Дорога на костях: почему пострадало Зильгинское городище в Северной Осетии
Аналитика

Дорога на костях: почему пострадало Зильгинское городище в Северной Осетии

17 октября 2020, 13:54Photo: Евгений Вдовченков
Перед тем, как расширять дорогу к Моздоку, на территории Зильгинского городища не провели археологические исследования. В итоге часть памятника повредили. Строительство остановили, а на ответственного чиновника завели уголовное дело.

Корреспондент NewsTracker попытался разобраться, как много разрушили при расширении дороги, что происходит в этом месте сейчас и почему контракты достаются подрядчику, подозреваемому в мошенничествах.

Почему не провели раскопки

Согласно данным сайта госзакупок, реконструкцию почти 62-километрового участка дороги «Кавказ"-Хурикау-Малгобек-Моздок должны были провести с момента заключения контракта (заявка была размещена в июне 2019 года) до декабря следующего года.

Заместитель председателя Комитета по охране и использованию объектов культурного наследия Республики Северная Осетия-Алания Людмила Чехоева рассказала, что расширение дороги заморозили в сентябре 2019 года.

«Закон требует перед началом строительных работ, на стадии проектирования, получить информацию у нас, как у органа государственной власти, о наличии или отсутствии памятников на этой территории. И если у нас есть информация, то мы сообщаем, что в этом месте есть памятники, необходимо провести археологические работы», — рассказала Людмила Чехоева. Она добавила, что если в комитете нет информации, но есть вероятность нахождения памятников, точно также требуем сначала провести археологические разведки. Специалисты должны подтвердить, что памятника на этой территории нет. «А если там точно нет памятников, и нам это известно, то мы даем разрешение на строительство», — пояснила собеседница.

По ее словам, перед расширением дороги к Моздоку заказчик все сделал правильно: пригласил археологов, которые провели разведку. «Археологи в своем научном отчете, который был представлен в комитет, написали, что там есть археологический памятник и нужно провести определенные работы. И комитет рекомендовал заказчику провести раскопки до освоения этой территории», — сообщила Людмила Чехоева.

Собеседница рассказала, что в сентябре 2019 года в комитет пришла информация, что эти требования не выполнены. «Когда пришла информация в комитет, мы сразу же выехали, выписали предписание, работы были остановлены. Сейчас дело находится в суде по протоколу комитета. Заказчик прекрасно знал, что на этой территории есть памятники археологии. Это… не знаю, как назвать эти действия. Они прекрасно все знали, однако не посчитали нужным следовать рекомендациям, поэтому были привлечены к ответственности», — заключила заместитель председателя.

Она сообщила, что строители потревожили городище: ушли от полотна дороги влево и вправо. «Было задето около 800 метров территории вдоль дороги», — пояснила Чехоева.

Заведующий кафедрой археологии и истории древнего мира ЮФУ Евгений Вдовченков рассказал, что при расширении дороги был срезан культурный слой (слой земли на местах человеческих поселений, содержащий следы или остатки деятельности человека — NewsTracker). «Я не могу сказать, какая это была площадь, потому что не проводил там исследований. Но тогда задели цитадель — центральную часть городища», — сообщил эксперт.

Что происходит сейчас

По словам Людмилы Чехоевой, Зильгинское городище — памятник федерального значения, который состоит на государственной охране. «Когда-нибудь при достаточном финансировании будут проведены полномасштабные археологические работы памятника. Это важно для науки», — сообщила собеседница. Она добавила, часть городища изучалась при строительстве дороги, остальная территория не исследована.

Photo:pixabay.com

По словам Людмилы Чехоевой, расширение дороги было заморожено на год. «Сейчас получен открытый лист (разрешение на право производства раскопок археологических памятников в России NewsTracker) в Министерстве культуры РФ. С начала октября там проводят спасательные археологические работы», — уточнила эксперт.

По ее словам, старый подрядчик заключил договор с археологами. «Прежде чем продолжать работу, эту территорию должны освободить, чтобы не навредить археологическому памятнику. Сейчас уже есть понимание, когда дело дошло до суда», — добавила она.

Нелюбимый контракт

В октябре 2018 года на сайте госзакупок была размещена информация на выполнение проектно-изыскательских работ для реконструкции автодороги «Кавказ» — Хурикау — Малгобек — Моздок, с нулевого километра по 61,6 километр. Начальная цена проекта — 46 миллионов рублей. Выполнить работу предложил только один участник, ОАО «Проектная Контора Севосетинавтодора», за 35 миллионов рублей. В итоге конкурс был признан несостоявшимся.

Других заявок на проектно-изыскательные работы этого участка в открытом доступе нет.

Photo:pixabay.com

В мае 2019 года появились данные об электронном аукционе на реконструкцию того же участка автодороги «Кавказ"-Хурикау-Малгобек-Моздок с нулевого километра. Начальная цена аукциона превысила два миллиарда рублей. Но никто не подал заявку на участие.

В итоге 13 июня того же года была размещена информация о таком же аукционе с такой же начальной ценой: 2,098 миллиарда рублей. В этот раз заявку подало ООО «Дагспецстройсервис». Участник предложил максимально возможную цену контракта. Так как конкурентов у «Дагспецстройсервиса» не было, то он выиграл.

Что касается строительного контроля реконструкции, то на него объявили конкурс также в июне 2019 года. Начальная цена — 46,5 миллионов рублей. Заявки подали два участника: ООО «Строительная компания «Город» (фирма предложила выполнить работу за 45 миллионов) и ООО «Независимый Экспертно-Ревизионный Центр» (предложил 34,9 миллионов). Несмотря на более выгодные финансовые условия, второй участник проиграл. Контракт заключили со «Строительной компанией «Город».

Кого будут судить

Как в апреле 2020 года сообщало Следственное управление Следкома РФ по Северной Осетии-Алании, председателя комитета дорожного хозяйства республики подозревают в превышении должностных полномочий и повреждении объекта культурного наследия.

Следствие предполагает, что 51-летний сотрудник заключил контракт на реконструкцию участка дороги в июле 2019 года. Работы проходили в зоне «Зильгинского городища, VI–XI вв. н. э.», но несмотря на это реконструкцию проводили без наблюдения археологов. В результате часть объекта культурного наследия повредили.

Председатель комитета дорожного хозяйства Республики Северная Осетия-Алания Тариэль Солиев
Photo:alania.gov.ru

Как следует из открытой информации, должность председателя комитета на тот момент занимал Тариэль Солиев. Он назначен на этот пост указом 2016 года, и до сих пор работает председателем комитета.

СМИ сообщают, что помимо уголовных дел из-за городища («Превышение должностных полномочий» и «Уничтожение или повреждение объектов культурного наследия») на него заведено дело из-за «Нецелевого расходования бюджетных средств в особо крупном размере» при реконструкции моста через реку Урух.

С кем чиновник делит уголовные дела

«Дагспецстройсервис» — компания, которая выиграла конкурс на реконструкцию дороги, зарегистрирована в городе Кизилюрт в Дагестане. Она входит в «Гильдию строителей Северо-Кавказского федерального округа». В фирме работает около ста человек.

Photo:pixabay.com

Генеральный директор и владелец компании — Магомед Кихасуров. Он также указан собственником ООО «Стандарт», занимающегося производством товарного бетона. Бизнесмену принадлежат 22,5% «Эпигон», специализирующейся на продаже топлива, и треть фирм «Копилка» и «Вайма» в Московской области. Постоянными бизнес-партнерами Кихасурова являются Сергей Григорьянц и Александр Зотов, которым принадлежат доли в последних трех фирмах.

«Дагспецстройсервис» — одна из любимец Комитета дорожного хозяйства Республики Северная Осетия. Только в 2019 году компания заключила с поставщиком два контракта почти на 2,5 миллиарда рублей: на реконструкцию дороги на Моздок (стоимость работ подросла на несколько миллионов и составила 2,12 миллиарда) и реконструкцию моста через реку Урух (344,5 миллиона, плюс 222 миллионов годом ранее). Согласно открытым данным, в предыдущем году только Комитет дорожного хозяйства республики решился заключить контракты с этой фирмой.

Реконструкция моста через реку Урух, которая проходила в 2018 и 2019 годах, завершилась не очень удачно. Согласно сообщению прокуратуры республики, размещенному в июне этого года, мост был сдан в декабре 2019 года. И уже спустя пять месяцев на подъездных путях моста просела насыпь земляного полотна, появились трещины на асфальте. В итоге прокуратура выявила несоответствие требованиям ГОСТ сразу по нескольким показателям. «Генеральный директор ООО „Дагспецстройсервис“ к оплате предъявил акты выполненных работ, содержащие заведомо ложные сведения об объеме и стоимости реконструкции, в результате чего федеральному бюджету причинен материальный ущерб на сумму более 13 млн рублей», — следует из информации ведомства. Уточняется, что в отношении гендиректора подрядной организации возбуждено уголовное дело по статье «Мошенничество, совершённое в особо крупном размере» (из-за этой реконструкции возбудили уголовное дело и в отношении Тариэля Солиева).

Внеочередная заморозка

Что касается остановок строительства из-за памятников, то в Северной Осетии с этим периодически сталкиваются.

Photo:pixabay.com

«У нас такой же случай был недавно при строительстве фельдшерско-акушерского пункта в одном из районов республики. Точно также были начаты работы. Дело в том, что не предполагалось, что будет археология. Но у нас в республике, как и на других территориях, много неизвестных археологических памятников», — рассказала заместитель председателя Комитета по охране и использованию объектов культурного наследия Республики Северная Осетия-Алания Людмила Чехоева. По ее словам, у комитета не было информации по этой территории. «Это находится в черте населенного пункта. Никто не подозревал, что они копнут, а там что-то будет», — пояснила собеседница.

Она уточнила, что при рытье котлована были обнаружены грунтовые погребения. «Тут же были остановлены работы, точно также был получен открытый лист и проведены работы по сохранению памятника. И только потом в комитете было дано разрешение на продолжение этих работ», — рассказала Людмила Чехоева.

Эксперт сообщила, что такие случаи встречаются. «Поэтому нужно тщательно проводить археологические разведки, чтобы убедиться, что памятников археологии нет и они не будут уничтожены. Это контролируем мы. Но вы же понимаете, что мы не можем около каждого строящегося объекта каждый день находиться. Мы периодически туда приезжаем, и при мониторинге обнаруживаем, что они нарушают требования государственного органа», — заключила заместитель председателя комитета.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter