22 февраля, Среда
16+


Борис Есиков
Борис Есиков Тренер команды "Космос"
Интервью

Родители и тренер норвежцев били детей ногами

Что все-таки произошло на матче с норвежской командой?

С самого начала все выглядело странно. Судья был глухонемой, за ухом у него был аппарат. Он не разговаривал, показывал все жестами. Я стал на своей половине поля перед игрой, как я обычно стою. Другой наш тренер стоял на другой половине. Я командовал защитой и вратарем, он — атакой. Так у нас принято. А судья вдруг попросил меня уйти к чужим воротам, хотя вокруг поля стояли все, кто хотел — и родители, и другие тренеры. Рядом играли команды из Ливана и Македонии, они тоже это видели и проблем никаких не было. А мне он показал, что я должен уйти к чужим воротам. Я жестами показал, что не понял, почему. Он ответил, что не начнет игру, пока я не уйду оттуда. Я ушел, и тогда игра началась.

Против нас играла неплохая команда. Сначала мы провели атаку, потом они. Судья назначил угловой. Наш вратарь поймал мяч и попытался с ноги выбить его в поле. Только вратарь разбежался, игрок чужой команды подскочил к нему вплотную и не дал выбить мяч. Выглядело это так: вратарь подбросил мяч, остановился и поймал его снова. Судья за это показал красную карточку нашему вратарю. Хотя по правилам нужно было наказать нападающего — показать ему желтую карточку или замечание сделать. Вратарь ушел с поля. Наши завелись. Тем более у нас был всего лишь один запасной игрок. Пришлось ставить запасного игрока, который не был вратарем и не умел стоять на воротах, откровенно говоря.

После этого началась жесткая рубка. Не скажу, что игра началась прямо грубая, просто стали играть быстро, жестко. Естественно, мы сдаваться не собирались. На турнире на тот момент мы сыграли четыре игры, и все четыре выиграли, забили 23 мяча и один пропустили. Естественно, мы рассчитывали на какое-то призовое место, потому что хорошо шли, свои силы мы знали.

4.jpg                                                                                 Фото: nvsportsevents.com

На 15 минуте матча наш игрок придержал другого игрока за майку. Судья показал ему желтую карточку и показал, что он должен уйти с поля на пять минут. До конца тайма как раз оставалось 5 минут. То есть мы оставались впятером против семерых. Запасные игроки рыдают. Несправедливость явная, что там говорить. Я 37 лет в футболе и не слышал о таких правилах. Я понял, что нас просто хотят убрать с дороги, хотят расчистить дорогу норвежской команде.

Мы начали что-то доказывать судье, естественно. Нам помогал гид-переводчик. В это время один из норвежских игроков, пробегая, выразился нехорошо в нашу сторону. Так, честно говоря, обидел русских (выкрикнул «русская свинья» по-английски — NT). Наш вратарь, который сидел на замене, выскочил и ударил этого игрока.

Естественно, я не посылал никого бить. Это просто исключено. Эти дети седьмой год занимаются, они в жизни никогда не дрались на поле.

Сообщалось, что в драке участвовали по двое игроков от каждой команды.

Да, выскочил еще один наш игрок, то есть двое всего. Но драки как таковой не было — ни крови, никто никому ни зубы не выбил, ничего, даже по лицу никто никого не ударил ни разу. В это время норвежская команда разбежалась. Судья тоже убежал, его никто больше не видел. На поле выскочили родители норвежских детей — человек шесть, здоровые мужчины. Когда это началось, я с другой стороны побежал, начал останавливать своих. Завязались потасовки в разных местах поля. Конечно, трудно было за всем уследить.

Самое главное, что три человека набросились на одного нашего пацана. Один схватил его за шею рукой, а другой подсечку дал. Они его повалили втроем и начали мутузить. Ударили его в спину ногой, кровоподтек был. Когда я подбежал, один из них занес руку для удара прямо в лицо. Я перехватил эту руку и отбросил его в сторону. И второй наш тренер тоже.

6.jpg                                                                                        Фото: kommersant.ru

Мы сами не видели, но, как другие люди рассказывали, одного нашего игрока тренер норвежской команды ударил. Один держал, а он ударил его ногой. Нашего вратаря в этой суматохе, видимо, тоже кто-то ударил ногой, потому что врач потом сказал, что это от удара ноги. Он, видимо, закрылся рукой и ему в запястье пришелся удар.

Как вы действовали после драки?

После этого я увел команду с поля, потому что все эти люди были возбуждены. Я решил, что отвечаю за их жизнь, здоровье, рисковать я не буду. Норвежцы вызвали полицию. Полицейские записали наши показания и нас отпустили. Только когда мы уже на обед поехали, дети начали жаловаться, что там-то, там-то болит, показали опухшую руку. Пострадавших один из тренеров повез с переводчиком в госпиталь. Одному дали лед приложить к пояснице, а второму сделали рентген и определили перелом. У нас есть заключение врача.

Версия журналистов поначалу была иная: в драке винили вас.

Да, начали драку мы, вопросов нет. Никто не отказывается. Остальное все не так. Про судейство ни слова и про то, что дальше было, промолчали. Мы, честно говоря, удивились, что так все обернулось. Мы вечером увидели, что сначала пошла информация в норвежских СМИ. Там правды 10% всего. А потом, когда наши СМИ подхватили, был шок. Дети прибегают, говорят: «Посмотрите, что про нас пишут. Это же неправда все». Наши соотечественники некоторые «очень хорошо» писали про нас, что тренеры алкоголики, учат драться, убивать и так далее, наркотиками их накачали, виски пили. В общем, такой бред. Кто нас знает, они все в шоке.

После этого мы пошли в полицию и написали заявление. Нам сказали, что это уголовное дело. В Норвегии детям можно все — на них нельзя ни кричать, ни голос повышать. Понятно, если норвежский родитель тронет ребенка, у него его просто заберут из семьи.

Как узнали о дисквалификации?

В тот же день, ближе к полуночи, когда мы ложились спать, уже уложили детей, нас по телефону вызвали в секретариат на встречу с комиссией. За нами приехала машина. Я поехал туда с переводчиком. Передо мной сидели трое — два человека из Федерации футбола Норвегии и один из Кубка Норвегии. Дали мне конверт и говорят: «Вот наше решение». Мне перевели, что нам засчитали техническое поражение 0:3 и исключили из турнира. Я выслушал и спросил, с кем они беседовали. Они сказали: «Мы побеседовали с тренерами той команды и посмотрели рапорт судьи». Спрашиваю, почему со мной не встретились. Они говорят, что этого хватило. В общем, они послушали только своих. Я с ними согласился, хотя правильнее было бы обе команды отстранить от игр. Это было бы честно. Если разобраться, таких ситуаций на поле бывают десятки, сотни — дерутся и дети, и взрослые. В хоккее вообще постоянные драки. Вокруг этого просто сделали шумиху. В принципе, можно было просто удалить дерущихся игроков и продолжать встречу.

5.jpg                                                                                        Фото: theredlist.com

После этого они сказали, что нам теперь запрещено посещать поля, где проходит турнир (там 40 полей в одном месте) и питаться в столовой, где кушают все остальные. Пообещали, что питание нам будут привозить в школу, где мы жили. А по городу, сказали, что мы можем ходить без проблем.

Но у нас еще были ленточки, которые стоят по 20 тысяч рублей. Эти ленточки дают право на питание, проезд на любом виде транспорта, посещение музея, бассейна и всего остального бесплатно. Они сняли с детей эти ленточки и дали нам браслеты с крестом. Это означает, что мы не имеем права появляться там, и нас в столовую пускать нельзя. Я поинтересовался у жюри, почему нас лишили права передвижения. Но внятного ответа не последовало. На следующий день мы ждали обеда. Обед с 12.00 до 15.00, а питание нам не привезли. Дети голодные сидят. Я позвонил и поинтересовался насчет обеда. Мне сказали, что произошла накладка, и обед будет в 19.00. В общем, мы в 17.00 поехали в эту столовую, зашли, поели, никого не слушая. Потом мы тоже туда ходили. Никто нас не мог остановить просто, потому что мы были правы.

Вы пытались направить какие-то возражения по поводу дисквалификации?

Кубок Норвегии от нас открестился. Пресс-секретарь нашего посольства и атташе позвонили устроителям Кубка Норвегии и в Федерацию футбола, но они отказались встречаться с российским посольством. Потом пробовали устроить нам встречу с корреспондентами норвежских газет. Но те тоже отказались с нами общаться.

Посольству мы в любом случае благодарны за поддержку, потому что некому там было нас поддерживать. Правда, в Осло нас иногда узнавали русские, которые там живут. Познакомились с лидером молодежного движения нашей диаспоры. Она сказала, что все за нами следили, поддерживают нас, потому что здесь открытая русофобия идет. Все, что связано с русскими, переворачивается наизнанку. Они пытаются выставить нас монстрами какими-то.

Потом все-таки пришел один корреспондент из какого-то местного интернет-издания. Он пришел к нам в школу, фотографировал нас, записал интервью со мной. Потом он заинтересовался возрастом детей, якобы ходил слух, что у нас дети старше 14 лет. Показали ему паспорта, он убедился, что все в порядке. Сейчас ведь нереально привезти детей старше, чем положено, потому что мы отпечатки пальцев сдаем, а на границе их проверяют.

Неправда и то, что мы очень грубо играем, как о нас говорили. За все четыре игры, которые мы успели нормально отыграть на этом турнире, у нас было всего одно предупреждение.

Недавно знакомые сообщили, что это интервью опубликовали, и люди в Норвегии по-другому совсем стали реагировать на эту историю, потому что поняли, что все это неправда.

7.jpg                                                                                        Фото: illuminage.com

Вы впервые столкнулись с такой ситуацией? Были ли причины опасаться, что такое может случиться?

Родители наших игроков, знакомые побаивались, что могут быть провокации после истории с допингом на Олимпийских играх. Я тоже об этом думал, но мы столько раз туда ездили, что просто не верилось, что такое может произойти.

Возможно, они сначала хотели нас просто снять с соревнований, а потом, когда это получилось, развязали такую вакханалию. В финале-то играли две норвежские команды и выиграла команда, которая в подгруппе проиграла Македонии со счетом 0:10. То есть они явно старались, чтобы норвежские команды вышли в финал. Македонцы тоже были недовольны, сказали, что больше не приедут, потому что судят очень плохо.

Судейство на других играх, которые вы видели, как оцениваете?

По нашим первым четырем играм претензий к судьям не было никаких. Там ведь, кроме норвежцев, половина судей — иностранцы из 50 стран мира. Нас судили итальянцы, финны, англичане. Были и русские судьи. У нас они не судили, но мы встречались. Иностранцы очень хорошо судят, а вот норвежские судьи явно тяготеют к своим. В общем, не в первый раз так плохо судили, но такого наглого судейства я еще в жизни не видел.

Как продвигается судебное разбирательство по вашему заявлению?

С нашим адвокатом еще не связывались. Но я считаю это дело бесперспективным, потому что мы здесь и не можем выступить со своими показаниями. Во-вторых, как найти тех, кто бил детей? Записей нет, а если и есть, их никто не покажет. Это не в их пользу. Они знают прекрасно, что там будут проблемы. Мы почему-то решили, что это ничем не кончится, просто заглохнет и все. Мое мнение такое.

Что сделала полиция на месте потасовки? Родителей норвежской команды опрашивали?

Полицейские составляли протокол. Родителей они не опрашивали, потому что они из другого города, они просто уехали. По-моему, никто их не опрашивал.

То есть нет имен нападавших?

Дело в том, что даже если бы нам показали их сейчас, мы бы их не узнали. Так быстро все случилось, что там на лица не смотрел никто.

news-w.org.jpg                     Фото: news-w.org На фото: футболисты норвежской команды

А фамилии игроков ведь наверняка известны.

Наверное, известны. Они же заявку подают. Если они заинтересуются, то смогут найти, конечно. Но норвежцы своих не сдают.

Вот этот инцидент как-то повлияет на дальнейшие планы ваших выездов?

Четкого плана поездок у нас нет, но приглашений много. На турнире в Норвегии ко мне подходили агенты с других соревнований. В Португалию нас пригласили на турнир в апреле. Во Францию, в Кению даже приглашали. Приглашений много. Мы проводим родительское собрание и там решаем, куда ехать, в зависимости от того, сколько это стоит.

Клуб существует 26 лет. За эти годы мы провели уже 244 международных матча. Выступали на турнирах в Англии, Австрии, Болгарии, Дании, Швеции, Румынии. Мы играли с командами из 35 стран мира. В общем, баланс положительный у нас и по победам, и по забитым мячам. На Кубке Норвегии мы были уже 19 раз. Мы там 4 раза становились чемпионами, и 4 раза были третьими. Отношение всегда было хорошее со стороны организаторов. Нам очень нравился этот турнир, потому что он самый крупный в мире — в течение недели одновременно в одном городе играет 1,5 тысячи команд.

Кстати, сначала была такая информация, что нас больше не пустят туда. Но наш корреспондент по Скандинавии задавала вопрос руководителям Кубка, и ей сказали (я сам это слышал), что в дальнейшем мы можем ездить туда без проблем. То есть дисквалификация была только на один турнир. Другой вопрос, поедем ли мы туда теперь.

А вы готовы ехать?

Если перед нами извинятся хотя бы, а еще лучше — оплатят нам пребывание там (вот эти ленточки бесплатно дадут), то мы, может, и поедем еще. А так, я туда не поеду. Я так им и сказал: «Вы потеряли еще одну команду, которая к вам столько раз ездила».

Из российских команд в этом турнире только «Космос» участвует?

Нет, не только «Космос». В самый первый раз мы там были в 1989 году. Мы были вместе с ленинградской командой. Мы тогда с Пеле встречались. Он приходил на нашу игру с президентом ФИФА Авеланжем, который умер недавно. Это было открытие турнира, Пеле ввел мяч в игру. Даже фотографии сохранились.

pele_vs.jpg                                                                             Фото: ntv.ru На фото: Пеле

То есть вы впервые были на Кубке единственной командой из России?

Как правило, всегда было по 6-7 команд из России. Всегда участвовала Москва, питерские команды, Воронеж, Динамо-Киев, Динамо-Тбилиси. Много разных команд. Мы впервые одни представляли Россию. Я думаю, что это связано, наверное, с кризисом. Все-таки поездка дорого выходит. В этом году вышло по 50 тысяч рублей на человека, хотя за те же деньги в прошлые годы мы ездили на два турнира.

Еще, возможно, это связано с прошлогодним инцидентом. Тренер из Петербурга мне рассказывал, что в прошлом году у него был примерно такой же инцидент. Но тогда они переиграли игру, потому что у команды была видеозапись. Думаю, они сами снимали на видео. И им разрешили переиграть.

А мне судья не дал такой возможности. Когда он попросил меня уйти от нашей штрафной, у меня в руках был телефон. Видимо, он подумал, что я буду снимать игру. Если бы я снял все, что он сделал, то я бы подал протест. Матч наверняка бы переиграли, а его оттуда просто бы выгнали.

Как прошла встреча с губернатором в Ставрополе?

Он подошел к нам буквально на минуту, сказал: «Ребята, вы молодцы, что выдержали все это. Мы за вами следили, поддерживали вас». Пожелал нам успехов, сказал: «Обращайтесь, если хотите. Вы знаете мой адрес. Без проблем», — и ушел.

11:19   26 августа 2016
0 0 0 0 0 0

Lentainform

Загрузка...

БОЛЬШЕ ПО ТЕМЕ

Учителя брезгуют обучением инвалидов
"Бизнес в России в состоянии анабиоза"
"Бюджет Ставрополя стрессоустойчив"
"Ставрополь мог объединить Европу и Азию"

ИНТЕРВЬЮ
Взятки «подешевели», но участились на Ставрополье
Игорь Иванов
Игорь Иванов и.о. главы СУ СКР по Ставропольскому краю
Потерю налога на прибыль заглушили алкоголем на Ставрополье
Лариса Калинченко
Лариса Калинченко Глава Минфина Ставрополья