Куда пойдут миллиарды: как в Северной Осетии снова строят курорт «Мамисон»
Аналитика

Куда пойдут миллиарды: как в Северной Осетии снова строят курорт «Мамисон»

8 ноября , 12:32Photo: pixabay.com
В Северной Осетии возобновили строительство курорта «Мамисон», на его развитие планируют направить миллиарды рублей. Корреспондент Newstracker попытался выяснить, почему несколько лет назад проект заглох, куда ушли выделенные деньги и не повторится ли «заморозка» курорта.

Почему провалилась первая попытка

Как сообщила пресс-служба Администрации главы и Правительства Республики Северная Осетия-Алания в ответ на запрос Newstracker, особую экономическую зону в Алагирском и Ирафском районах создали по постановлению Правительства РФ от 14 октября 2010 года.

Через несколько месяцев появился договор между разными уровнями власти.

«Соглашение о создании этой зоны заключили 10 февраля 2011 года Министерство экономического развития Российской Федерации, Правительство Республики Северная Осетия-Алания и администрации местного самоуправления Алагирского и Ирафского районов», — следует из ответа ведомства. По данным документа, также было определено, как будут разрабатывать план развития зоны и как это будут финансировать.

Спустя почти два года, 27 декабря 2012 года, Министерство экономического развития РФ назначило управляющей компанией особой экономической зоной ОАО «Курорты Северного Кавказа». Сейчас на карте инвестпроектов КСК отмечен «Мамисон», однако о курорте нет информации в разделе инвестпроектов.

Photo:www.ncrc.ru

В ответе также отмечается, что основная цель зон с льготными экономическими условиями — это стимулирование частных инвесторов к работе. Соответственно, к созданию новых рабочих мест, налогооблагаемой базы, развитию территорий и так далее. Представители правительства республики отмечают, что государство финансирует объекты инженерной инфраструктуры для этой же цели. В итоге бизнесу должны предлагать готовые инвестиционные площадки.

«В 2013 году у управляющей компании не было резидентов, которые должным образом подтвердили бы готовность реализовывать проекты, поэтому было решено приостановить финансирование строительства объектов инфраструктуры особой экономической зоны. Средства были перераспределены на другие объекты Северо-Кавказского туристического кластера», — сообщается в ответе на запрос.

Сколько потратили

Сотрудники пресс-службы сообщили о фактических затратах на создание ВТРК «Мамисон» по федеральной целевой программе «Юг России». Эта сумма составила примерно 2.2 миллиарда рублей.Так, на строительство автомобильной дороги от села Нижний Зарамаг к ВТРК «Мамисон». ушло 1.37 миллиарда рублей. Из федерального бюджета выделили чуть больше миллиарда, из республиканского — 316,5 миллионов. Дорога готова на 74,2%.

Как сказано в открытых источниках, главная закупка по этому объекту была объявлена в 2012 году. Контракт выиграла ООО «Дорстройсервис» по максимальной цене — 971 миллион рублей. Заказчиком выступал Комавтодор Алании, договор был расторгнут из-за отсутствия финансирования по соглашению сторон через два года, 2 ноября 2014.

Сейчас в этой компании назначен конкурсный управляющий, ее владельцем указан Георгий Казбеков. В информации из открытых источников сказано, что Казбеков был председателем Комавтодора Алании — заказчика по проекту дороги. Данные о его назначении были внесены 6 ноября 2014 года. То есть, Казбеков стал председателем Комавтодора, после чего был расторгнут контракт с его нынешней фирмой.

Photo:pixabay.com

Представители пресс-службы ведомства также сообщили, что второй проект по «Мамисону» был посвящен строительству водозаборов и водопроводных сетей за 178,7 миллионов рублей. Из федерации для этого направили 167 миллионов рублей, из республики — 11,6 миллионов. Строительную готовность объекта оценивают в 90%.

Третий пункт касается возведения высоковольтных линий электропередачи и подстанционного хозяйства. Стоимость работ составила 752,6 миллионов рублей, 674 миллиона из которых выплатила федерация, остальное — республика. Проект готов на 89%.

Как сказано в открытых источниках, контракт по максимальной цене, 296,3 миллиона, по этим работам получило АО «Передвижная механизированная колонна-83», владельцем которой является Урузмаг Мрыков. Фирма зарегистрирована во Владикавказе.

«Все вышеуказанные объекты инфраструктуры, финансируемые в период с 2008 по 2013 год, сохранены и будут использованы при реализации ВТРК «Мамисон», — заверили в пресс-службе правительства.

Новый проект

В пресс-службе правительства республики сообщили, что по указаниям президента РФ Владимира Путина от 27 апреля 2017 года и председателя правительства РФ Дмитрия Медведева от 8 июня 2018 года правительство республики «провело огромную работу». «В результате чего Министерство экономического развития РФ приняло заявку Республики Северная Осетия-Алания на создание туристско-рекреационной особой экономической зоны „Мамисон“ на территории Алагирского района 4 февраля 2019 года», — сказано в ответе. Отмечается, что зона была воссоздана в сентябре.

«Разработана проектно-сметная документация ВТРК «Мамисон», на которую получено положительное заключение «Главного управления государственной экспертизы», — сообщают в ведомстве. На сайте правительства написано, что уже утвержден график мероприятий по развитию комплекса «Мамисон» до 2024 года.

«Были подписаны соглашения с якорными инвесторами. На сегодняшний день определены компании, готовые инвестировать в проект ВТРК „Мамисон“ более 10 млрд руб. Работа по привлечению в проект частных инвесторов продолжается», — указали в ответе.

В правительстве уточнили, что на сегодняшний день компанией «Доппельмайер Раша» совместно с австрийской компанией «SPDM» разработана новая концепция развития ВТРК «Мамисон». Планируется создать курорт со стабильным снежным покровом и склонами по международным стандартам, а также уникальными бальнеологическими (водными) условиями.

Photo:pixabay.com

«Проект будет реализовываться в четыре этапа. После их завершения единовременная емкость курорта составит около 5 700 человек, в том числе 2 200 туристов смогут посещать курорт однодневно и 3 500 тысячи будут иметь возможность остановиться (в отелях — 1 855 человек, в апартаментах — 1 160 человек, в коттеджах — 485 человек, спальных мест для персонала — 700 единиц).

На официальном сайте правительства сказано, что регион получит 6,4 миллиардов рублей из федерального бюджета на строительство первого этапа.

Ведомство сообщает в ответе на запрос, что в проекте используются все имеющиеся на сегодняшний день современные технологии и наработки горнолыжных курортов с мировым именем. «В результате оптимизации бюджет проекта кратно удалось сократить», — сказано в документе. Однако не уточняется, на какую сумму. Туристическая отрасль — одна из тех отраслей российской экономики, которая в большей мере пострадала от пандемии новой коронавирусной инфекции. В условиях неблагоприятной эпидемиологической обстановки развитие туристического бизнеса оказалось под серьезной угрозой. Однако на текущей стадии реализации проекта серьезного негативного влияния пандемия не оказала. Надеемся, что к открытию курорта ситуация в стране и в мире стабилизируется и влияние на проект будет минимальным», — сообщили в пресс-службе правительства.

Куда уже пошли деньги

Комавтодор Алании уже объявил о конкурсе на реконструкцию автодорожного тоннеля от федеральной автодороги А-164 «Транскам» до недостроенной дороги (которая между селом Нижний Зарамаг и курортом «Мамисон»). Начальная стоимость проекта — 195 миллионов рублей. Информация о закупке опубликована в октябре, сведений о поданных заявках в открытом доступе нет.

Кроме этого, объявлена закупка на строительный контроль за этой реконструкцией, его начальная цена — 4.8 миллионов рублей. Было подано семь заявок, победителем стало ООО «Фарна», предложившая всего 1.7 миллионов за эту работу. То есть, цена контроля упала практически на 65%.

Компания-победитель зарегистрирована в Москве, в ней работает около 16 человек. Владеет фирмой Сослан Соскиев, которому в прошлом принадлежала доля в «Альфа-Консалтинг» в Северной Осетии. В 2019 году организация заключила только один крупный госконтракт — строительство «Кисловодского государственного училища олимпийского резерва» за 546 миллионов рублей. Данных о заключенных договорах 2020 года в открытом доступе нет.

Photo:pixabay.com

Инженерные изыскания и разработку проектной документации на реконструкцию этого тоннеля стоимостью 53 миллиона выполняло ОАО «Проектная контора Севосетинавтодора». Все самые крупные госконтракты за последние три года компания выполняет для Комавтодора Алании.

Кроме этого, власти снова обратили внимание на недостроенную дорогу. В 2019 году была объявлена закупка на выполнение инженерных изысканий и разработку проектной документации по реконструкции дороги от Нижнего Зарамага до курорта «Мамисон». Контракт на 7.3 миллиона был заключен с ООО «Центр развития бизнеса», большей частью которого владеет Мурат Ревазов.

Договор на корректировку проектной документации по этому объекту выиграла та же фирма. Цена контракта составила семь миллионов рублей.

Нет денег или желания

Директор Института региональных проблем Дмитрий Журавлев отметил, что строительство курорта «Мамисон» остановилось в 2013 году, потому что у региональных властей не было денег, у федеральных — времени на его развитие.

«Правительству в любом случае денег дадут, если даже их у них нет. Все понимают, что рано или поздно средства вернут. А регионы Северного Кавказа не богаты в принципе, поэтому в долг не дашь — тебя могут обмануть, а если не обманут, то им отдавать будет нечем. Это касается не только Осетии, в Ингушетии, как вы знаете, вообще внешнее управление введено. Кто туда будет вкладывать?», — рассказал собеседник.

По словам эксперта, подобные проекты очень выгодны — это практически нефтяная вышка, в которой никогда не закончится нефть. «Но на этапе строительства все время чего-то не хватает, потому что проект пока не приносит доход», — считает Журавлев.

Специалист полагает, что на российские курорты затащить инвесторов непросто. «Если сравнивать с нефтяной вышкой, то вы начали разработку — точно известно, что нефть там есть, — вам всегда дадут средства. Вы всегда сможете в долг или в лизинг купить оборудование, потому что всем нужно, чтобы у вас получилось. Когда мы говорим о курортах, тем более на Северном Кавказе, то острого желания включаться в это у крупных частников денег нет», — сообщил собеседник. Эксперт отметил, что у регионов денег просто нет, а федеральный бюджет в сегодняшней ситуации перенапряжен.

Photo:pixabay.com

«Так что хорошо, что это вообще ведется. Могло все замереть навсегда весной, с началом коронавируса. Курортная отрасль самая уязвимая в условиях пандемии», — добавил он.

По словам эксперта, для возобновления проекта в Северной Осетии могло помочь государство не деньгами, а гарантиями. «Бизнесмен в мире наличествует в большом количестве, он просто не доверяет регионам Северного Кавказа. И должен быть кто-то, кто скажет: «Не волнуйся, твои деньги тебе вернут», — пояснил директор института.

Журавлев сообщил, что в допандемическом времени министерство Северного Кавказа пыталось «курорты подмять под себя», но из этого «мало что получилось». «В других республиках были большие сложности, в некоторых — борьба кланов за право контролировать курорты. Причем право вкладывать деньги как-то никто не хотел получить, а право контролировать — да», — добавил он.

По словам специалиста, и в современных условиях тоже есть эта парадоксальная проблема. «С одной стороны, никто не хочет ввязываться и рисковать, с другой — хочет эту корову доить. Поэтому сложностей здесь довольно много», — заключил Журавлев.

Проблема доверия

Директор института также рассказал, что курорты, которые появились на Кавказе после войны, вызывают некое сомнение у людей, просто потому что они непривычны. «Не тем, что они обязательно плохи. Мы как-то исключительно на воды на Кавказ ездили со времен царя-батюшки и советского времени. Новый курорт сразу вызывает вопрос: «А зачем?», — отметил эксперт.

Он привел в пример горнолыжный курорт в Кабардино-Балкарии. «В свое время его продвигали, но столкнулись примерно с теми же проблемами. Только там жестче было, такая борьба шла за него, что клочки летели», — сообщил собеседник.

Photo:pixabay.com

По мнению Журавлева, единственная серьезная сложность для «Мамисона» — это проблема доверия. «Все остальное реализуемо: подъездные пути, уровень обслуживания можно дотянуть, если есть желание», — пояснил собеседник.

Эксперт рассказал, что на Кавказе уже давно нет войны, но об этом помнят далеко не все. «С точки зрения психологических ощущений это опасный регион, хотя он таковым не является. И люди еще очень нескоро начнут это замечать. Преодоление этого рудиментарного недоверия — это, наверное, — главная проблема», — полагает собеседник.

По его мнению, недоверие можно преодолеть только опытом. «Все, что я говорю, наивно. Но, например, более-менее дешево завезут первый смены отдыхающих. И если люди поедут, им там понравится, они свои друзьям и знакомым об этом расскажут, а СМИ с помощью пиара информацию размножат, то понемножку недоверие будет уходить», — заключил Журавлев.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter