Фекальные реки — узники закона: у водных объектов Ставрополя может не быть будущего

Аналитика
Фекальные реки — узники закона: у водных объектов Ставрополя может не быть будущего
Фекальные реки — узники закона: у водных объектов Ставрополя может не быть будущего
3 февраля, 12:18Маргарита ГубановаФото: Hypnotica Studios/CC BY 2.0/flickr.com / mpr26.ruколлаж
Кто виноват в загрязнении рек в Ставрополе, почему никто не имеет права их чистить и найдутся ли деньги на будущее рек краевой столицы, мнения заинтересованных сторон выслушал корреспондент NewsTracker.

«В Ставрополе есть много активных людей, которых не устраивает ситуация с нашими реками. Мы как общественники, как нам кажется, приложили много усилий, чтобы исправить положение: писали запросы, обращались на „Прямую линию“ губернатора. И он нам отвечал. Но на все один ответ, что ситуацию решить можно только какими-то общественными деятельностями, субботниками. Конкретного алгоритма действий мы так и не добились», — рассказал директор НКО Станислав Киреев.

Поэтому общественники решили собрать в одном месте все заинтересованные стороны: администрацию города, депутатов разных уровней, природоохранную прокуратуру, министерство природы для того, чтобы начать диалог и совместно выработать некую дорожную карту и механизм очистки ставропольских рек.

Фото:NewsTracker

Мусорные реки

Обсуждение началось с выступлений общественников. Каждый из них рассказал, как пытался обратить внимание власти на проблему рек. Так, ставропольчанин Гордей Звягин около 6 лет назад озаботился состоянием реки Ташла, что течет неподалеку от его дома и самостоятельно начал расчищать русло, однако сделать это в одиночку и голыми руками практически невозможно, потому что этот «антикультурный слой» уже смешивается с землей и уходит в почву.

«Для очистки русла Ташлы нам необходима спецтехника, но у нас нет ни знаний, ни техники, ни полномочий. Однако из переписки с органами местного самоуправления следует, что река находится в федеральном ведомстве, а город может лишь помочь с уборкой береговой линии. На 50-метровой водоохранной зоне не должно быть мусора и строений, но по факту дворы напрямую выходят к воде, и люди часто сваливают свой бытовой мусор в русло, а многие дома выводят в реку свои канализации», — рассказал Звягин.

Фото:NewsTracker

Он также обращался в полицию, чтобы призвать их периодически отправлять туда патруль, чтобы «напугать» людей, которые выбрасывают в реку мусор. А также по его заявлению Министерство природных ресурсов планировало попросить денег из федерации на очистку Ташлы в 2019 году, но эти планы так и не осуществились.

Другой активист Александр Речицкий, живет возле реки Грушовая, которая впадает напрямую в Сенгилеевское озеро — единственный источник питьевой воды для города Ставрополя.

«Началось все с того, что во время реконструкции участка улицы Пирогова, слив дождевой воды сделали перпендикулярно руслу. Мне показалось, что из-за этого началось размытие противоположного берега и эрозия почвы. В администрации заверили, что все сделано по ГОСТу, но я продолжил наблюдать. И заметил, что рядом с частным сектором цвет воды сильно меняется, и от реки идет очень неприятный запах», — рассказал Речицкий.

По его словам, администрация проблем не увидела, МЧС сказало, что это не его зона ответственности, Управление Роспотребнадзора пояснило, что занимается только водоемами, где купаются люди, и водоемами, из которых происходит забор питьевой воды. А вот Минприроды нашли факт загрязнения воды как промышленное, так и органическое, нашли незарегистрированные трубы со стороны Южного рынка и завода «Сигнал», но найти источник сливов не смогли. Выявили только стоки от частного сектора вместе с администрацией, выписали предписание и запретили частнику сливать воду в реку.

Фото:NewsTracker

Активист Никита Пешков напомнил о недавней находке огромной свалки на реке Чла, о которой он рассказал губернатору Ставропольского края Владимиру Владимирову на «Прямой линии».

Федеральных денег не будет?

Экс-глава Ставрополя, ныне федеральный депутат Михаил Кузьмин призвал общественников посчитать, сколько средств им надо на очистку и защиту рек. Источник финансирования пока остается неопределенным, но парламентарий предложил подумать над усилением административной ответственности за загрязнение. А также предположил, что возможным выходом будет розыгрыш гранта.

Депутат Ставропольской краевой думы Александр Кузьмин напомнил, что президент России еще в 2018 году запустил проект «Экология», и чистая вода является важной частью этого проекта.

Фото:mpr26.ru

«По этому проекту в этом году мы должны получить более 2,5 миллиона. Деньги на этот проект выделяются сумасшедшие, но на что их пустят — будет решаться на круглом столе в апреле. Еще у нас есть краевой закон о статусе краевого центра, по которому из региональной казны ежегодно по 250 миллионов уходит на город. Так может быть вместо постоянного перекладывания плитки и новых розовых фламинго стоит очистить леса и реки. Можно, конечно, ввести армию, чтобы та это сделала, но через полгода все вернется на круги своя. А постоянно гонять армию на очистку рек мы не можем», — высказал свою точку зрения Александр Кузьмин.

Заместитель министра природных ресурсов и охраны окружающей среды Ставропольского края Инна Чумакова пояснила, что сброс сточных вод, то есть осадков, в реки разрешен, однако люди сбрасывают в реку под видом сточных вод «совершенно не то».

«Мы неоднократно сотрудничали с природоохранной прокуратурой, обращались в Москву, так как реки действительно собственность Российской Федерации, ни краевой, ни муниципальный бюджет тут не участвуют. По очистке рек нам неоднократно было отказано, якобы потому что у нас нет завалов древесины, хотя они есть, как в Сибири. И они могут стать причиной паводков. Нам отказывали, потому что у нас якобы не было ни одной подтвержденной чрезвычайной ситуации», — пояснила Чумакова.

Неуловимые фекалии

Замминистра природных ресурсов региона сообщила, что прибрежный мусор все-таки передали в муниципальное ведомство, а в ведомстве федерации осталась именно вода. Но как искать трубы, которые сбрасывают «всякое» в реки — никто не объяснил. Трубы могут тянуться издалека, они могут быть проложены очень давно и выходить в саму реку, так что визуально обнаружить их невозможно.

«У нас беда со всеми реками города Ставрополя. Причин много. Где-то санкционированные свалки находятся слишком близко к воде, не нормирован процесс уборки растительности после весенне-осенних обрезок, люди самостоятельно укрепляют берега строительным мусором возле своих участков. Штрафы не помогают. Поэтому даже если мы выбьем эти миллионы, через несколько лет у нас все станет, как сейчас», — сообщила Чумакова.

Фото:mpr26.ru

На вопрос, что же все-таки делать общественности, Чумакова ответила, что единственный доступный министерству ресурс на данный момент — субботники. На которые сотрудники Минприроды и сами регулярно выходят.

«Финансовой помощи из федерального бюджета ждать не стоит. Можно на краевом уровне принять закон, который обяжет предприятия, уличенные в загрязнении рек, проводить расчистку за свой счет. Сейчас штрафы несоразмерны и многие предписания остаются невыполненными, не выполняются даже судебные решения», — отметила собеседница.

Она предложила возобновить работу административных комиссий на территории районов, которые могут отвадить людей загрязнять реки с помощь контроля и штрафов и пополнить казну.

Что же касается техники для расчистки — это невозможно. Реки зачастую очень плотно застроены, а по руслам техника не пройдет.

«Мы разработали региональный проект по сохранению уникальных водных объектов, согласовали его, прошли все комиссии, направили его. Там были и реки города Ставрополя: очистка, реабилитация, возрождение возможности их самоочищения. Но Москва приняла только Байкал, Ладогу и Волгу», — посетовала замминистра.

Чьи реки?

По словам ставропольского межрайонного природоохранного прокурора Сергея Белевцева, самые частые нарушения в Ставрополе — это как раз сброс недостаточно очищенных сточных вод, незаконные сброс.

«Особую озабоченность вызывают граждане, не желающие оборудовать свои дома системами очистки воды и осуществляющие сброс жидких отходов в реки. Проблема тут состоит в том, что в наши полномочия не входит контроль за соблюдением гражданами требований природоохранного законодательства. Мы осуществляем контроль за органами местного самоуправления, за Минприроды и должностными лицами.

Он подчеркнул, что на самом деле все водные объекты принадлежат все-таки Минприроды, что подтверждает подробная современная кадастровая карта, в которой отмечены береговые линии каждого водного объекта. А территория вокруг — владельцу земли или муниципалитету.

Чтобы ответить на накопившиеся вопросы, на круглый стол пришел и заместитель руководителя комитета городского хозяйства администрации города Ставрополя Дмитрий Боков. Он подчеркнул, что все эти мусорные завалы образовались не за один день, а значит и убрать их быстро не получится.

«У нас есть городское лесничество, которое в рамках муниципального задания наделено определенными полномочиями и имеет некий бюджетный лимит. Но оно не может своими силами все расчистить. Их 10 человек, а у нас 4 тысячи гектаров леса в городе. Поэтому мы проводим субботники», — рассказал Боков.

Фото:NewsTracker

Он пояснил, что в 2020 году из-за пандемии субботников не было как таковых. Но в этом году администрация снова планирует проводить много субботников с привлечением СМИ, проводить экологическое воспитание людей.

Встреча в пустоту?

Общественники же считают, что субботники для очистки рек могут быть опасны для участников.

«Большинство наших рек находится в оврагах, там может быть опасно, легко можно упасть или подвернуть ногу. Поэтому тут необходимы специально обученные люди, в удобной форме, с техническими приспособлениями, техникой безопасности, страховкой. Они должны участвовать в конкурсе, который разыгрывает муниципалитет», — пояснили свою позицию общественники.

Если говорить о лесничестве, они действительно пытаются справляться с задачей по очистке рек, но только это не совсем в их полномочиях. Когда приходит очередная жалоба, они идут к месту скопления мусора, но начать сбор мусора они вынуждены уже по дороге. Однако как поднять вопрос об увеличении финансировании лесничества, никто не знает.

По итогу встречи все собравшиеся выбрали замусоренный участок в Члинском лесу, чтобы попробовать на нем алгоритм работы: общественники с лесничеством делают обход проблемной зоны, подают отчет в природоохранную прокуратуру, которая решает, как поступать дальше.

Фото:mpr26.ru

Организаторы круглого стола засомневались, что такая схема хоть к чему-то приведет, так как в обычную схему просто добавилось еще одно звено (ранее общественники и лесничество при обнаружении свалок сами разбирали завалы), но все равно считают первую встречу продуктивной, так как разные ведомства, которые ранее просто перекладывали ответственность друг на друга, вышли на прямой диалог — а это уже шаг к успеху.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter