Одни в поле воины: помогают ли водителям застрявших грузовиков в Северной Осетии

Аналитика
Одни в поле воины: помогают ли водителям застрявших грузовиков в Северной Осетии
Одни в поле воины: помогают ли водителям застрявших грузовиков в Северной Осетии
17 марта, 19:11Диана Юндина Фото: pixabay.com / 15.mchs.gov.ruколлаж
На трассе в Северной Осетии рядом с грузинской границей стоят колонны грузовиков, некоторые из водителей находятся здесь около месяца. При этом систематическую помощь им не оказывают. Корреспондент Newstracker попытался разобраться, почему водителям большегрузов приходится ждать воды и хлеба в открытом поле.

В понедельник в Telegram-канале ZRFV опубликовали видео, на котором водители застрявших на трассе грузовиков благодарят жителей поселения Гизель за воду и продукты.

«Спасибо вам за все, у нас ничего не было: ни воды, ни хлеба. Ребята все принесли, молодцы», — отметил один из участников ролика. Другой человек упомянул, что стоит в этом месте около месяца. «Воду только привезли, ничего больше нет. Уже устали», — добавил он.

Как пропускают

Корреспондент Newstracker обратился за информацией о том, как помогают застрявшим водителям, в пресс-службу правительства Северной Осетии. Сначала журналиста перенаправили к представителю Министерства транспорта республики.

«Дальнобойщики к нам никак не относятся, мы занимаемся пассажирским транспортом. Даже не знаю, к кому вас направить, конкретно ими никто не занимается. Мы никакого отношения к ним не имеем — это точно», — сообщил пресс-секретарь министерства.

После этого сотрудник пресс-службы правительства порекомендовал обратиться корреспонденту в пограничную службу и Северо-Осетинскую таможню.

В пресс-службе Пограничной службы ФСБ России сообщили, что проблема очереди связана с тем, что из-за непогоды перекрывают дорогу на территории Грузии. «Насчет документов у нас никаких вопросов нет, рабочие моменты в любом случае бывают, но это никак не оказывает влияние на очередь. В среднем, паспортный контроль человек проходит за 1-1,5 минуты. А те люди, которые часто пересекают границу и по ним нет вопросов, еще быстрее», — объяснил представитель ведомства. Собеседник добавил, что оформлением товаров занимается таможенная служба.

П/п Верхний Ларс
Фото:sktu.customs.gov.ru

«Ко всем транспортным средствам, которые стоят вдоль дороги, а не в пункте пропуска, мы отношение не имеем. В таможенном пункте есть все условия», — отметил пресс-секретарь таможни республики. Он не смог уточнить, есть ли там очередь. «У пункта пропуска есть своя пропускная способность, и когда дорога закрывается, то те транспортные средства, которые должны проходить, естественно, стоят в очереди. А когда дорога открыта — в обычном штатном режиме работает таможенный пункт», — пояснил собеседник.

Волонтерство или обязанность

Согласно данным сайта МЧС Северной Осетии, на 17 марта до особого распоряжения Военно-Грузинская дорога остается закрытой для всего транспорта. За день до этого в 13.40 сообщали об открытии дороги для всех машин, однако примерно через три часа по трассе ограничили проезд большегрузов.

Фото:15.mchs.gov.ru

Начальник пресс-службы Главного Управления МЧС России по Северной Осетии Юлия Старченко отметила, что организация ведет отсчет с момента закрытия дороги. «Все остальное — это просто очередь. Они не могут проехать в одночасье, потому что у каждого груз, каждый нужно задекларировать, пройти определенные таможенные и пограничные процедуры. Естественно, это процедуры не одной минуты, поэтому всегда есть ожидание какое-то», — пояснила она.

Старченко рассказала, что для помощи дальнобойщикам ведомство выставляет пункт обогрева, где можно чай попить и зарядить телефоны. «Это наша стандартная процедура, пункт выставляется сразу при закрытии дорог. Кроме того, организовывается дежурство ГАИ и центра медкатастроф, то есть, там скорая есть», — добавила она.

По ее словам, в местах, где находятся дальнобойщики, есть придорожная инфраструктура. «Порядка 12 мест, где они могут поесть и отдохнуть: кафе, отели, мотели, биотуалеты, душевые. Они не в поле стоят. Они не отрезаны ни от чего, не завалены снегом. Проблемы с погодой на территории Грузии, на территории России шикарная погода, все замечательно», — сообщила Старченко.

Фото:15.mchs.gov.ru

Несмотря на это, дальнобойщикам оказалась нужна дополнительная помощь.

Представитель пресс-службы МВД по РСО-Алания рассказал корреспонденту Newstracker, что сотрудники ведомства трижды помогали дальнобойщикам: в воскресенье, понедельник и вторник. «Выдавали им продовольственные наборы, свежую воду, медикаменты», — пояснил сотрудник ведомства. Он рассказал, что полицейские территориальных отделений выезжали к дальнобойщикам на своих участках: во Владикавказе, Пригородном, Ардонском и Кировском районах.

«[Большегрузы] расположены на обочинах, в полях, там нет населенных пунктов. И соответственно, они не могут уходить от своих фур, поэтому к ним привозят по возможности. Сейчас активно начали помогать, потому что долго перевал не открывается», — добавил сотрудник.

Фото:15.мвд.рф

Глава Администрации Архонского сельского поселения Дмитрий Ефимов также рассказал о помощи дальнобойщикам. «Мы заметили, что около Архонки стоит много большегрузов. Выехали с ними просто пообщаться, узнать, как себя чувствуют. Видно, что долго стоят люди: кто-то месяц, кто-то 20 дней, кто-то — меньше. Они тогда сказали, что командировочные деньги у многих заканчиваются, даже уже не на что взять воду. На постоянной основе мы им воду возим, стали ставить цистерны примерно неделю назад», — сообщил глава поселения.

Кроме этого, как поделился Ефимов, дальнобойщикам один раз обеспечили питание. «Предприниматели им хлеб подвозили, поддерживали. И районная администрация Пригородного района организовала выезд магазина на место, чтобы люди могли приобрести товары по нормальным ценам», — добавил собеседник. На вопрос о том, есть ли в местах стоянок оборудованные душевые и уборные, Ефимов ответил, что дальнобойщики находятся в поле, где нет удобств.

Фото:Медиахолдинг1Mi

«Мы помогали водителям большегрузов только около нашего поселения — это 200 с лишним человек. К сожалению, не можем оплатить всем помощь, нужна колоссальная сумма. Знаю точно, что в селении Гизель еще помогали дальнобойщикам. Насколько я вижу, многие поселения по республике и предприниматели подключились», — сообщил глава.

Кто должен заботиться

Генеральный директор Института региональных проблем Дмитрий Журавлев полагает, что в этих условиях руководству республики важно было показать свою эффективность как управленческой структуры.

«Застрявшие грузовики — это ЧП, оно должно быть решено если не главой республики, то министерством по ЧС. А если там никого нет, есть просто бизнесмены, которым жалко людей (Мы снимаем перед ними шляпу. Они молодцы, что им это удается)…Здесь должно действовать государство, чрезвычайная ситуация в его сфере компетенции. И если этих действий нет — это уже показывает работу в республике в негативном ключе», — считает политолог.

Фото:15.мвд.рф

Эксперт отметил, что пока мы не знаем причин отсутствия систематической помощи с питанием, водой и прочим. «Но если нет действий, то это уже признак недостаточной работы. Понятно, что не глава республики должен с термосом ездить», — сообщил Журавлев. Собеседник рассказал, что надо проверять, насколько МЧС готово к подобным ситуациям.

«Регион-то бедненький, поэтому там могут быть и объективные причины. Только людям, которые замерзают, все равно. МЧС — это федеральная структура, хоть и работающая в регионах. Нужно было укрепить МЧС достаточно, чтобы оно могло решать задачу. Мы предполагаем, что это не было сделано, а это уже проблема региональной власти», — считает политолог.

Эксперт рассказал, что с такими ситуациями власти сталкивались в других республиках на протяжении последних полутора месяцев, во время сильного снегопада. Кроме этого, несколько лет назад в Московской области обледенели все дороги и провода, электричество исчезло в половине поселков региона. «Тогда электричество возили, пункты обогрева делали, по-всякому происходило. Такие пробки в центральной части страны все-таки редкость, здесь и техники побольше, и дороги получше», — пояснил он.

Фото:15.mchs.gov.ru

По словам Журавлева, надо иметь в виду, что Московская экономика — вторая по размерам в стране после Москвы. «Я никого не обвиняю, но объективно понимаю, что Московской области решить задачу было проще: площадь относительно небольшая, плотность населения довольно высокая. Там люди не оказывались посреди степи или на горном перевале одни, и ни в одну сторону ни одного жилья. В Московской области трудно найти место, где нет жилья, поэтому там полегче», — заключил он.

Что касается помощи местных администраций, то эксперт рассказал, что на этом уровне «деньги кончились еще при советской власти». «Поэтому спасибо им, что они что-то делают, но этого, очевидно, недостаточно. Большая пробка — это чрезвычайная ситуация, решать ее должны региональные власти», — считает политолог.

Он добавил, что такая ситуация не может быть достаточным основанием для отставки руководства. «Но то, что еще одна зарубка на шесте будет сделана — это факт. Дело не в том, что не удалось поправить имидж. Дело в том, что он явно ухудшился, если власти не смогли эффективно сделать то, что они обязаны сделать», — сообщил Журавлев.

Фото:Медиахолдинг1Mi

По словам политолога, поскольку разговоры о возможных отставках в Северной Осетии в последнее время ходят довольно активно, то для властей республики это вопрос не философский, а практический. «Я как раз не был сторонником версии, что его [главу] завтра снимут, но эта версия очень устойчиво циркулирует», — заключил специалист.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter