Конкурсное управление “ЮгРосПродукта” хочет развалить заводы

Конкурсное управление “ЮгРосПродукта” хочет развалить заводы

Конкурсное управление “ЮгРосПродукта” хочет развалить заводы
Аналитика

17 ноября 2018, 14:29
Фото: newstracker.ru
О чем говорит череда конфликтов с представителями кредиторов на стекольных заводах в Новоалександровске и Красногвардейском, разбирался NewsTracker

Затяжное раздвоение и его опасности

Новоалександровский и Красногвардейский стекольные заводы продолжают работать. Продолжают, по словам их топ-менеджеров, благодаря содействию Правительства Ставропольского края, глав администраций двух районов и непрерывным усилиям всей команды ООО “Гелиос”, сплоченно выдерживающей натиск деструктивных действий доставшегося этому коллективу конкурсного управления.

Справка NT: Стекольные заводы сейчас оформлены как ООО “Гелиос” и с 2017 года работают в связке с собственниками части бывших активов этих предприятий - земли и корпусов цехов. Именно эта недвижимость составила конкурсную массу после банкротства “ЮгРосПродукта” в 2016 году и по согласованию с собственниками перепроданного долга - фирмой “Аквамарин”, зарегистрированной на Кипре, - передана “под опеку” конкурсного управляющего - Александра Костюнина.

В настоящее время, как сообщалось, производственный коллектив обоих стекольных предприятий работает под “чужой” охраной (нанятой кредиторами). Эта охрана пускает на оба завода неизвестных лиц, которые перемещаются по территории опасного производства, без согласования с инженерно-техническим составом и руководством “Гелиоса” беседуют с рабочими. После этих бесед часть сотрудников увольняются. В условиях текучки кадров коллективы не могут обеспечить ритм работы на полную мощность.

Фото:newstracker.ru

Как сообщил директор Красногвардейского завода Антон Кузьменков, не представившиеся посетители заходят и на опасные объекты производства - в частности, взрывчатый азотно-водородный блок, - что вызывает тревогу о сохранности жизни и здоровья людей и самой сердцевины производства - газовых линий, стекловаренных печей и оловянной ванны.

В конце августа предприятие посетил депутат Госдумы РФ Михаил Кузьмин. Федеральный парламентарий заявил, что намерен найти рычаги и вывести оппонентов “Гелиоса” на диалог, так как до сих пор владельцы “Аквамарина” ни разу не рассмотрели ни одного конструктивного предложения по выходу из административного раздвоения.

При этом очевидно, что “Аквамарин” не хочет терять контроль над предприятием. Чего же он хочет?

Кого наняли “управлять” подбанкротным “ЮгРосПродуктом”

По данным системы СПАРК Интерфакс, за 15 лет в должности конкурсного управляющего Александр Костюнин работал на 39 предприятиях, 23 из которых являются уже не действующими, в 5 из них сменился управляющий, а остальные 11 под управлением Костюнина находятся в стадии банкротства. Предприятия, где успел поработать Костюнин, расположены в разных регионах России: Москве и Московской области, Омской, Калужской, Волгоградской, Астраханской, Саратовской и Ярославской областях, Краснодарском, Красноярском и Ставропольском краях, а также в республике Дагестан.

За время работы Костюнина только одно предприятие в Калужской области смогло перейти из высокой зоны риска в низкую и восстановить работу. Остальные компании находятся в стадии ликвидации с миллионными и даже миллиардными убытками.

Местоположение самого Костюнина не удалось установить даже налоговой. В 2017 году в отношении него возбудили исполнительное производство по налогам, однако после отправки оно вернулось в налоговый орган с пометкой “возвращено, невозможно установить местонахождение должника либо его имущества”. В СПАРК также не указан адрес проживания Костюнина, известно только то, что он родился в Пермской области.

По данным Единого федерального реестра сведений о банкротстве (ЕФРСБ), Костюнин с 2004 года числится в Ассоциации СРО арбитражных управляющих “Межрегиональный центр экспертов и профессиональных управляющих”. В текущем 2018 году в работе у Костюнина находится одновременно не менее 15-ти предприятий. Судя по регулярным отметкам о текущих действиях, конкурсный управляющий работает весьма активно. Причем действия грамотно и по отработанной схеме направлены на распродажу подбанкротного имущества.

Что Костюнин сделал для “ЮгРосПродукта” и “Гелиоса”

В числе последних действий Костюнина, касающихся ООО “ЮгРосПродукт” и зафиксированных в ЕФРСБ - сообщения о результатах электронных торгов 29.08.2018 и 26.10.2018 в форме аукциона, открытого по составу участников и с открытой формой подачи предложений о цене. В качестве лота выступает недвижимое имущество (земельные участки и здания), являющиеся предметом залога ООО “Аквамарин”. Торги не состоялись по причине отсутствия заявок.

Параллельно весь 2018 год предприятия бомбардирует зашкаливающее количество проверок. Одних требований от Межрайонной ИФНС №4 по Ставропольскому краю о предоставлении пояснений и документов с ноября 2017 года, по данным бухгалтерии “Гелиоса”, поступило около 80.

В распоряжении редакции NewsTracker есть ряд документов, подтверждающих, что прокуратура, пожарная инспекция МЧС и Ростехнадзор побывали на “Гелиосе” по нескольку раз.

Ростехнадзор пунктом №1 в своем акте проверки упоминает отсутствие действующего договора субаренды между “Гелиосом” и “ЮгРоспродуктом”, указывая на необходимость остановки “Гелиоса” по этой причине.

“В письмах ведомств по результатам этих проверок порой наблюдается “жонглирование” нюансами из технических требований, свидетельствующее о незнании норм стекольного производства и нелогичное настолько, что может быть оспорено в суде”, считает источник в ООО “Гелиос”.

Все это выглядит как целенаправленное механическое противодействие нормальной работе предприятия, вынуждающее руководство отвлекать внутренние ресурсы на разбирательства, полагает источник.

Если посмотреть в ЕФРСБ всю историю активности Костюнина по “ЮгРосПродукту” , то среди более ранних сообщений, от 02.02.2018 г., можно найти отчет об оценке имущества должника, где подробно описано состояние административных зданий, объектов производственно-складского назначения и земельного участка стекольных заводов, дано сравнение со среднерыночной стоимостью похожих объектов и выведена цена. По данным этого документа, стоимость земельного участка определена как 24 млн 300 тысяч рублей, производственно-складских объектов - 29 млн 603 тысячи рублей, а административно-офисных - 29 млн 332 тысячи рублей.

Далее, уже 07.05.2018 г., следует сообщение об определении начальной продажной цены, утверждении порядка и условий проведения торгов, в котором рыночная стоимость недвижимости определяется в сумме 70 млн 514 тысяч рублей , а начальная продажная цена лота - 56 млн 411 тысяч рублей.

Никакой информации о поиске топ-менеджеров стекольного производства для управления предприятиями, кадровом наборе или других попытках организовать управление действующим производством в списке действий Костюнина нет. Все говорит о подготовке к продаже и фактических попытках продажи по сниженной цене объектов недвижимости. Недвижимости, внутри которой сейчас горят стекловаренные печи, шихта переплавляется в стекломассу, и круглосуточно работает трудовой коллектив “Гелиоса” из двух районов Ставрополья, который обеспечивает выполнение обязательств перед покупателями и умудряется в этих условиях платить зарплаты и налоги.

А кто “в плюсе”?

Проследить путь доходов от субарендной собственности невозможно. После ноябрьского вооруженного скандала 2017 года на проходных стекольных заводов “Аквамарин” передал недвижимость “ЮгРосПродукта” в аренду новому юрлицу - ООО “ЮгСтекло”, (к слову, в составе этого юрлица числится один-единственный человек). Именно с этим контрагентом имел дело, по договору субаренды, “Гелиос”, на счет “ЮгСтекла” перечислялись средства. А куда они уходили дальше, мог бы выяснить, видимо, только ОБЭП, в рамках своего расследования (если бы оно было).

И мотивы для расследования вообще-то есть: сделка о передаче прав от “Аквамарина” “ЮгСтеклу” была совершена незаконно уже потому, что ее провели без собрания и учета интересов кредиторов. А еще УФНС России по Ставропольскому краю проверила счет подбанкротного ОАО “ЮгРосПродукт”: поступлений от “ЮгСтекла” по договору субаренды там не было, хотя “Гелиос” “ЮгСтеклу” все перечислил. То есть сами финансовые обязательства между “ЮгРосПродуктом” и “ЮгСтеклом” по договору субаренды были не исполнены. Поэтому в мае 2018 года УФНС обратилась в Арбитражный суд с иском на конкурсного управляющего о признании незаконности этой сделки.

“Управляющий, утвержденный арбитражным судом, обязан действовать добросовестно и разумно в интересах должника и кредиторов. [...] ... Однако действия, совершенные арбитражным управляющим, говорят о его недобросовестности и неразумности”, - упоминается в заявлении УФНС.

Редакция NewsTracker не смогла найти контакты ни “ЮгСтекла”, ни “Аквамарина”, ни Костюнина. На сайте ЕФРСБ есть информация об уходе Костюнина на больничный, однако он продолжает генерировать заметную активность: выдавать доверенности и через новых доверенных подписывать новые документы, демонстрируя типичный деловой почерк подставных фирм, которые создаются специально для ухода от ответственности за свои действия.

А на данный момент взаимоотношения “Гелиоса” и “ЮгРосПродукта” “регулирует” созданный при участии Костюнина сомнительный субарендный договор через неуловимое “ЮгСтекло”.

Поскольку за само создание фирм-однодневок типа “ЮгСтекла” предусмотрена уголовная ответственность, “отлов” и пресечение деятельности таких организаций - прямая обязанность налоговой инспекции и ОБЭП. Надо отдать должное УФНС по Ставропольскому краю: и за заявление в Арбитражный суд о признании недействительными действий конкурсного управляющего, и сохранение, по словам руководства “Гелиоса”, настойчивой позиции по этому вопросу при взаимодействии со всеми контролирующими структурами и надзорными органами.

Война финансистов против производственников

По мнению руководства “Гелиоса”, с мотивами кипрского “Аквамарина” (а также стоящей за ним цепочки, ведущей к собственникам банка “Уралсиб”) и нанятого ими конкурсного управляющего все ясно: поскольку организовывать производство там никто не умеет и не намерен, делается все, чтобы любой ценой превратить в деньги доставшиеся стены и землю. Конкурсное “управление” вообще не озадачивается последствиями социального характера и экономической значимостью этих производств для Ставрополья и России. Их позиция: “Ничего личного, это бизнес”.

Более того: нельзя исключать вероятности, что, разрушая отечественные производства, “иностранные партнеры”, зарегистрированные как “Аквамарин” на Кипре, расчищают место на российском рынке, создавая в нем дополнительные точки зависимости от иностранных компаний и таким образом поддерживая антироссийские экономические санкции.

“На нашем примере вы наблюдаете схему, по которой оффшорные компании имеют доступ не только к выводу прибыли из страны, но и к разрушению действующих производств”, - сказал Алексей Яшкунов (младший) на встрече с депутатом Госдумы РФ, зампредседателя думского комитета по природным ресурсам, собственности и земельным отношениям Михаилом Кузьминым.

Фото:newstracker.ru

Ближайший на стекольном рынке Юга России пример подобной схемы, попавшей в СМИ - развал стекольного завода “Актис” в Новочеркасске Ростовской области.

Собственники и топ-менеджеры “Гелиоса” убеждены, что окончательно разобраться с деструктивным конкурсным управлением и заставить его сотрудничать может помочь только дипломатия на федеральном уровне, а также судебные разбирательства и помощь правоохранительных органов, вплоть до МВД и ФСБ.

По мнению главы Красногвардейского района Константина Ишкова, пригласившего федерального парламентария в рамках рабочей поездки ознакомиться с ситуацией “Гелиоса”, представители власти с государственным мышлением должны сделать все, чтобы не допустить развала стекольных предприятий.

“Раньше здесь работало 750 человек, сейчас 400. Со своей стороны, мы, в рамках закона, где только возможно, участвуем и готовы участвовать в судьбе завода. Что касается всех платежей - заработная плата, налоги, платежи за энергоресурсы - по нашим данным, задолженности никакой нет. А для нас на первый уровень важности выходят не сами налоги, а люди и их зарплата. За каждым стоит семья, можно смело умножить 400 человек на три: 1200 человек зависят от работы этого завода. Но я думаю, при должной поддержке федерального центра все проблемы разрешатся”, - резюмировал госслужащий.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter