Кто может докатиться до внешнего управления вслед за Ингушетией в СКФО
Аналитика

Кто может докатиться до внешнего управления вслед за Ингушетией в СКФО

12 ноября , 18:10Диана Юндина Photo: pxhere.com
В конце октября в Ингушетии ввели внешнее управление из-за финансовых проблем. При этом на Северном Кавказе есть регионы с намного большими долгами. Корреспондент NewsTracker попытался выяснить, какая из этих территорий может повторить судьбу Ингушетии.

У кого большие долги

Согласно данным Минфина РФ на первое октября 2020 года, общий объем государственного долга СКФО составляет 65,6 миллиарда рублей. Это самый маленький показатель среди округов страны.

Крупнейший долг в округе у Ставропольского края — 26,6 миллиарда рублей. Большая его часть приходится на кредиты в других бюджетных организациях — 20,8 миллиарда, остальное — государственные ценные бумаги и гарантии.

Объем госдолга Республики Северная Осетия-Алания — больше девяти миллиардов, это второй субъект по сумме задолженности. Все долги — кредиты от бюджетной системы РФ.

После Северной Осетии идет Дагестан, долг которого составляет 8,8 миллиарда. Эта сумма также приходится только на бюджетные кредиты. На четвертом месте — Кабардино-Балкария, госдолг которой равен 7,8 миллиарда. По традиции самая крупная часть приходится на бюджетные кредиты — 7,4 миллиарда, остальное — госгарантии.

Госдолг Карачаево-Черкесии достиг 5,4 миллиарда, республика занимает пятое место по объему задолженности. Из этой суммы только 3,6 миллиарда — бюджетные кредиты. На государственные бумаги приходится 1,7 миллиарда, на иные долговые обязательства — 76 миллионов. Это единственный субъект в округе, у которого есть иные долговые обязательства.

Шестое место досталось Чеченской республике, ее госдолг составил почти 4,5 миллиарда — один из самых маленьких показателей в округе. Бюджетные кредиты достигли 3,8 миллиарда, остальное — это государственные гарантии.

Следующая — Ингушетия, госдолг которой равен 3,326 миллиарда рублей, вся сумма приходится на бюджетные кредиты. То есть, из всех субъектов в округе у Ингушетии самая маленькая задолженность. Если сравнить данные республики со Ставропольским краем, то госдолг края почти в восемь раз больше.

В целом, большая часть задолженностей территорий СКФО приходится на бюджетные кредиты, иногда к ним добавляются госгарантии или ценные бумаги. Северо-Кавказский округ — единственный в России, в котором у субъектов нет кредитов от кредитных организаций, иностранных банков и международных финансовых организаций.

Если сравнить свежие данные с цифрами на начало октября 2019 года, то ясно, что в округе госдолг уменьшился в четырех территориях: Дагестан (почти миллиард), Кабардино-Балкария (больше 500 миллионов), Карачаево-Черкесия (300 миллионов), Чечня (около 200 миллионов). Объем задолженности вырос в Ингушетии (больше 860 миллионов), Северной Осетии (больше 500 миллионов) и Ставропольском крае (около пяти миллиардов).

Что произошло с Ингушетией

Главный научный сотрудник Института социальной политики НИУ ВШЭ Наталья Зубаревич объяснила NewsTracker, что именно произошло с Ингушетией.

Аэропорт "Магас" в Ингушетии
Photo:Вадим Украинцев/CC0flickr.com

«Это не банкротство, регионы не могут быть банкротами, они же не компании. Внешнее управление означает дополнительный контроль Минфина за расходами бюджета региона. Ингушетия не первая, такой контроль уже введен в Мордовии, Хакасии и Костромской области, у которых очень высокая долговая нагрузка», — сообщила она.

По данным эксперта, в Ингушетии в январе–августе 2020 года резко выросли расходы консолидированного бюджета — на 40%, в том числе на ЖКХ — на 31%, на образование — на 52%, на социальную защиту — на 43%.

«Причины такой расточительности неизвестны. Только рост расходов на здравоохранение в 2,8 раза можно как-то объяснить очень плохим состоянием этой сферы и необходимостью бороться с ковидом. Но опять же вопрос — на что конкретно пошли деньги?», — отметила Наталья Зубаревич.

При этом, как рассказала эксперт, доходы консолидированного бюджета Ингушетии выросли на 34%, в том числе благодаря дополнительным трансфертам из федерального бюджета.

«Дисбаланс доходов и расходов привел к тому, что дефицит бюджета уже в январе–августе был больше одного миллиарда рублей или 6% от доходов бюджета республики. К концу года будет хуже, если не ужесточить контроль за расходами», — считает специалист.

Кроме того, по словам эксперта, долг республики — 3,3 миллиарда рублей, это 76% от ее собственных доходов (без учета трансфертов). «И этот долг полностью состоит из бюджетных кредитов Минфина, которые придется отдавать. Вот Минфин и решил „построить“ республику. И правильно сделал», — заключила она.

Ингушетия
Photo:Вадим Украинцев/CC0flickr.com

Причем здесь дворцы

Директор Института региональных проблем Дмитрий Журавлев отметил, что задача федерального контроля в том, чтобы контролировать эффективность использования ресурсов.

«Правда, я не до конца понимаю, как это получится. Значительная часть затрат бюджета Ингушетии — это социальные нужды, с ними ничего не сделаешь. Они Конституцией определены. Что там можно урезать? Только затраты на госаппарат? Они большие с точки зрения рядового жителя Ингушетии, но с точки зрения выплаты долгов это не так много», — рассказал эксперт. Он предположил, что власти из федеральной казны выплатят обязательства, которые нужно в данный момент, а потом будут эти деньги из Ингушетии изымать. «А откуда изымать? Вот загадка, отгадку на которую я не знаю», — добавил собеседник.

Photo:wikimedia.org

По его словам, огромные деньги были пущены на строительство «дворцов». «Это те общественные здания, которые были выстроены в двух столицах Ингушетии. Когда Ингушетия стала самостоятельной республикой, в ней не было ни одного города, сейчас в ней две столицы. Вы представляете, сколько нужно на это денег? Причем строились здания с кавказской широтой. Это недвижимость. Куда ты ее денешь? Мы что, здания разберем и отвезем в другой регион?», — рассказал специалист.

Эксперт предположил, что можно забрать эти здания в федеральную собственность и сдавать в аренду. Однако вряд ли найдутся достаточно богатые арендаторы, которые захотят жить в республике. «Казахстан значительно богаче, у него те же проблемы с дворцами. Там свадьбы гуляют, чтобы хоть как-то их занять», — пояснил Журавлев.

Photo:wikimedia.org

Кто богатый

По словам Журавлева, Чеченская республика вряд ли станет следующей на ввод внешнего управления. «Во-первых, Чечня богатая, она намного богаче Ингушетии. Там строятся дворцы, великолепные мечети, но при этом нет дефицита бюджета такого. Ведь Чеченская нефть — самая качественная в мире. Ее не очень много, но она очень дорого стоит», — пояснил эксперт. Во-вторых, по словам специалиста, в Чечне нельзя воровать, поскольку «там один хозяин».

Собеседник также сообщил, что Дагестан — промышленная республика, значительная часть налогов с этой промышленности уходит на федеральный уровень. «Неоднократно слышал тему: «Ребята, вы у нас не забирайте — мы у вас ничего не попросим», — добавил он.

Photo:Clay Gilliland/CC BY-SA 2.0flickr.com

Что касается Кабардино-Балкарии, то с ней, по словам Журавлева, немного сложнее. «В первую очередь, она всегда считалась курортом. Была промышленность горная на самом юге, собственно, уже в горах. Но в основном, это курорты. В какой-то момент было все довольно симпатично, потом возникли сложности. Сами понимаете, война, нестабильность, было сложно с курортами», — рассказал директор Института региональных проблем.

Эксперт отметил, что если бы у Кабардино-Балкарии были такие финансовые проблемы, как в Ингушетии, то их бы решали за счет курортов. «Взяли бы в управление федеральной власти курорты, чего, кстати, министерство Северного Кавказа давно добивается, и с этого платили бы долги республики», — объяснил он.

Журавлев рассказал, что Карачаево-Черкесия в этом смысле похожа на Кабардино-Балкарию. «Если к местной курортной сфере руки приложить, мало воровать и сделать так, чтобы туристы не боялись ехать, то можно сделать вполне прибыльную экономику», — считает собеседник. Он рассказал, что при генерале Владимире Семенове было все нормально в экономическом смысле, хотя это были 90-е годы. «Объективной базы для разорения Карачаево-Черкесии нет, она может быть разорена субъективными ошибками или воровством», — заключил собеседник.

Нальчик
Photo:Николай Максимович/CC BY 3.0wikimedia.org

По его мнению, в Северной Осетии — Алании стало сложнее с финансовой ситуацией. «Раньше там была спокойная республика в экономическом смысле, сейчас стало похуже. Там будет, из чего брать деньги на выплаты долгов, если, не дай Бог, что-то возникнет», — сообщил Журавлев.

По его словам, во всех республиках значительная часть расходов — это дотации из федерального бюджета. Но остальное — это собственные доходы. «А в Ингушетии, как я понимаю, вообще ничего нет. Она в этом смысле несчастная республика: маленькая, серьезной экономики там никогда не было. Ингушетия не стала самостоятельной экономически, когда ее сделали самостоятельной юридически в 90-е. Поэтому в любой другой республике проблему будут решать гораздо мягче, даже если она возникнет», — пояснил собеседник.

Он добавил, что любая республика, кроме Чечни, может стать следующей. «Все зависит от эффективности управления. У Ингушетии, похоже, не было других вариантов. А в этих республиках можно свести ситуацию к нормальной. Это не просто, но это возможно. Если они ошибутся в социально-экономической политике, тогда пойдут вслед за Ингушетией», — рассказал Журавлев.

Эксперт обратил внимание на то, как будут преодолевать финансовые трудности в Ингушетии. «Если проблема будет решена федералами, не появится ли у других республик мечта повторить подвиг Ингушетии — набрать много-много долгов, а потом пусть у Москвы голова болит? Решать проблемы надо так, чтобы не спровоцировать желания повторения со стороны других республик», — заключил собеседник.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter