Имам Шамиль вызвал противоречия на Северном Кавказе спустя полтора века
Аналитика

Имам Шамиль вызвал противоречия на Северном Кавказе спустя полтора века

14 августа 2019, 18:41Олег БудровинPhoto: Деньер А. И./СС0 / wikimedia.org/Эрмитаж
Как заявление главы Чечни о легендарном имаме Шамиле всколыхнуло весь Северный Кавказ и каковы подлинные причины этого поступка – разбирался NewsTracker.

Конфликт вокруг имама

На минувшей неделе глава Чечни Рамзан Кадыров дал интервью «Чечне сегодня», в ходе которого высказал мнение о третьем имаме Северо-Кавказского имамата Шамиле (1787 – 1881).

«В 1840 году имам Дагестана Шамиль со своим отрядом из 400 человек прибыл в Чечню. Восьмого марта в Урус-Мартане провозгласил себя имамом Чечни и Дагестана. С этого дня в течение последующих 20 лет не осталось ни одного села, не сожженного несколько раз, жители Чечни вынуждены были уходить в горы, женщины, дети и старики умирали от холода и голода», – отметил чеченский лидер.

Photo:pxhere.com

По его словам, деятельность Шамиля привела к сокращению чеченского народа и массовым репрессиям.

«Имам Шамиль приказывал казнить любого чеченца, который говорил о мире с Россией, сжигал населенные пункты, заставлял старейшин приносить клятву на Коране, что народ будет вести войну против России. За годы пребывания Шамиля в Чечне численность чеченского народа сократилась более чем в два раза, а количество мужчин уменьшилось на 70%. Мы уважаем память Шамиля, как духовного лица, но есть желание знать, почему он, будучи в Чечне, 19 лет воевал с Россией, провоцируя уничтожение народа и Чечни, а вернувшись в Дагестан, через четыре месяца сдался России и стал дворянином?», – задался вопросом Кадыров.

Также он высказал мнение, что деятельность имама вполне может охарактеризована как террористическая.

«Что это, если не террор против Чечни и чеченского народа, осознанный или нет? Или двойные стандарты зародились еще в XIX веке?» – поделился мнением глава Чечни.

После этого в Дагестане началась волна возмущения, Кадырова раскритиковал муфтият Дагестана.

«В той ситуации он всего лишь отстаивал в течение двадцати пяти лет отчие дома и земли своих собратьев, но, когда понял бессмысленность этой войны, он пошел на переговоры», – было указано в официальном письме-комментарии. Помимо этого главе Чечни напомнили о событиях 20-летней давности.

«Глава Чечни хочет сказать, что тень имама Шамиля подняла его народ на две войны против России в девяностых? Странный поворот», – подчеркнули в муфтияте.

В поддержку имама высказались и многие спортсмены Дагестана, в том числе боец ММА Хабиб Нурмагомедов.

«Имам Шамиль — это человек, на теле которого было более 10 сквозных ран, полученных на полях сражений, не говоря уже о других мелочах. Клянусь Аллахом, иногда мне бывает стыдно, потому что я знаю, на сколько я далек от того, чтобы просто быть похожим на Имама Шамиля», – заявил спортсмен на своей странице в социальной сети.

Позже Кадыров в разговоре с помощником депутата Госдумы Булачем Чанкалаевым попытался оправдаться, что журналисты неверно интерпретировали его слова и отметил, что с уважением относится к Шамилю.

Четверть века войны с Россией

Теократическое государство Северо-Кавказский имамат существовало в 1829 – 1859 годах на территории Чечни и части территории Дагестана. Почти всю его историю, с 1834 года, его главой был Шамиль, считающийся третьим имамом. Образование он получил у знаменитого алима Мухаммада Ярагского. Стал ближайшим помощником своего односельчанина, первого имама Северо-Кавказского имамата Гази-Мухаммада. Гази-Мухаммад объявил газават Российской империи и погиб в бою. Вторым имамом стал Гамзат-бек Гоцатлинский, однако через два года он был убит. После этого Шамиль был избран третьим имамом и вступил в борьбу с Российской империей.

В 1839 году силы Шамиля потерпели тяжелое поражение при Ахульго и в 1840 вошли в Чечню.

На собрании чеченского народа 8 марта 1840 года он был провозглашен имамом Чечни и Дагестана. Он провел административную и судейскую реформы, разделил территорию на округа под управлением наибов.

Известны и случаи казни Шамилем людей, предлагавших окончить войну с Российской империей, которые появлялись всякий раз после успешного наступления российской армии.

В целом, имам вел достаточно успешную войну против самых опытных российских генералов и сохранял независимость территории Северо-Кавказского имамата на протяжении первой половины 1840-х годов, чему способствовала кровопролитная Крымская война, в которой Российская империя задействовала свои основные силы. Однако в 1850-х его ситуация стала сложнее. После окончания Крымской войны Россия смогла сосредоточиться на кавказских проблемах. Была создана 200-тысячная Кавказская армия под руководством Николая Муравьева и Александра Барятинского, которая постепенно сжимала кольцо вокруг Шамиля. В апреле 1859 года был взят аул Ведено, считавшийся резиденцией имама, в июне были ликвидировали все вооруженные формирования имамата в Чечне. Шамиль с 400 воинами был осажден в ауле Гуниб 25 августа 1859 года по старому стилю. На следующий день он, во избежание жертв, сдался на максимально почетных условиях.

"Штурм аула Салта (Салтинское сражение), 14 сентября 1847 г.", Ф. Рубо, 1898 г.
Photo:wikimedia.org/Кавказский военно-исторический музей

Шамиль после войны жил вначале в Калуге, а потом перебрался в Киев. Он трижды встречался с императором Александром II, был почетным гостем на свадьбе цесаревича, был возведен в потомственное дворянство и присягнул вместе с сыновьями на верность Российской империи. В конце жизни он отправился в хадж, посетил Мекку и Медину, где и скончался.

В честь Шамиля назван район в Дагестане, существует множество его улиц и памятников в России, США, Турции и других странах.

Оскорбление как способ борьбы за лидерство

Генеральный директор Института региональных проблем Дмитрий Журавлев считает одной из причин высказывания Кадырова дистанцирование от антироссийских персонажей истории Кавказа.

«Предполагаю, что глава Чечни просто хочет дистанцироваться от тех кавказских лидеров, которые воевали с Россией и подчеркнуть свое единство с ней. Вообще ему бы логично было бы провести параллель Шамиля со своим отцом, также участвовавшим в действиях против РФ, однако потом нашедшего с Россией общий язык, напомню, что дети Шамиля также присягнули на верность России, как и Кадыров, но это, думаю, для него слишком тонкий подход, проще делать так, как произошло», – отметил эксперт.

Он считает, что сейчас Чечня и Дагестан – это республики, претендующие на лидерство на Северном Кавказе.

«Они, конечно, очень разные, так как Дагестан – это многонациональный, сложноорганизованный регион, во главе которой стоит «не местный» человек, а Чечня – это регион с подавляющим чеченским большинством, «местным» лидером и жесткой иерархией. Именно эти две республики, возможно, еще третья – Северная Осетия – могут говорить, что «они есмь Северный Кавказ». Так что, возможно, в этом скандале, помимо исторических причин, сыграла свою роль борьба за лидерство», – указал Журавлев.

Ученый напомнил и недавние проблемы.

«Вспомните, кстати, что недавно Дагестан вспомнил о «вторжении Чечни», когда ветераны дагестанского ополчения получили права участников боевых действий. Я не знаю, это стечение обстоятельств, совпадение или в Дагестане вызревает античеченская позиция. К тому же начало «уточнения границ» и территориальных претензий может открыть ящик Пандоры на Северном Кавказе, может вылезти такое, что война за Пригородный район покажется детским утренником», – предостерег ученый.

Он указал, что для дагестанцев личность Шамиля имеет особое значение.

«Основной территорией деятельности Шамиля, напомню, был Дагестан, естественно, именно в Дагестане слова Кадырова вызвали возмущение, так как там есть потомки погибших на той войне и многие считают имама героем. Мне кажется, что Шамиль воспринимается на Кавказе как герой не только и не столько потому, что его действия воспринимаются как позитивные, но и потому, что любому народу нужна крупная фигура, например, как в Монголии Чингиз-хан, который в Китае воспринимается уже иначе. А масштаб его Шамиля, во многом, создала в том числе Россия», – поделился мнением эксперт.

При этом он считает, что попытки переосмыслить историю в ином ключе ни к чему не приведут.

«Можно как угодно относиться к Шамилю, но он – история Кавказа и никуда от этого не деться. К тому же его уже никто не сможет сделать дьяволом, как, например, в 1990-е не смогли сделать дьяволом того же спорного Ленина», – считает генеральный директор Института региональных проблем.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter