Американский сценарий: устоят ли памятники участникам кавказских войн на Ставрополье
Аналитика

Американский сценарий: устоят ли памятники участникам кавказских войн на Ставрополье

17 июля , 21:20Олег ДубровинPhoto: wikimedia.org
К американскому и европейскому «тренду» на ликвидацию «неправильных» памятников присоединилась и Кубань, пойдет ли Ставрополье этим путем – разбирался NewsTracker.

Памятникопад добрался до России

До недавнего времени война с памятниками тем либо иным историческим персонажам казалась в России чем-то странным и экзотическим. Такое, например, происходило в рамках политики декоммунизации, проводимой политиками, пришедшими к власти в Украине после государственного переворота 2014 года. При этом вместе с памятниками Ленину и другими большевикам по прихоти неизвестных фантазеров были снесены памятники людям, явно не имеющим никакого отношения ни к большевикам, ни к «геноциду украинского народа». Так, например, в январе 2019 года в Киеве был демонтирован памятник полководцу Александру Суворову, умершему за 18 лет до рождения Карла Маркса.

В еще больших масштабах снос памятников происходит до сих пор в США и Европе в рамках массовых беспорядков, вспыхнувших после гибели при задержании полицией чернокожего рецидивиста Джорджа Флойда. Здесь, помимо памятников деятелям Конфедерации, толпа с молчаливого попустительства властей и правоохранительных органов валит монументы Христофору Колумбу, в Великобритании грозят «ликвидировать» Черчилля, а во Франции – заливают краской Вольтера.

Однако война с памятниками добралась и до России. В начале июня в Адлерском районе Краснодарского края был установлен «Монумент подвигу русских солдат». Памятник возвели на месте созданного в 1837 году форта, он представлял собой возвышенность, на которой располагалась карта фортификационного сооружения. Местные черкесы возмутились данным памятником, посчитав его оскорбительным для своего народа, часть из которого противостояла войскам Российской империи во времена Кавказской войны. Их поддержала и черкесская диаспора в Турции. В итоге местные власти решили убрать монумент, что и было сделано на минувшей неделе.

«Монумент подвигу русских солдат»

Интересно, что некоторые черкесские активисты уже заявили, что ликвидация одного памятника – это «полумеры» и необходимо добраться не только до всех военачальников Российской империи и пушек XIX века, расположенных в парках и скверах городов, но и до памятников императорам. В социальных сетях подхватили данную идею, указывая как на «недопустимые» на другие памятники, в том числе находящиеся на территории Ставропольского края, например, располагающиеся в Ставрополе монументы Николаю I, Александру Суворову и Алексею Ермолову.

Попытка рассорить народы

Политик, журналист и общественный деятель Максим Шевченко считает, что мемориалы должны носить характер, способствующий гражданскому миру и согласию.

«Кавказская война носила ожесточенный характер и привела к изгнанию значительной части населения Западного Кавказа с этой территории. Поэтому, возможно, представители адыгов представляют этот монумент как памятник генералу фон Зассу, который коллекционировал черепа адыгов и отправлял их в Берлин своему приятелю-антропологу как интересный материал, что описывают в мемуарах воевавшие вместе с ним офицеры. Но все это дела прошлого, я думаю, что сегодня нужно ставить памятник совместной жизни наших народов: русских, адыгов, армян, греков и многих других, кто проживает на Северном Кавказе. Вот такие должны быть памятники, но не памятники победам имперской армии XIX века над коренным населением, что способно вызвать конфронтацию», – отметил политик.

Он считает, что все трагические события в истории России должны быть полностью переосмыслены вначале представителями академического сообщества, а потом и общественностью.

Photo:Франц РубоСцена из Кавказской войны

«К сожалению, это трагические страницы нашей истории, о которых нужно говорить и дать моральную оценку, а не возвеличивать их и делать образцом для современной России, в которой между народами нет никаких принципиальных конфликтов. Есть отдельные эксцессы, которые связаны с социальными и экономическими процессами, например, проникновением в образование каких-то диаспоральных групп и другими. Но все это решается в рамках современного государства, а события XIX века ни в коей мере не могут служить для нас примером», – уверен собеседник.

Если памятники и ставить, то только те, которые не вызовут конфронтацию в обществе.

Я бы не ставил такие памятники, причем с обеих сторон: кавказским народам я бы тоже порекомендовал бы воздерживаться от спорных монументов. Можно ставить памятники жертвам войн, ведь в них погибали все: и горцы, и русские солдаты, которые часто делали это не по своей воле, а по приказу немецких военачальников, таких как фон Засс. А были такие, как наказной атаман Михаил Хомутов, который лично императору сказал, что методы войны на Кавказе недопустимы для православных христиан и отказался участвовать в насильственном переселении адыгов, так что эти методы осуждала не только революционная интеллигенция, но и определенная часть аристократического офицерства», – напомнил Шевченко.

Большее внимание, с его точки зрения, стоит уделять людям, которые несли на Кавказ мир, а не войну.

«Действия Ермолова были осуждены даже Николаем I, который обвинил в чудовищной жестокости по отношению к горцам, что стало одной из причин того, что генерала убрали с поста наместника Кавказа. Я вообще не понимаю, почему Ермолова у нас так возвеличивают: да, он был героем войны 1812 года, но на Кавказе его слава потускнела, а читать его записи глазами человека XXI века страшно: там он рассказывает, какие народы истребить из-за «неперевоспитываемости», а какие оставить. Однако памятника князю Барятинскому, который проводил политику прекращения войны, против которого ни у кого нет возражений, не стоит, ведь у нас все больше в чести те, кто лил кровь рекой», – сообщил эксперт.

«Портрет Алексея Петровича Ермолова»
Photo:П. З. Захаров-Чеченецwikimedia.org

При этом уже существующие памятники, в честь кого бы они не были поставлены, он призвал не трогать без народного консенсуса.

«Я понимаю, что наш острый ум всегда интересуют конфронтационные сюжеты, но их вытаскивание чревато последствиями. В отношении всех уже существующих памятников, в том числе и Ермолова, и вызывающего споры Ленина, я считаю, что их существование должно быть на усмотрении местного самоуправления, но новых конфронтационных быть не должно. Быть или не быть памятнику Ермолову в Ставрополе – должны решать только жители города, и если они считают, что он должен быть – он должен остаться нетронутым», – подчеркнул Шевченко.

Также он обратил внимание, на то, что в Ставрополе до сих пор нет мечети.

«Если бы русские казаки выступили за то, чтобы наши сограждане имели в Ставрополе мечеть, то это привело бы к очень многим партнерским, дружеским, куначеским отношениям между русским и кавказскими народами и снизило бы градус конфронтации. У терского казачества сейчас много проблем: например, история с реестровым казачеством, которому назначили в руководство бывших силовиков, ликвидация социально-экономической базы казаков, которые хотят жить казачьей жизнью, отнятие у них земли, а мы занимаемся памятниками. Мне кажется, наше внимание пытаются отвлечь от конкретных социально-экономических проблем региона, хотят поссорить между собой, но нам нельзя этого допускать», – поделился мнением собеседник и призвал чаще проводить встречи представителей казачества и всех народов Ставрополья для обсуждения вопросов гармонизации отношений.

Тревожный знак

Президент Института Национальной стратегии Михаил Ремизов считает снос памятника в Адлере тревожным знаком, повторение которого в других регионах Кавказа может ухудшить ситуацию.

«Инцидент в Адлере очень тревожный и оскорбительный по отношению к истории российской государственности: в отношениях российских народов были разные эпизоды, но есть процессы, в результате которых сама российская государственность и возникла. И покорение Сибири и Кавказа также относится к этим процессам, и если бы не было их, то не было бы России как таковой. А все-таки Россия – это государство, в котором мы живем, поэтому действия как местных, так и региональных властей, которые принимают такие решения, вызывают большие вопросы. Тем более, что в самом монументе памяти нет ничего оскорбительного», – считает эксперт.

Снос «Монумента»

В качестве примера того, чем может закончиться снос памятников, он указывает на США.

«Негативный опыт США в части переписывания собственной истории и вычищения ее от тех личностей и событий, которые создали эту страну, не приводит к увеличению лояльности групп этнических и расовых меньшинств, а наоборот, усугубляет, вызывает эскалацию новых и новых требований. На этом примере можно видеть, что такое мультикультуралистское переиначивание политики памяти нисколько не приближает интеграцию меньшинств. Ликвидация одних символов и смыслов вызывает желание не примириться, а заполнить образовавшуюся пустоту своими символами и требованиями», – рассказал Ремизов.

Также он отмечает некоторую странность, выражающуюся в том, что памятники, посвященные событиям и личностям Кавказских войн, власти убирают по требованию активистов, а большевики, причинившие немало зла русскому населению, продолжают стоять на местах.

«В случае с Лениным и остальными – есть и дурные привычки бюрократии, и дефицит самоорганизации русской общественности, и повышенная подозрительность к такой самоорганизации со стороны государства. Здесь предстоит действительно большая работа в сфере политики памяти, чтобы и народы Кавказа, и русское население Кавказа осознали, что русские в этом регионе были в числе главных проигравших от большевистской политики», – отметил политолог.

Памятник И.В. Сталину на Комсомольской горке в Ставрополе.
Photo:stavarhiv.ru

Решать существующие проблемы, с его точки зрения, необходимо без оглядки на западные лекала толерантности.

«Необходима взаимная терпимость, но не толерантность на западный манер, а именно терпимость разных сообществ к символам и элементам памяти друг друга. Эти символы и элементы памяти не должны напрямую отрицать государственное единство, общие нормы и подходы к правовой культуре, но имеют право быть различными у разных групп населения», – уверен президент Института Национальной стратегии.

Затейники за 60

Государственный советник РФ II класса, координатор движения ПДС НПСР по Югу России Сергей Попов считает текущую ситуацию тревожной.

Сергей Попов
Photo:pdsnpsr.ru

«Важно понимать, кто затевает подобные вещи: это ни в коем случае не «горячая молодежь», а люди возрастом от 60 лет. Кстати, когда в прошлом году задержали главу одного из черкесских кланов и показывали обыск, то я обратил внимание не на роскошь, а на книги, например, одна из них называлась «Горцы Кавказа и их освободительная борьба против русских». За деньги этого же человека адыгская делегация поехала в ООН и продвигала откровенно антироссийские позиции. Думаю, что все эти явления имеют глубинные корни, которые, к сожалению, спецслужбы упорно не замечают, а должны подробно все проверить и изучить, чтобы не дать натравить людей друг на друга», – указал Попов.

Также он напомнил о проблемах казаков, которые тоже являются репрессированным народом.

«К сожалению, казаки как политическая сила оказались слабоваты и не смогли на должном уровне поднять вопросы о ликвидации последствий расказачивания. Хотя Закон о реабилитации репрессированных народов, в том числе казачества, никто не отменял, но и выполнять никто не хочет, при этом уничтожают любую попытку казаков создать собственную автономию на национально-культурной основе, так как власть этого боится. В Концепции национальной политики 1996 года казаки присутствовали маленьким абзацем, а в Стратегии национальной политики РФ до 2025 года казаков нет, как и в множестве других документов. То есть оскорбляющий адыгов памятник снести можно, а казаков – нет», – подчеркнул Попов.

В целом, он призвал не трогать историю и не пытаться каким-либо активистам заговаривать о сносе памятников Суворову или Ермолову. А если и ставить новые памятники, то лишь объединяющие.

Памятник А. В. Суворову в Ставрополе
Photo:gubernator.stavkray.ru

«Ставрополь – это город русский, поэтому здесь никаких иных правил со стороны быть не должно. Каждый народ имеет свою историю, которая может нравиться или не нравиться, но она есть и ее лучше не трогать. Надо говорить о том, что сближает людей, например, мы сейчас хотим поставить на кладбище в Хасавюрте памятник воинам, погибшим в Первую мировую войну. Он станет объединяющим, так как тогда погибли представители всех народов Кавказа, сражавшихся плечом к плечу», – рассказал собеседник.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter