20 января, Пятница
16+


19 октября 2015
Экономика

Ставропольские фармацевты в стекольном коллапсе

Краевые и федеральные власти «проспали» кризис в фармакологии СКФО

Прекращение производства на стекольных заводах ГК «ЮгРосПродукт» в Ставропольском крае, накопивших значительные долги перед газовиками, обнажило системные проблемы не только в отечественной стекольной индустрии, но и в фармацевтической промышленности. Ряд крупных российских производителей инфузионных растворов из-за дефицита стеклянной тары были вынуждены значительно сократить производство и сейчас в пожарном порядке ищут альтернативных поставщиков. Сложившаяся ситуация в двух отраслях срочно требует совместного поиска решений между предприятиями, компаниями-монополистами и властями.

2.jpg

Принцип домино

Остановка Новоалександровского и Красногвардейского заводов в мае этого года стала серьезным ударом по стабильности социально-экономической ситуации на Ставрополье.  «ЮгРосПродукт» был одной из крупнейших промышленных компаний края – в лучший для предприятия 2012 год его выручка достигала 1,667 млрд рублей, что позволило ему занять 77 место в рейтинге крупнейших компаний СКФО Аналитического центра «Эксперт ЮГ». Численность персонала компании достигала 760 человек.

Однако затем доходы компании резко снизились – в 2013 году «ЮгРосПродукт» заработал 1,059 млрд рублей, а в 2014-м – всего 475,8 млн, показав чистый убыток в размере 1,335 млрд рублей. При этом у компании была высокая кредитная нагрузка (порядка 5,5 млрд рублей долгосрочных обязательств на конец 2014 года), а главное, значительный объем долгов за газ, который требуется для стекольных производств в больших объемах.

По данным компаний «Газпром межрегионгаз Ставрополь» и «Газпром газораспределение Ставрополь», на 1 марта текущего года задолженность «ЮгРосПродукта» превысила 726 млн рублей, после чего газовики стали применять к стекольщикам репрессивные меры. Сначала Новоалександровскому и Красногвардейскому заводам ограничили подачу газа, а затем и вовсе перекрыли «трубу».

Одновременно достоянием широкой общественности стала информация, что на предприятиях «ЮгРосПродукта» происходили многомесячные задержки зарплаты. Работники пытались обратить внимание на свои проблемы, выходя на митинги и даже перекрыв федеральную трассу, но заводы это не спасло, а гендиректор «ЮгРосПродукта» Сергей Яшкунов еще и стал фигурантом уголовного дела об уклонении от уплаты налогов на сумму 93 млн рублей.

Одним «ЮгРосПродуктом» эта история не ограничилась, потому что сразу же после прекращения работы заводов серьезные проблемы возникли у ряда их контрагентов, прежде всего, предприятий фармацевтической отрасли, одно из которых – ОАО НПК «Эском» - также находится в Ставропольском крае. Впрочем, это был уже не первый за последние пару лет случай, когда фармацевты столкнулись с острым дефицитом тары. Весной 2014 года, сразу же после государственного переворота в Киеве и последовавшего присоединения Крыма к России, они потеряли своего основного поставщика – Житомирский завод стеклоизделий. «Руководство этого предприятия заняло однозначную позицию: “Кто не скачет – тот москаль”. Поэтому все контакты у нас прекратились», - говорит генеральный директор «Эскома» Сергей Азиров.

В результате уже  прошлый год  принес ряду производителей инфузионных растворов серьезные убытки, хотя до этого компании демонстрировали весьма солидную прибыль. В частности, по данным «СПАРК-Интерфакс», саранское ОАО «Биохимик» закончило 2014 год с чистым убытком в 297,2 млн рублей, а пензенское ОАО «Биосинтез» - 82,3 млн рублей при снижении выручки примерно на миллиард.

«Эскому» удалось по итогам прошлого года выйти на небольшую прибыль, но выручка компании также существенно снизилась (с 2,449 до 1,485 млрд рублей). Определенную поддержку оказало наличие у компании дочерней структуры «Медполимер», которая выпускает инфузионные растворы в полимерной упаковке, хотя в таком виде можно производить всего четыре наименования этой продукции из 30 зарегистрированных. Поэтому уход с рынка «ЮгРосПродукта» стал для ставропольской компании серьезным испытанием – объем производства сразу снизился на 70%.

Стратегический дефицит

В принципе, в России есть несколько стекольных заводов, способных обеспечить фармацевтов тарой. В частности, на Юге это крупное новое предприятие «Актис» в городе Новочеркасске Ростовской области, большой завод АО «Кавминстекло» и ряд более мелких игроков. Причем стекольщики будут только рады крупным заказам со стороны фармацевтов, потому что их основной на протяжении многих лет контрагент – производители пива – неуклонно снижают производство и приносят все меньше доходов.

«В прошлом году мы стали выпускать флаконы для медицинских препаратов, - рассказывает гендиректор “Актиса” Владимир Базиян. - Раньше об этом даже не думали, а сейчас делаем десятками миллионов штук. Это очень специфичный сегмент. В России медицинское стекло выпускали два-три завода, но их техническое состояние просто плачевно. Поэтому их клиенты сейчас идут к нам».

Однако, по словам Сергея Азирова, быстро заместить выпавшие объемы сложно, поскольку фармацевтическое стекло характеризуется повышенными требованиями к качеству, и для налаживания его выпуска на заводах, которые производят, к примеру, бутылку для напитков, требует значительного времени, вплоть до года.

1.jpg

В долгосрочной перспективе ситуация выглядит еще более тревожно, учитывая планы развития фармацевтической промышленности. Как отмечает президент Стеклосоюза России Виктор Осипов, указом президента РФ №598 определено, что к 2019 году 80% медицинских препаратов, используемых в России, должно быть отечественного производства, и для стекольной промышленности это серьезный вызов. «В довольно короткое время требуется значительно нарастить объемы производства тары для фармацевтических предприятий. На сегодняшний день их потребности в стекле отечественными производителями удовлетворяются всего на 20 процентов, поэтому речь идет о наращивании объемов, как минимум, в три раза», - говорит Осипов.

Между тем, положение дел в российской стекольной отрасли, мягко говоря, далеко от оптимистичного. «Ситуация на рынке близка к катастрофической, - еще в начале года говорил Владимир Базиян. - Новые заводы не строятся, есть масса проблемных активов с просроченными кредитами – банки уже начинают останавливать такие производства, когда видят, что других вариантов нет». С этой оценкой соглашается и Виктор Осипов, отмечающий, что ситуация, возникшая на «ЮгРосПродукте», - это признак системного кризиса в отрасли: «Обратной стороной модернизации стекольных заводов стали очень высокая кредитная нагрузка и большие долги перед монополистами, в первую очередь “Газпромом”, поскольку стекольное производство является энергоемким и имеет непрерывный цикл».

Сергей Азиров, которого жизнь заставила за последние два года неплохо изучить специфику стекольной отрасли, говорит, что нынешние проблемы стекольщиков уходят корнями в советское прошлое: стекольные заводы всегда были придатком к сельхозпереработке и, как следствие, были маломощными и ориентированными на локальные потребности. Поэтому, полагает Азиров, государству сейчас необходимо понять, в каком виде стране нужна стекольная промышленность, и во избежание повторения той ситуации, в которой оказались фармацевты, требуется, как минимум, сформировать отдельный «стекольный» департамент в структуре Минпромторга РФ.

Руководитель «Эскома» напоминает, что инфузионные растворы, которые выпускает его компания, являются стратегическим для страны продуктом, и сокращение их выпуска из-за проблем с тарой в полном смысле является угрозой для национальной безопасности: «Инфузионные растворы входят в перечень жизненно важных препаратов, цену на которые утверждает государство. В 2013 году только за счет разницы в цене с импортными аналогами мы дали возможность сэкономить миллиард долларов бюджетных средств. Согласитесь, есть большая разница – платить 23 рубля и 250 рублей за один и тот же продукт».

Власти недосмотрели

Ситуация вокруг «ЮгРосПродукта» и последующие события действительно вызывают массу вопросам к властям и монополистам. По словам Виктора Осипова, ситуация на Ставрополье – это уникальный прецедент для отрасли, потому что проблемы у стекольных предприятий есть и в других регионах, например, во Владимирской или Смоленской областях, но руководство этих субъектов настроено на их решение. В Ставропольском крае же получилось так, что «ЮгРосПродукт» остался со своими проблемами один на один.

«Конечно, руководство края могло бы помочь предприятию – для этого просто нужно было проявить волю, - говорит Осипов. - Есть руководитель субъекта, есть его заместители, которые курируют промышленность, энергетику – неужели нельзя было всем собраться и найти решение? Стекольный завод – это же градообразующее предприятие, которое выполняет массу социальных задач. Чиновники, которые курируют промышленность, должны отчитываться не по ситуации в целом, а по каждому отдельному предприятию. На то и существуют власти, чтобы при возникновении проблем помогать бизнесу. Президент постоянно говорит о партнерстве государства и бизнеса, и бизнес эти слова прекрасно услышал, а правительство, к сожалению, нет».

Сергей Азиров также убежден, что в ситуации с «ЮгРосПродуктом» можно было не доводить предприятие до остановки: «Правительство Ставропольского края могло занять более жесткую позицию и добиться от руководства “Газпром межрегионгаза”, чтобы оно выдержало паузу хотя бы до тех пор, пока не будет окончательно выяснено, кто прав, а кто виноват». По мнению Азирова, вариантов выхода из сложившегося положения было немало. Например, можно было собрать всех крупных контрагентов «ЮгРосПродукта» и предложить им проавансировать производство на его заводах – сам «Эском» направлял в правительство Ставропольского края письмо о готовности заплатить вперед 100 млн. рублей, но никакой реакции на него не последовало.

О необходимости совместных решений с властями и монополистами говорит и Виктор Осипов, отмечая, правда, что договориться с газовиками и энергетиками практически нереально. Например, Осипов рассказывает, что Стеклосоюз России выходил на «Газпромбанк» с предложением реструктуризировать долги предприятий, зафиксировав их в соответствии с ключевой ставкой ЦБ и определив график погашения, но никакого отклика оно не получило. Не имеет решения и проблема наличия у стекольных предприятий избыточных энергомощностей. «Например, у “Кавминстекла” имеется собственная газопоршневая энергогенерация, которая могла бы обеспечивать электричеством близлежащие населенные пункты. Никаких технических проблем для этого нет, но предприятие не имеет такой возможности из-за позиции монополистов», - говорит глава Стеклосоюза, делая вывод, что весь комплекс сегодняшних проблем стекольной промышленности требует принятия решений на федеральном уровне. 

Николай Проценко, заместитель главного редактора «Эксперт-Юг», специально для NewsTracker

9:54   19 октября 2015
0 0 0 0 0 0

Lentainform

Загрузка...

БОЛЬШЕ ПО ТЕМЕ

ПОПУЛЯРНОЕ

ИНТЕРВЬЮ
Взятки «подешевели», но участились на Ставрополье
Игорь Иванов
Игорь Иванов и.о. главы СУ СКР по Ставропольскому краю
Потерю налога на прибыль заглушили алкоголем на Ставрополье
Лариса Калинченко
Лариса Калинченко Глава Минфина Ставрополья