Поэтому капельное орошение для евросада — технологическое требование.

«Как и фирменное оборудование для него, и рекомендуемые химпрепараты», — отмечает один из старейших садоводов Ставрополья, кандидат сельскохозяйственных наук, фермер Федор Аполохов.

Удобрения и химикаты международных брендов нужно вносить практически «по расписанию». Результат — глянцевые одинаковые яблоки и другие фрукты «с модельной внешностью», спрос на которые диктуют супермаркеты. Новые сады встроились в этот формат евроконвейера, который работает в России.

Фото:pexels.com

«Есть одно «но», — указывает Аполохов, — с настоящей пользой он работает на Европу.

Побочные эффекты евросадов

«В Европе эта система родилась из-за нехватки земли: надо было на клочке „из ничего“ вырастить фрукты. Плотной посадкой и химической интенсификацией европейские агрономы решили задачи своего продовольственного рынка», — поясняет Федор Аполохов.

Однако у нас оборудование — их, химикаты — их. Сорта — тоже их!

Фото:mshsk.ru

«Наши селекционеры создали отечественные сорта яблони с иммунитетом к парше, что важно для будущего органического земледелия, но торговые сети работают с „раскрученными“ европейскими сортами», — сетует Виталий Ермоленко.

Экономические слагаемые в Европе лучше: рабочие-гастарбайтеры дешевле наших селян. Поэтому мировые закупочные цены на турецкие яблоки ниже наших. «Яблочная паника» в 2014-15 годах из-за санкций (польские яблоки везли в Россию, выдавая за белорусские) случилась оттого, что под угрозой оказался самый выгодный путь поставки фруктов в нашу страну.

Продвижение «интенсивной» технологии подняло «проблему», которой не было — орошения в зонах нехватки естественных осадков. На Ставрополье это — везде (кроме Прикубанья и КМВ). Хозяйства попадают в финансовый тупик, говорит Ермоленко.

«Приравняли капельное орошение к капитальному строительству: поливопроводы на поверхности, трубопроводы на 70 см глубиной и насосная станция — фундамент глубиной 30-40 см. Какое здесь капитальное сооружение? Согласования, разрешения и специальные проекты стоят дороже самой поливной сети. Идет обдираловка хозяйств за несложный проект. Здесь надо государству разобраться».

Фото:mshsk.ru

Ни у кого нет сомнений, что опорная (европейская) конструкция садов обеспечивает максимальный урожай. Для Европы это удачная модель: хорошие почвенно-климатические условия, дефицит земли, плотное население и большие финансовые возможности.

«В сходных с европейскими природных условиях — на Кубани и в предгорьях Ставрополья подходит эта модель. Там нет циклических подмерзаний через 8-10 лет как в других районах края (1976; 1985; 1993; 2003; 2014 годы). Закладка сада на опоре в 7 раз дороже, чем сад безопорной конструкции. Какой сад легче перезаложить при его гибели?» — аргументирует Ермоленко.

Отечественная «низкозатратная» технология: преимущества

«К началу 90-х в плодовых хозяйствах СССР довольно широко применялись садовые машины. Различные агрегаты сажали саженцы, при помощи вибрации стряхивали плоды с деревьев, отправляли их на конвейер, сортировали, охлаждали (что позволяло продлить период продажи). Механизированный сбор удешевлял продукцию в 3-6 раз», — вспоминает Федор Аполохов.

Аполохов застал период, когда подбирали технологию садоводства, «заточенную» под механизацию. Шли разработки и на Ставрополье. На Ставропольской опытной станции по садоводству (с.Новозаведенное, Георгиевский район) предложили особый способ посадки и формирования кроны дерева, повышающий урожайность (этот способ обрезки и формирования получил фирменное название «Корона КМВ»). Идеи советских ученых развивали и позже. Однако разработки в области механизации не финансировались.

Фото:mshsk.ru

Найденные низкозатратные приемы внедряли агрономы-практики «старой закалки», творчески подходившие к управлению садом. Михаил Краско, один из старейших профессиональных садоводов Ставрополья, бывший сотрудник Ставропольской опытной станции по садоводству и бывший главный агроном одного из успешных современных хозяйств ООО «Интер-Инвест» (Георгиевский район), полагает, что одна из причин распространения суперинтенсивной технологии — нехватка глубоких и грамотных лидеров в отрасли.

«Непросто найти руководителя, понимающего, что сад — это живой организм, вписанный в почвенно-климатическую реальность. Для каждого такого симбиоза есть оптимальный агрономический режим и оптимальный экономический результат. Зачем перегружать растение химикатами, если на жаре оно их попросту не возьмёт? В советское время мне не мешали работать, и в „Интер-Инвест“ руководитель поощрял соблюдение технологии на уровне внутреннего управления».

Фруктополитика, яблокономика и экология почв

Интенсивная технология «тянет» за собой сорта плодовых деревьев, выведенные специально для нее, и по большей части, в Европе.

По данным специалистов ФГБНУ НИИ Биологической защиты растений (г. Краснодар), среди популярных в современном промышленном садоводстве — такие сорта как Женева Эрли, Джерсимак, РедФри, Вильямс прайд, разновидности клонов сорта Гала, Ред Чиф, Супер Чиф, Моди, Джеромини, Айдаред, Флорина, Фуджи. Авторство лишь части этих сортов, по данным Госсорткомиссии, принадлежит отечественным научным учреждениям и племенным хозяйствам, остальные или отсутствуют в госреестре, или проходят государственные испытания.

Фото:mshsk.ru

Есть адаптивные сорта к нашим климатическим условиям, нужно развивать питомниководство отечественных сортов. Это поддержит продовольственную безопасность России и экспортный потенциал», — комментирует начальник филиала ФГБУ «Госсорткомиссия» по Ставропольскому краю Елена Батагова.

Она добавляет, что для развития отрасли имеет значение также роялти — вознаграждение автору сорта, если он популярен.

Ермоленко рассказывает, что в крае существовала согласованная с минсельхозом «Концепция развития садоводства до 2020 года». В ней были заложены элементы малозатратной технологии. За короткий период многие хозяйства перешли на эту модель садоводства. Дальнейшее развитие отрасли, по мнению Ермоленко, нужно ориентировать именно на эти отечественные ноу-хау и направлять господдержку желающим идти в этом направлении.

«Биологизация агротехнологий — мировой тренд, безальтернативный путь», — рассуждает председатель Правления НО «Союз биологического земледелия» Алексей Абалдов. «Наукой и практикой доказано, что в садоводстве без ущерба для урожая и с пользой для экологии до 50% химических инсектицидов и фунгицидов можно заменить на биологические. И „биология“ дешевле! В крае работают до трёх десятков фирм, поставляющих биопрепараты, но биосредства и биотехнологии используют на пятой части сельхозземель, так что потенциал биологизации велик».

Нужна торговая инфраструктура для малых хозяйств

Развивать фруктовые производства без создания торговой инфраструктуры для них — как минимум недальновидно, отмечает фермер Аполохов.

«Крупные торговые сети, на которых „стоит“ обеспечение населения фруктами, не работали и не работают с малыми предприятиями. В мире есть практика фермерских мини-рынков, работающих всю неделю, — это был бы идеальный канал продаж для локальных производителей, позволяющий доставить горожанам свежайшую продукцию по оптимальной цене — убрать необходимость в оптовых перекупщиках и оплачивать место на городском рынке на драконовских условиях. В городах края и в Ставрополе практикуются ярмарки выходного дня, — это хорошо, но выходным днем дело не решается, ведь черешня, сливы и абрикосы, например, не хранятся неделю, их надо продавать в день сбора».

Фото:Медиахолдинг1Mi

Как нашими яблоками турецкие победить

Урожайность в суперинтенсивных садах в два раза выше, но и себестоимость вдвое выше. А качество плодов при соблюдении технологии — такое же, как в садах безопорной конструкции, утверждает Ермоленко.

На волне всеобщего увлечения этой «суперинтенсивной наукоемкостью» мало кто понимает, что наш низкозатратный сад имеет потенциал глобального стратегического козыря. Такой сад недоступен европейцам: земля там в дефиците. Широкие междурядья и развесистые кроны — недоступная там роскошь, — напоминает Аполохов.

«Копируя европейскую фруктовую технологию (вместе с сортами, химикатами и оборудованием) Россия поддерживает западный агрорынок и долгосрочно дотирует европейскую экономику, одновременно расшатывая свои рынки. И это при том, что нам доступны знания, применив которые на государственном уровне, мы могли бы полностью обеспечить страну экологичной отечественной продукцией, вовсе перестав импортировать. И могли бы на десятилетия изменить ландшафт мирового фруктового рынка, создав преимущество для экспорта, непреодолимое для стран-конкурентов», — резюмирует ученый.

Фото:Lajos Karcsay (1885 г.)wikimedia.org

По мнению нынешних и бывших специалистов Ставропольской опытной станции садоводства, пока растут яблони, можно построить свои садовые машины вместо импортных, по современным разработкам ВНИИ генетики и селекции плодовых растений имени И. В. Мичурина (на что стоило бы создать финансовые льготы и целевое кредитование для специализированных малых предприятий по изготовлению сельхозтехники). Переход на механизированное садоводство и сопутствующую низкозатратную технологию посадки и выращивания, при условии стратегических государственных инвестиций по всей цепочке — от НИИ, опытных станций и до интеграции в существующие хозяйства, — можно осуществить за 5 лет.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter