Главное ФИНАНСОВЫЙ РЫНОК ЮГА РОССИИ

ava_protsenko.pngНиколай Проценко

зам. главного редактора «Эксперт-Юг»

Банки на распутье

Рынок финансовых услуг юга России переживает непростые времена. Региональные банки не только почувствовали на себе тяжелую руку Центробанка – им теперь все сложнее конкурировать с крупными федеральными игроками, которые постоянно наращивают свою активность в ЮФО и СКФО. С ухудшением экономической конъюнктуры в стране региональные банки больше не могут, как раньше, рассчитывать на доходное потребительское кредитование – теперь им придется вновь обратить пристальное внимание на свой «родной» сегмент, малый и средний бизнес. Успех здесь ждет только тех, кто уже сделал это направление частью стратегии своего развития, но недавнее экстренное повышение ключевой ставки ЦБ до 17% ставит многие планы небольших предприятий по развитию под большой вопрос.

Бум «потребов» исчерпан

Важнейшим трендом развития российского банковского рынка после кризиса 2008-2009 годов стал ускоренный рост потребительского кредитования. Регионы эта тенденция не миновала: настоящий бум «потребов», пик которого пришелся на 2011-2012 годы, привел к тому, что многие региональные банки значительно усилили эту составляющую в своей деятельности, а некоторые и вовсе сделали ее основной. Например, небольшой краснодарский Кубань Банк после ребрендинга (с 2013 года он стал называться И.Д.Е.А. Банк) и вхождения в структуру европейской финансовой группы Getin Holding превратился в одного из лидеров кредитования физлиц на юге России (см. таблицу 1.1)

infographics1.png

Однако бурный рост потребительского кредитования не мог продолжаться долго: уже в прошлом году стали появляться признаки того, что этот рынок сильно перегрет. В частности, распространенной практикой среди хронических должников стало получение новых кредитов для погашения предыдущих. В конце 2013 года ЦБ в своем обзоре банковского сектора констатировал, что объем просроченной задолженности по кредитам физлиц с начала года до 1 декабря вырос на 40,6%, до 440,1 млрд рублей. А за 10 месяцев этого года общая сумма просроченных платежей «физиков», по данным компании «Секвойя кредит консолидейшн», достигла 652,3 млрд рублей, увеличившись за это время более чем на 50%. Из таблицы 1.2 видно, что эта тенденция не обошла стороной банки юга России, лидирующие в сегменте кредитования физлиц.

infographics2.png

Одновременно замедлились темпы потребительского кредитования. Если за 9 месяцев 2013 года объем портфеля розничных кредитов российских банков вырос на 21,5%, то за январь-сентябрь этого года – только на 11,4%. Тем не менее, у большинства ведущих банков юга России за последний год динамика выдачи кредитов физическим лицам была значительно выше среднероссийского показателя (см. таблицу 1.1). Однако это явно инерционное явление. На прошедшей недавно в Краснодаре межрегиональной конференции «Банки в экономике юга России» представители банковского сообщества почти ничего не говорили о дальнейших надеждах на потребительский сегмент – вместо этого звучали слова о необходимости более внимательно оценивать риски при кредитовании и сокращать издержки. Ведь вместе с бумом потребкредитования заканчивается и период, когда банки работали с высокой нормой прибыли.

Спасительная ипотека

Нестабильность, нарастающая в российской экономике с прошлого года, отразилась и на притоке средств населения в банки. Из таблицы 2 видно, что за последний год объем вкладов физических лиц в крупнейших региональных банках юга страны вырос довольно скромно, а один из них даже потерял почти треть депозитного портфеля.

infographics3.png

В то же время замедление притока вкладов характерно не только для региональных банков – с той же тенденцией столкнулись и крупные федеральные игроки. На прошедшей в середине октября в Ростове-на-Дону пресс-конференции глава Юго-Западного банка Сбербанка РФ Виктор Вентимилла Алонсо привел такую статистику: с начала года прирост депозитов у ЮЗБ составил лишь 8,8 млрд рублей, тогда как за аналогичный период 2013 года он был вчетверо больше – 37,8 млрд рублей. Правда, и в этом сегменте показатели юга России выглядят лучше, чем среднероссийские: если по России в целом депозитный портфель банков с начала года вырос лишь на 2%, то в ЮФО он увеличился на 5%.

Причины этих процессов лежат на поверхности. Рост доходов населения за последние год-два существенно замедлился, при этом ускорилась инфляция, а необходимость выплат по ранее взятым кредитам сократила для многих возможности накопления. Кроме того, девальвация рубля, приведшая к настоящей валютной панике в декабре, обусловила всплеск спроса на наличную валюту, а также иные способы вложения средств, помимо рублевых депозитов.

Так, еще весной девелоперы и банкиры отмечали, что их клиенты перекладывают рублевые накопления в недвижимость, что, в свою очередь, значительно поддержало рынок ипотеки. По данным министерства строительства, архитектуры и территориального развития Ростовской области, в первом полугодии в регионе было выдано более 10,2 тысячи ипотечных кредитов, или  почти на 3,5 тысячи кредитов больше, чем за тот же период 2013 года.

Ипотека вообще сейчас рассматривается многими региональными банками как инструмент, способный стать новым драйвером для роста в розничном сегменте. По динамике она уже обогнала потребкредитование: с июля 2013 по июль 2014 года темп прироста ипотечного портфеля российских банков составил 33% против 19% за аналогичный предшествующий период.

Развитию этого сегмента на юге России способствуют и планы застройщиков. Так, в Краснодаре, несмотря на некоторое сокращение объемов сдачи жилья в прошлом году, ежегодно ожидается поступление на рынок не менее 1 млн кв. м. А Ростову-на-Дону в ближайшие годы предстоит пережить настоящий строительный бум в связи с начавшейся реализацией крупнейшего девелоперского проекта на юге России. Речь идет о жилом комплексе «Суворовский», строящемся группой ВКБ, в которую входят партнеры крупнейшего банка Краснодарского края «Кубань Кредит». Декларируемый объем инвестиций в этот проект должен составить 156 млрд рублей, а общая площадь жилья – свыше 4 млн кв. м. Понятно, что значительная часть этих квартир будет реализована именно по ипотечным схемам.

Крупные девелоперские проекты сейчас заявляются и в других регионах юга России (например, в Волгоградской области), где рынок ипотеки находится пока в слаборазвитом состоянии, а значит, потенциал его роста достаточно высок. При этом ипотека стала гораздо более доступной, чем несколько лет назад. По данным ЦБ РФ, банки существенно увеличили объём выдачи ипотечных кредитов с первоначальным взносом 10–20%, и теперь в их ипотечном портфеле доля кредитов с первым взносом до 30% составляет почти половину.

Однако на пути планов банкиров по наращиванию ипотечного портфеля в середине ноября стал ЦБ РФ, подняв ключевую ставку. Всего через несколько дней после этого ведущие российские банки объявили о повышении ставок по ипотечным кредитам, а в условиях отсутствия роста доходов населения это неизбежно приведет к тому, что платежеспособный спрос на ипотеку сократится.

Назад к истокам

В сегменте кредитования предприятий и организаций ситуация на юге России обстоит далеко не лучшим образом. За прошедший год только один из пяти региональных лидеров в этой нише смог существенно увеличить объемы кредитов, предоставленных бизнесу, у двух крупнейших игроков они сократились, а еще два продемонстрировали минимальный рост в пределах 10% (см. таблицу 3.1, таблицу 3.2)

infographics4.png

При этом в структуре корпоративных кредитных портфелей наблюдается явный отраслевой дисбаланс. Как сообщил на упомянутой выше банковской конференции руководитель департамента по финансовому и фондовому рынку Краснодарского края Игорь Славинский, 50% кредитного портфеля банков приходится на торговлю, а на реальный сектор — сельское хозяйство, промышленность и транспорт — только по 10%.

Несмотря на регулярные заявления чиновников и банкиров о необходимости развития малого и среднего бизнеса, именно эта группа предприятий, составляющая основу экономики многих регионов юга России, испытывает наибольшие трудности в доступе к кредитным средствам. Между тем именно этот сегмент и является «родным» для большинства региональных банков, и от успеха в работе с ним будет зависеть будущее многих из них. Усиление крупных федеральных банков в регионах неминуемо приведет к оттеснению местных игроков из розничного сегмента, а значит, на их долю останется все тот же малый и средний бизнес, с которым большие банки зачастую не горят желанием связываться (в частности, из-за не самой прозрачной структуры деятельности).

infographics5.png

Однако и здесь региональные банки поджидает конкуренция с «крупной рыбой»: ряд федеральных игроков (например, ВТБ24) уже объявил о планах усилить работу со средним бизнесом, видя в этом сегменте большой потенциал для «выращивания» будущих крупных клиентов. И в этих условиях эффективно конкурировать с федералами смогут только те региональные банки, для которых работа с сегментом МСБ является важнейшей частью долгосрочной стратегии. На юге России наиболеехарактерным примером такого банка является ростовский «Центр-инвест».

Но и здесь следует сделать существенную оговорку: при продолжении жесткой денежно-кредитной политики ЦБ о росте кредитования сегмента МСБ со стороны региональных банков можно будет только мечтать.

Кавказские уроки

Еще один ключевой тренд, определяющий настроения на региональных финансовых рынках в последние пару лет, является резкое усиление активности ЦБ по «чистке» банковских рядов. Наиболее тяжелые потери в ходе этого процесса понес Северный Кавказ. Начиная с ноября 2012 года, когда достоянием прессы стало письмо главы Росфинмониторинга Юрия Чиханчина тогдашнему полпреду президента в СКФО Александру Хлопонину об угрожающих объемах обналички в банках Северного Кавказа, местный рынок финансовых услуг покинуло уже порядка двух десятков банков.

Особенно досталось Дагестану, где до последней волны «большой чистки» со стороны ЦБ, было больше всего региональных банков в России. Первой крупной «жертвой» регулятора в январе 2013 года стал махачкалинский банк «Экспресс», на тот момент крупнейший на Северном Кавказе, за ним последовали еще несколько крепких «середняков» регионального рынка – Нафтабанк, «Месед» и Эсидбанк, а также ряд небольших организаций. В Северной Осетии лишились лицензии два наиболее крупных кредитных учреждения республики —  Банк развития региона и Диг-Банк, а в Ингушетии после прекращения деятельности Рингкомбанка и банка «Сунжа» независимых игроков в этом сегменте не осталось вообще.

О том, что банки Северного Кавказа допускают в своей деятельности многочисленные нарушения законодательства, было известно, в общем, давно, но только в последние два года борьба с ними приобрела системный и очень жесткий характер. В процессе оказалось, что в числе «прегрешений» банков СКФО не только пресловутая обналичка на многомиллиардные суммы, но и откровенный обман клиентов.

b1.jpg

Одной из самых нашумевших историй стало июньское банкротство владикавказского Диг-Банка, руководство которого оставило после себя «дыру» в балансе более чем на 2 млрд рублей. Уже через несколько дней после лишения Диг-Банка лицензии выяснилось, что в этой организации деньги населения принимались без оформления по кассе. «Временной администрации был отдан диск со словами: вот тут 800 миллионов рублей и 1900 вкладчиков, мы их в системе не вели, пожалуйста, учтите их», — рассказал о специфике осетинского банкинга гендиректор Агентства по страхованию вкладов Юрий Исаев.

Начав в СКФО настоящий банковский разгром, федеральный центр сразу дал понять, что правила игры в этой сфере теперь будет определять только он. Знаковым событием в этом плане стала смена руководителя Нацбанка Дагестана летом 2013 года, когда вместо занимавшего этот пост без малого 20 лет Сиражутдина Ильясова был назначен «военный банкир» Владимир Черний, долгое время проработавший в полевых учреждениях ЦБ, обслуживающих Вооруженные Силы. Об укреплении федерального центра в банковской сфере Северного Кавказа свидетельствует и значительное расширение присутствия в регионе крупных универсальных банков. Например, в Дагестане после ухода с рынка «Экспресса» его сеть унаследовал Сбербанк, резко активизировался в СКФО банк ВТБ и т.д.

В результате финансовый рынок СКФО изменился до неузнаваемости. Если еще два года назад здесь присутствовало 5-6 крупных, уверенно развивающихся игроков, то теперь на Северном Кавказе осталось всего два «системообразующих» банка с собственным капиталом свыше 1 млрд рублей – Ставропольпромстройбанк и Дагэнергобанк. А в конце этого года «поголовье» северокавказских банков может стать еще меньше после того, как вступят в силу новые требования по минимальному уставному капиталу банков (300 млн рублей).